Почему Бог один, а религий много?

Сегодня, сразу после великого христианского праздника Богоявления, в СГУ состоится очередная конференция по теологии, и мне в эти дни тоже хочется коснуться одной важнейшей теологической проблемы. Почему существуют разные религии, постулирующие существование ЕДИНОГО Бога?
В самом деле, даже людьми просвещенными монотеистические религии нередко интерпретируются как противоречащие друг другу и враждебные. Об этом замечательно сказано в Коране: "И говорят иудеи: "Христиане - ни на чем!" И говорят христиане: "Иудеи - ни на чем!" А они читают писание. Так говорят те, которые не знают писания. Аллах рассудит между ними в день воскресения относительно того, в чем они расходились" (Коран, сура 2, стих 107). А многие, менее просвещенные, даже уверены в том, что иудеи, христиане и мусульмане верят в разных богов.

Сравнительный анализ монотеистических религий не может быть проведен "внутри" какой-либо одной веры, отрицающей представления всех других, но вполне возможен "извне" - в русле философии религии или религиоведения. Он-то и позволяет установить удивительные универсальность и единство монотеистических представлений о сущности Бога, сотворенного им мира и человека.

Согласно любому монотеизму, существование мира определяется Божественным Бытием. В этом иудаизм, христианство и ислам полностью согласуются, чему способствует тот факт, что все они признают в качестве своего основания книги Ветхого Завета. Наиболее толерантным в этом смысле представляется ислам, который, имея свою священную книгу, не только признает Ветхий Завет и Евангелие богоданными, чтит всех ветхозаветных пророков и Иисуса Христа, но и не отрицает божественность иудаизма и христианства: "И ниспослал Он Тору и Евангелие раньше в руководство для людей" (Коран, сура 3, стих 2); "Скажите: "Мы уверовали в Аллаха и в то, что ниспослано Ибрахиму, Исмаилу, Исхаку, Йакубу и коленам, и что было даровано Мусе и Исе, и что было даровано пророками от Господа их. Мы не различаем между кем-либо из них, и Ему мы предаемся" (Коран, сура 2, стих 130); "Поистине те, которые уверовали, и те, кто обратились в иудейство, и христиане, … которые уверовали в Аллаха…- им их награда у Господа их, нет над ними страха, и не будут они печальны" (Коран, сура 2, стих 59).

Общей фундаментальной идеей, генетической для всех трех монотеистических религий, является догмат о существовании единого Бога. "Я Господь Бог твой …", "Я Иегова, Бог твой… Да не будет у тебя других богов перед лицом Моим"; "Аллах - нет божества, кроме Него". Идея единобожия, самая сложная и универсальная из всех, известных человечеству, признается богоданной, полученной в результате Божественного Откровения, поскольку полагается, что столь сложное, превосходящее сущность самого человека и окружающего его мира представление не может быть создано человеческим разумом самостоятельно, без Божественного участия.

Едины монотеистические религии и в своих представлениях о происхождении мира. Мир сотворен Божественной Волей, поскольку Бог не удовольствовался созерцанием Себя Самого и по переизбытку благости Своей захотел, чтобы возникло то, что в будущем пользовалось бы Его благодеяниями и было сопричастно Его Благу.

Согласны они и в том, что тварный мир структурирован, делится на природный (материальный) и духовные (идеальные) миры. Человек является особым видом творения, и он единственный из всего сотворенного имеет духовную и материальную составляющие. Природный мир относителен, преходящ, изучение его законов под силу человеку, и этим могут заниматься науки, но время, потраченное на его изучение, потрачено всуе, ибо с большей пользой могло бы пойти на изучение духовных миров. Суждения о духовном, нематериальном, мире в иудаизме, христианстве и исламе тоже не противоречат друг другу: Бог приводит из не-сущего в бытие и творит все без изъятия, как видимое, так и невидимое, он же и управляет всем.

Законы, управляющие тварным миром, тоже определяются монотеистическими религиями идентично. Существует представление о Божественном Предопределении: "Промысел есть Воля Божья, по которой все существующее целесообразным образом управляется" (Дамскин И. Точное изложение православной веры. С. 111). Однако существует свобода воли, дарованная человеку, "выбор того, что должно быть делаемо находится в нашей власти" (Дамскин И. Точное изложение православной веры. С. 113). Промысел Божий не может быть ни выражен словом, ни постигнут умом. Благо и зло, существующие в мире, представляются метафизическими сущностями, но Господь созидает лишь благо, которое представляется духовным светом. Зло же есть всего лишь удаление от Бога, лишение блага (христианство), тень, умаление Божественного света (иудаизм), т.е. является относительным, несамостоятельным.

Сходятся монотеистические религии и в отношении к познанию Божественного Бытия, практически повторяясь в Его описании. Непознаваемость внутренней природы Божественного постулируется Торой, Ветхим Заветом и Кораном. Тварную природу можно исследовать, Божественное Бытие сокрыто от человека. Но хотя Бог неизречен и непостижим, но знание о том, что Он существует естественным образом присуще всем. Однако о Себе открыл Он только то, "… что узнать нам было полезно, а что именно превышало наши силы и разумение, о том умолчал" (Дамскин И. Точное изложение православной веры. С. 2). Бог неизречим: "…должно ясно знать, что из относящегося учению о Боге и воплощении как не все неизреченно, так и не все может быть выражено речью; и не все недоступно познанию, и не все доступно ему… Поэтому многое из темно мыслимого о Боге не может быть соответственным образом выражено, но о предметах, превышающих нас, мы бываем принуждены говорить, прибегая к человеческому характеру речи, как, например, говорим о Боге: сон и гнев, нерадение и руки, и ноги, и подобными" (Дамскин И. Точное изложение православной веры. С. 3).

Итак, что представляет собой Бог по существу, по природе Своей, совершенно непостижимо. Невозможно сказать что-либо о Боге или вообще подумать что-либо вопреки тому, что по Божескому определению объявлено нам или сказано и открыто Божественными изречениями. Поэтому то, что "говорим о Боге утвердительно, показывает не природу Его, а то, что - около природы" (Дамскин И. Точное изложение православной веры. С.8), т.е. то, как он проявляет себя в мире благодаря этой природе, его околоприродные качества. "Назовешь ли ты Его благим или праведным, или мудрым, или чем бы то ни было другим, ты скажешь не о природе Бога, но о том, что около природы" (Дамскин И. Точное изложение православной веры. С. 9). Постулируется, что Бог "безначален, бесконечен, как вечен, так и постоянен, несотворен, непреложен, неизменяем, прост, несложен, бестелесен, невидим, неосязаем, неописуем, беспределен, недоступен для ума, необъятен, непостижим, благ, праведен, Творец всех тварей, всемогущ, Вседержитель, все надзирающий, Промыслитель обо всем, имеющий власть, Судья…" (Дамскин И. Точное изложение православной веры. С. 3.). Но любые мыслимые характеристики Божественного не показывают Существа Его, и сказать о Боге, что Он есть по существу, невозможно. А все то, что говорится о Боге, обозначает не то, что Он есть Сам по Себе, а всего лишь некоторое отношение к чему-либо; то, что сопровождает Его природу или деяния; то, что противопоставляется Его качествам.

Вот именно тут и начинаются расхождения монотеистических религий - они связаны с попытками христианства познать внутреннюю сущность Божественного Бытия, исследовать его "устройство". Если иудаизм и ислам не только в принципе отрицают возможность такого познания, но и не пытаются сделать это практически, то христианская теология, нарушая имеющийся запрет, пытается познать "структуру" Божественного, вводя и объясняя догмат о Божественной Троице.

Почему христианство, вопреки провозглашенному запрету, так сосредоточилось на "исследовании" Божественной "структуры"? Догмат о Троице, в первую очередь, направлен на обоснование факта богоявления Христа, на утверждение Его божественности и вечности, тождественности Его Отцу, Его боговоплощенности. Именно поэтому Сын отождествляется со Словом, Божественным законом, Откровением, и именно поэтому столь значительные усилия христианской теологии направлены на обоснование сложного триединства Божественных Ипостасей, гарантирующего соблюдение основного принципа монотеизма.

Согласно христианству, Бог есть единая сущность "в трех совершенных Ипостасях" (Дамскин И. Точное изложение православной веры. С. 14.), "неслитно соединенных и нераздельно различаемых" (Дамскин И. Точное изложение православной веры. С. 15.). Все три Ипостаси не сотворены, определяются как тождественные, причем каждая "не в меньшей степени имеет единство с другими, чем Сама с Собой" (Дамскин И. Точное изложение православной веры. С. 25.), однако, несмотря на тождественность, различаются своими качествами. "Ибо мы знаем единого Бога, но замечаем мыслию различие в свойстве отечества, сыновства и исхождения" (Дамскин И. Точное изложение православной веры. С. 25).

В православии различимые качества Ипостасей характеризуются так: Отец не рожден, потому что Его Бытие не происходит от другой Ипостаси; Сын рожден, безначально и безлетно происходит от существа Отца; Дух не рождается, а исходит из существа Отца, однако образ этого рождения и исхождения непостижим. Бог Отец не первенствует над Сыном или Святым Духом по времени или природе или в каком-либо другом отношении, кроме причины. Что касается "способа организации" этого тождественного Единства, то и здесь многое остается неясным и даже противоречивым. Согласно Иоанну Дамсакину, Ипостаси находятся одна в другой, но не в слиянии, а в соединении, в тесном примыкании.

Так описываемое единство трудно обосновать теологически, вот почему в интерпретациях сущности Ипостасей даже среди отцов церкви можно обнаружить заметные расхождения. Трудности в прояснении сущности Троицы оказались столь значительными, что послужили одним из важнейших оснований разделения христианства на католичество и православие.

Но характер единства Троицы, споры о котором породили многочисленные ереси и церковные расколы, напрямую не следует из Священного Писания и является результатом осмысления, интерпретаций христианских теологов. Тем самым нарушается другой принцип, декларированный Иоанном Дамаскином: "Он открыл знание о Себе: прежде чрез закон и Пророков, а потом и через единородного Сына Своего, Господа и Бога, и Спасителя нашего, Иисуса Христа. Поэтому все, переданное нам как через закон, так и Пророков, и Апостолов, и Евангелистов, принимаем и разумеем, и почитаем, не разыскивая ничего свыше этого… Да удовольствуемся этим и да пребудем в нем, не прелагая предел вечных" (Дамскин И. Точное изложение православной веры. С. 2).

С точки зрения сравнительного анализа монотеизма и политеизма, введение в христианстве трех Ипостасей генетически связано с политеистическими представлениями о Божественном. Сам Иоанн Дамаскин так определял связь догмата о Троице с предшествующими религиями: "Через единство Их (Ипостасей - В.А.) по природе уничтожается признающее многих богов заблуждение эллинов; через принятие же Слова и Духа ниспровергается догмат иудеев и остается то, что в той или другой секте есть полезного: из иудейского мнения остается единство природы, из эллинского же учения - одно только разделение по ипостасям".

Отметим, что и в иудаизме существование Божественного Слова и Божественного Духа тоже не отрицается, о чем существуют многочисленные упоминания в тексте Ветхого Завета. С упоминания о Духе Божьем начинается Книга Бытия. А в псалмах Давида мы читаем: "Во веки, Господи, Слово Твое пребывает на небеси", "…посла Слово Свое, и исцели я", "Послеши духа твоего и созиждутся", "Словом Господним небеса утвердишася, и духом уст его сила их". Однако попыток проникнуть в природу соотнесения Божественного Слова и Духа, в их отношения с Богом иудаизм не предпринимает, избегая тем самым и непременных ошибок. Итак, самое существенное отличие в представлениях монотеистических религий сосредоточено именно в догмате о Троице, конкретизирующим скрытое Бытие Божие, причем с точки зрения, иудаизм и ислам оказываются более последовательными в соблюдении монотеистических представлений.

Таким образом, несмотря на то, что монотеистические религии значительно отличаются по канонам, культам, теологическим интерпретациям, они имеют очень близкие взгляды на все, что касается мироустройства. Главное - они едины в основном своем принципе, поскольку постулируют Единство Божественного Существования. Иудеи, христиане, мусульмане верят в единого (одного и того же!) Бога, даже называют его одними и теми же именами (достаточно сравнить: Элохим и Аллах). Все они почитают общую священную книгу Тору, Ветхий Завет. Они соглашаются в том, что касается происхождения мира и человека, законов и цели мирового развития, будущего мира, даже его конца.

Однако христианство, введя догмат о Троице, расходится с иудаизмом и исламом в представлениях о непостижимом Божественном "устройстве", а также в том, христианский Мессия, Спаситель, уже приходил в этот мир, в то время как иудеи еще только ждут своего Мошиаха, а мусульмане - своего Махди. Что касается теологических расхождений православия и католицизма, то любому не богослову, не фанатику, просто холлисту они могут показаться очень незначительными и даже не заслуживающими внимания.

Но откуда же берутся религиозные расхождения монотеистических религий? Неужели Господь, благословен Он, открыл истину только некоторым людям, а всех остальных оставил в заблуждении? О причинах этих расхождений проще всего сказано в Коране: "Люди были одной общиной, и послал Аллах пророков вестниками и увещевателями и ниспослал с ними писание, чтобы рассудить между людьми в том, в чем они разошлись. А разошлись только те, которым оно было даровано, после того, как пришли к ним ясные намерения, по злобе между собой. И Аллах вывел тех, которые уверовали, к той истине, относительно которой они разошлись по Его дозволению (курсив мой - В.А.)" (Коран, сура 2, стих 209).

Получается, что каждая из монотеистических религий, построенных на единых и универсальных основаниях, является особенной лишь потому, что Господь по-разному открыл знание о Себе в разное время и различным народам. И именно таким образом, каким Он посчитал благим, полезным и доступным эти людям и в этих условиях. Иудеи смогли принять идею единого и незримого, бестелесного, невоплощенного Бога. Для того, что римские язычники смогли уверовать, познать Божественное Единство, стать христианами, им, испорченным многобожием и неспособным принять незримое, необходимо было увидеть воплощенного Христа и жертву, которую Господь принес недоверчивому человечеству. Мусульмане, спустя века, имея опыт осмысления иудаизма и христианства, вновь смогли принять Бога незримого и непостижимого. Люди знают о Боге ровно столько, сколько Он им дозволил узнать о Себе. Злоба же между ними вызвала религиозную нетерпимость ко всем иным учениям, церковные расколы, религиозные войны, фанатизм, религиозный террор. Неразумения и недоразумения, заблуждения, а иногда и корыстные, связанные с властью, политикой и деньгами побуждения не дают людям принять Господа одинаково.

Но есть надежда - нет, вера. Рано или поздно люди, несмотря на тысячелетние религиозные разногласия, сойдутся в своем представлении о Божественном, ибо, как сказано в Коране: "Разве вы станете препираться с нами из-за Аллаха, когда Он - наш Господь и ваш Господь?" (Коран, сура 2, стих 209). И тогда станет так, как написано у пророка Захарии: "И Господь будет Царем над всею землей; в тот день будет Господь един, и имя Его едино" (Захария, 14:9). Надо только дождаться этого дня.

20 января 2017

comments powered by HyperComments