Разговор с Большим Губернским Начальником

Звонит мне совсем недавно Большой Губернский Начальник.

-Вера Владимировна? Я Большой Губернский Начальник. Не могли бы вы встретиться со мной завтра днём? Хотелось бы поговорить.
Отчего ж не встретиться? Почему не поговорить? Интересно ведь.

-Охотно.

-В правительстве вас устроит?

-Вполне.

На следующий день прихожу. Встречают-проводят, ждать не заставляют. Захожу в кабинет.

-Рад познакомиться.

Садимся за стол визави, на расстоянии в метр. Смотрит необычно, удивительно даже - все время в глаза. Взгляд не пытливый, не пронзительный, не сверлящий, не бурящий - раскапывающий, очень внимательный.

-Я ведь никакой конкретной цели не имею. Читаю ваш блог, вот, думаю, поговорю.

-Так и я без конкретной цели.

-Вам нравится наш губернатор?

-Нет.

-Почему?

-Харизмы нет. Политически серый.

Слово "харизма" не пошло. Помогаю.

-Вот у Аяцкова была. А у этого основное достоинство - лояльность партии.

-А как ее сделать, харизму?

-Да как же ее сделаешь, коли нет?

-А Навальный? Вы же ходили на встречу, на митинг?

-Ходила, интересно было посмотреть.

-И как?

-Не понравился. Что-то неприятное во внешности. И на вопросы несерьёзно отвечал.

-А вам важна визуализация?

-Конечно.

-А ваше окружение как к Навальному относится?

-Многие не доверяют.

-А как вы к Мальцеву относитесь?

-Он один из героев моего сатирического романа о Саратове, там он медведем переодевается и куролесит на телевизионном ток-шоу.

-Я с ним работал, у него была серьёзная структура организована. Ему Аяцков мэром Энгельса предлагал - отказался. Сказал, что ему нужен Саратов. Но думаю, не захотел хозяйством заниматься, трудно это.

-Но теперь-то уж какой Саратов?

-Нет, теперь нет. А Вы знаете, нам очень нужны кадры, свежие силы. Вот и сейчас нужен заместитель по экономике.

-Ну, это работа серьёзная.

-А вы почему все это пишете? Я все внимательно читаю. За всеми нашими блогерами кто-то стоит, партия или движение какое-то, у всех свой интерес. А вы, как я понял, одна?

-Да, я независима.

-У вас конфликт с начальством университета?

-Нет у меня никакого конфликта, никто меня не наказывает, не преследует. А зачем преследовать - через год у меня конкурс, тогда и удалят тихонько.

-Не бойтесь, ничего с вами не будет.

-Ещё как будет, проверено. Но я совершенно не боюсь.

-А ректор вам как?

-Никак. Тоже без харизмы, и тоже основное достоинство - лояльность партии. Каков нынче университет, таков и ректор.

-А зачем тогда?

-Со мной случился экзистенциальный бунт.

-...

-Есть такое направление в философии двадцатого века - экзистенциализм, про свободу говорит, про освобождение человека от социальной суеты. Вот сидела-сидела я, писала-писала бумаги разные дурацкие, и поняла, насколько это недостойное, сжигающее жизнь занятие. И взбунтовалась, стала другое писать. Но я не революционер, не политический деятель. Просто свободный человек. Пишу, о чем интересно. Говорю, что думаю. А назад дороги не бывает.

-Да-да, я внимательно читаю. Вы же понимаете, я сам обсуждать начальство не могу. Что будет, если я вместо работы буду приказы обсуждать?

-Понимаю. Как в армии.

-Да, как в армии. А что в университете? Есть сообщество, которое поддерживает?

-Нет.

-А почему?

-Постарели все, устали. А говорливых и смелых давно уже убрали.

-Ректор?

-Прежний ректор. А без смелых какое сообщество?

-Да, молчат люди. Думают: сегодня же не меня увольняют - хоть день, да пережить.

-Я людей не осуждаю, это их место в жизни. Мы ж другого ничего не умеем, только преподавать. А кто умел - тот давно ушёл.

-А как же вы так - из физики в философию?

-Это естественно, философия начинается тогда, когда науки не справляются. Но ещё и конверсия помогла. Когда оборонка приказала долго жить, пришлось быстро писать докторскую, чтобы не на улице остаться. Многие мои сокурсники по жизни разбрелись, большинству хорошо устроиться не удалось, но кто-то и министром стал. Вот Такой-то, например.

-Он с вами учился? Он ведь сразу в ФСБ пошёл служить?

-Туда и распределился.

-Вы такая загорелая. Часто ездите в тёплые страны?

-Нет, мои тёплые страны - Волга.

-А на Турцию денег не хватает? Вы сколько получаете?

-27 тысяч чистыми. Но я была в других странах, дети дарили поездки.

-Они у вас устроены?

-Да.

-Квартиры есть?

-Да.

-А гранты вы не получаете?

-Нет на них ни сил, ни времени, одна я, а нагрузка большая.

-У вас все лекции одинаковые? Вы по плану читаете?

-Разные все. Я прошу вопросы задавать, когда непонятно, так что иногда совсем непохожие.

-А как вообще молодёжь? Чем она живет? Вы с ними говорили о Навальном?

-Нет, никогда.

-Правильно, вдруг стукнет кто, тогда скандал.

-Не в этом дело - неэтично. Я ж могу невольно подвигнуть их на необдуманные и опасные для них поступки.

-А чем они живут?

-Японские мультфильмы смотрят, в игры компьютерные играют, в интернете общаются, гаджеты любят. И не верят никому и ничему. Надоело им.

-Что надоело?

-Ложь постоянная.

-Какая ложь?

-Да ведь говорим одно, а делаем другое. Лицемерим все время и все. Я иногда смотрю политические шоу первого канала - всякий раз дивлюсь: как можно так врать? А они вот уже и не смотрят.

-Нам очень нужна молодёжь. Мы хотим влиять на неё.

-Но есть же партийные молодежные структуры?

-Нет, это не та молодёжь, нам нужны другие люди. Как их привлечь?

-Честно сказать людям: да, у нас нет демократических выборов и демократии вообще. Мы наломали дров с Украиной и с Донбассом. Поссорились со всем миром. У нас экономический кризис. Давайте наконец проведём нормальные выборы и будем все исправлять. Может, тогда молодёжь поверит и примет в этом участие.

-Но ведь выборы же честные, президент уходил на один срок?

-Уходил, оставив пиджак на стуле. Семнадцать лет у власти. Люди же не дураки.

-Но ведь нет же оппозиции? Как вы к оппозиции относитесь?

-Увы, нет. Не вижу оппозиции.

-Почему?

-Прежняя постарела. Кто-то умер. Новая не случилась. Пока. И не мудрено, давят людей, хуже чем в Советском Союзе.

-Да, вот "Яблоко" тоже на нет сошло. А ведь Явлинский был во власти. Но я так считаю: что-то делать может только первое лицо. Только первый может спускать вниз все, что захочет. А просто быть во власти - значит подчиняться ему.

-У нас - да.

-Я вот с ужасом думаю: что произойдёт со страной, если уйдёт президент? Ведь развалится все!

-А почему развалится? Ведь есть сильное государство, работают все структуры, есть профессионалы, советники, помощники. Не разваливается нормальная страна, если в результате выборов меняется президент.

-Да, вон в Америке Трамп пришёл - и ничего. А что с нами будет дальше? Думаю с тревогой. Может, во что-нибудь преобразуемся?

- Сейчас у нас тянется тридцатилетний хвост семидесятилетнего режима. Но закончится и хвост. Уж через семьдесят лет - точно.

-А что дальше со страной будет?

-Даже предположить не могу.

-Я вот прочитал когда-то один эпиграф у Булгакова, кажется, к "Мастеру и Маргарите". Там говорится, что в России всегда будут войны и неприятности - мы наказаны.

-У "Мастера" другой эпиграф, но я поищу эти слова. Я тоже не понимаю: у нас ведь такая большая, такая богатая страна, с умными людьми. Почему все так?

-Войны многое определили, все время же воюем.

-А меня вот другое интересует. У оппозиции сильных лидеров нет. Но почему нет альтернативы президенту внутри партии, если в ней собрались лучшие люди? Ведь во всем мире накануне выборов очень острой бывает именно внутрипартийная борьба?

-...

-Так почему нет сильного претендента из правящей партии? Раз она такая сильная?

-Вы знаете, нам из Администрации президента приходят вопросы по тем, кто на местах пишет, выступает. Они за такими людьми следят. А вот вами не интересуются. Как думаете, почему?

-Да ничтожна я. Аудитория у меня маленькая. Я неизвестна, не лидер общественного мнения. Несерьёзна.

-Нет-нет, вы просто очень спокойно пишете, никого не трогаете. Ведь спокойно? Про образование только.

-Да, образование - моя основная тема. Но иногда ещё что-то привлекает взгляд. И не только писать собираюсь. Вот думаю, осенью независимый профсоюз создать. Хотя в университете маловероятно, побоятся. Но все равно, дела это мелкие, в масштабах страны незаметные.

-А что, в университете нет профсоюза?

-Есть, но он только пластмассовые цветы на Восьмое марта дарит. Ведь нужны хотя бы какие-то зерна демократии?

-Обязательно нужны. А с вами...Ведь если человек привлекает внимание Администрации президента, то все просто. Мы вызываем его, беседуем и определяем цену вопроса.

-Слаба значит.

-Нет, у вас интересная точка зрения. Вот я и решил поговорить, познакомиться.

-О, мы с вами уже час разговариваем! Я уже рассказала вам все, что знаю, правда. Да и вам звонят все время.

Встаём. Жмём друг другу руки.

-Если будут продуктивные идеи - обращайтесь. Я ж вам по сотовому звонил. Звоните, как надумаете.

-Так у меня все идеи продуктивные, так что если я всякий раз звонить буду... Спасибо. Лучше вы звоните, когда у вас будут продуктивные идеи. Мне о нашем разговоре, наверное, не следует писать?

-Как хотите, для меня это неважно.

Выхожу к удивлённым помощникам - говорили, и в самом деле, больше часа. Это я так, конспектик набросала - как запомнилось, а уточнить можно в записи беседы, она наверняка велась.

Провожают до выхода, почтительно-приветливо.

Что это было? И кто кого больше удивил?

А что дальше будет, не со страной - со мной, даже и не предполагаю. Постмодерн, какие уж тут предсказания.

12 июля 2017

comments powered by HyperComments