Конец света
Русский вариант


Посвящается моей младшей дочери
Пролог
Cтарая круглолицая диктор обливалась слезами и лепетала на щебечущем восточном языке что-то ужасное, переполняющее ее горем. Голос за кадром спокойно рассказывал по-русски о кончине правителя. Год заканчивался смертью диктатора.

Жители Пхеньяна были не в силах стоять на ногах от боли и печали, но о смерти этой скорбели не только люди – плакали сороки, застывали в страшном горе вернувшиеся с юга маньчжурские журавли. Сотни птиц слетелись из ниоткуда и зависли над статуей отца великого покойника в районе Мангёнде-Гуёк, рассказывая страшную весть о внезапной кончине возлюбленного сына. Семейства медведей просыпались от зимней спячки и выходили из берлог, оплакивая любимого вождя, а редкие водители сквозь потоки собственных нескончаемых слез видели, как мать-медведица и несколько детенышей стояли вдоль дороги и рыдали навзрыд.

Кончина эта вызвала страшную снежную бурю, а ледник на горе Пектусан треснул от горя. Земля, реки, деревья содрогались от боли при звуках горького плача тоскующих военных и стонов несчастного народа. Лед треснул на озерах так громко, что содрогнулись небеса. Сияние озарило вершины гор, внезапно украсившихся надписями «Горы революции». А в соседней маленькой, но великой стране так перепугались, что запретили упоминать даже имя почившего.

Накрыло и прочий мир. Сначала затрясло всегда спокойную, гладкую Сибирь, затопило потоками мировых слез Скандинавию, окутало теплыми туманами Россию, отрезало от мира страшными снегопадами Альпы. Вождь и после смерти не утратил дара Повелителя погоды – стенания и судороги оплакивающей его природы перепугали мир.

А Страна, как те медведи, вдруг проснулась и забурлила митингами. Вернее, не забурлила, а так, вскипела слегка. Вдруг стало обидно: ведь обманывают, снова обманывают. Манипулируют, будто ясельными детишками. Врут нагло, подло, прямо в глаза. Потому что хотели ведь как? Как всегда, зимой, под шумок, перед праздниками, когда все устали и расслабились, сделать свои делишки и получить привычное большинство. Думали: не заметят, проглотят, поленятся протестовать.

И поленились бы, но донесшийся со странного Востока дым пылающей корейской дури взбодрил и освежил. Заставил продрать заплывшие от сытой жизни глазки и оторвать их от экранов и мониторов. А потом поднять с диванов толстеющие попы и впервые за двадцать лет повести себя, вечно уставших и слегка упирающихся, на улицы и площади.

Ведь сколько же можно, что мы, маленькие что ли? Эдак можно и до скорбящих маньчжурских журавлей дожить, и до рыдающих медведей, а то – и до собственных степных волков с зайцами, встающих во фрунт при виде отечественных вождей и отдающих дрожащими лапками заслуженную честь.

Разом объединились и организовали митинги, тем более что и нетрудно это вовсе в эпоху всюду развешанной социальной паутины, в которой, словно глупенькие мушки, трепыхаются решительно все. Ведь в нынешнюю славную вирт-эпоху любой протест – всего лишь очередной флэшмоб, спонтанная вспышка толпы, абсурдная, по определению. Когда и сам толком и не знаешь, зачем собрался и с кем, но делаешь вид, что знаешь. А со стороны кажется, будто в этом сборище и смысл какой-то есть, и цель, и правда. И будто это всем нужно и даже необходимо.

Вот и собрались огромными толпами, все подряд, вперемежку. Ленивые интернетовские зеваки и трудолюбивые блогеры. Телевизионные красотки и великие умы современности. Потенциальные президенты и утратившие потенцию главные министры. Забредшие с Красной площади ряженые, артисты и писатели всех мастей. Студентики-пофигисты и взволнованные своей востребованностью пламенные пенсионеры.

Видели даже кого-то, сильно напоминающего только что усопшего Ким Чен Ира и все ещё здравствующего Фиделя. Но в нашей стране крохотных узкоглазых мужчин, как, впрочем, и огромных глазастых бородачей – пруд пруди и не меньше чем собак нерезаных. Так что все узнаваемые оказались двойниками, у кого их нет, среди семи-то миллиардов.

В толпе бродили старушки с кудельками и карминовыми щечками, похожие на пронафталиненных, с полвека пролежавших в чуланах мальвин. Шмыгали слегка подпившие интеллигенты в летних туфлишках образца восьмидесятых. Столпами стояли широкие, суровые, никому и никогда не дающие себя в обиду женщины, пришедшие поглазеть на знаменитостей. Но большинство пришедших было благополучно на вид, благопристойно и добротно одето, правильно, по погоде, обуто и старательно нацелено на собственный успех.

Холодно было, но выслушали всех. Словно на октябрятском утреннике что-то вяло скандировали, невнимательно слушали песенки и стишки, слегка морщились от левых призывов, без энтузиазма внимали либералам. Всласть болтали.

– Нет, этому президентом не бывать – длинный слишком. У нас со времен Петра высоких не было, все мелкие, как один.

– А Почти Последний Генсек? Высокий же был мужик!

– Сравнили тоже! Он всю жизнь к власти шел, да ещё через такие структуры. А так бы ему с его ростом никогда в первое кресло не сесть.

– Да все они через эти структуры идут.

– Я вот чего никак понять не могу. Мы вроде все умные, всё знаем, всё понимаем. А вот руководить собой позволяем мудакам всяким. Вы посмотрите, какие у них хари! Все, без исключения, похожи на каких-нибудь животных. По мордам просто гнусь течёт, глаза – как кусочки холодца, мутные, клейкие. Неужели их кто-нибудь выбирал?

– Не просто на животных. А на животных вида «двор-хлев»: в лучшем случае – коты и кобели, в худшем – хряки. Но полно и гусей, козлов и баранов. Помните, того, который поборами ведал? Вот у него натуральная козья морда была – не мужик, настоящая коза урюпинская. Не Народное Собрание, а скотный двор.

– И поле присоедините. Среди них поразительно много сусликов. Это же почти закон: пришел худой, глядишь – налился, морда гладкая, лоснится, тронь – брызнет, и мешки защёчные по плечам. Как будто лоснящаяся будка – главная их цель. Особенно в провинциях, через одного. Жрут, словно их час назад из Освенцима выпустили. И это притом что они все типа на диетах сидят, следят за здоровьем, ходят в спортзалы и, как бабы, – в косметические салоны.

– Какой там – за здоровьем! Порют за милую душу все, что горит! Выпендриваются: ирландский виски и коньяки «Хеннеси»! А когда не хватает – лакают любую бормотуху. Что я, их не видал, что ли?

– Не беда, дело поправимое. Им ничего не стоит привести себя в порядок. Всего-то и надо – каждый день есть на полведра поменьше.

– А как они говорят! Это песня! Ладно бы – неправильно, но ведь и с каким-то чудным акцентом. Неидентифицируемым.

– Не акцент это, а обычное косноязычие. А кто говорит более-менее грамотно, сразу приобретает фору. Мол, этот хоть говорит без ошибок.

– Но, согласитесь, должен же хоть кто-нибудь правильно говорить! Этак скоро все захрюкают и заквакают.

– Уже хрюкают. Недавно слышал: греческий поэт Василий Гомер.

– Хорошо – хоть не Василий Иванович.

– О чём вообще может идти речь, если мерилом литературного совершенства становится «длинно – не длинно»? Даже для критиков.

– Вполне естественно – большинство-то читает только ценники и этикетки.

– А знаете, как теперь всякие политические сборища называют? Ток-шоу всякие? Крокодилёз.

– Это почему?

– Потому что собираются крокодилы и начинают слёзы лить, оплакивая то, что едят.

– Политики позже скотинеют. А сначала нормальные люди все.

– Норма условна. Так же, как и здоровье. Вот недавно на параолимпийских играх выяснили, что безногие имеют преимущества в беге перед здоровыми людьми – у них некоторые мышцы отсутствуют, и молочной кислоте накапливаться негде. Аналогично даун не испытывает психологических стрессов, делающих нездоровыми многих интеллектуалов.

– Мозгов нет и неприятным впечатлениям накапливаться негде?

– Получается, что идеал здоровья – это безногий даун.

– Потому что всех обгоняет и совершенно не волнуется. Но это у нас. А если в Америке – то чернокожий безногий даун-гомосексуалист.

– Уверяю вас как психиатр: к власти стремятся только безумцы или мерзавцы. Они абсолютно убеждены в своем превосходстве, уверены, что им просто положено управлять.

– Это вы человеческими мерками меряете. А тут сплошная биология. Все, кто у власти, – альфа-самцы. Поэтому и нет у них на собственный счет ни сомнений, ни комплексов. Альфа-самцы не должны быть ни умными, ни добрыми, они и слов-то таких не понимают. Они просто выполняют две основные задачи: вести за собой куда-нибудь стадо, по большому счету, – всё равно куда, и оплодотворить за свою жизнь как можно больше самок. Их основное качество – уверенность в себе. Они даже не охотятся, им всё должны приносить другие.

– Вот им и приносит в клювике вся Страна.

– Ну да, а вшивые интеллигенты всё сомневаются, всё думают. А тут сомневаться не надо, руководи себе, да и все. И знать ничего не надо, советники всё расскажут, а спичрайтеры все напишут.

– Чтобы во власти крыша съехала у любого, нужно всего три года. Это известный факт. За это время тебя так вылижут, что поверишь: да, я особенный, самый-самый, лучше всех. И поэтому никто, кроме меня, не может быть главным. Параноики.

– И ведь никто из власти по своей воле не уходит! Раньше в белых тапках выносили, а теперь пинка дают.

– Хороши пинки! Мне бы кто такого пинка дал! Выгонят из одного кресла – тут же в другое сажают. Вот так они и мотаются из ведомства в ведомство, из министерства в министерство. Тут замминистра побыл, там – министром. Ценные специалисты, причем сразу во всем. Им один хрен – банное хозяйство возглавлять, мясомолочную промышленность или культуру. Универсалы, гении.

– Как же иначе? Они ведь друг другу свои, почти родные. Потому что одинаковые. А представьте, что туда кто-то отличный от них попадёт – интеллектуальный или высоконравственный. Будет же твоя моя не понимает. А кому это приятно?

– Да уж, глядя на них, никогда не скажешь, что мы великая держава.

– Какая, к чёрту, великая держава! На каком основании мы считаем себя выше тех, у кого мы постоянно одалживаемся?

– А у нас это в традиции: хаять тех, у кого просим милостыню. Потому что богатые и здоровые всегда плохие, а бедные и больные – хорошие. Смесь христианских и совковых представлений плюс достоевщина.

– Если величие определялось бы только деньгами… Ведь есть что-то ещё, согласитесь.

– Ну, конечно, конечно. Пушкин, балет, да?

– А эта зачем на трибуну полезла, блондинка ведь…

– Вы совсем как моя соседка – девочка четырех лет. Слышу, она недавно спрашивает: мама, почему у нас киска беленькая-беленькая, а какает такими чёрными какашечками?

– Не скажите, по виду можно многое определить. Чёрные курицы несут темные яйца.

– Дух высекает себе резцом лицо? Представляете, какой дух высек, например, вот это?

– Неужели к власти никогда не придет кто-нибудь снизу, настоящий народный избранник?

– Да что мы, в Великом Новгороде, что ли? В двенадцатом веке? Где это вы видели народных избранников у власти?

– Так вспомните хотя бы Валенсу. Или Гавела.

– Ну, и где они? Вот Гавел умер – про него и не вспомнил никто, наши даже соболезнования не выразили. А ведь отец бархатных революций.

– Демократы они потому что, и в странах этих демократия. А плачут всем миром только о диктаторах. И попробуй, не поплачь.

– Про Гавела у нас не упомянули, потому что он Второму помешал международную премию получить.

– Зато корейцы рыдают – это что-то!

– Как им не рыдать – генетика. Забитый в геном культ предков, тысячелетия конфуцианства и семьдесят лет коммунизма.

– Неее, это не с конфуцианством связано, а с шаманизмом. Он у них традиционен.

– А теперь вот умер Великий Шаман… Главный Фокусник…

– Все они фокусники…Ещё те…

– Самый главный для северных корейцев культ – Чхондогё, Небесный Путь.

– Слушайте, это ж надо, какое сходство! Ведь и мы только и говорим о каком-то особенном нашем пути, предначертанном нам то ли историей, то ли богом. Это и есть наш Чхондогё.

– Путь нашей страны напоминает след бешеной козы на длинной привязи. Петляем, бегаем зигзагами, сигаем и мечемся, но всякий раз приходим к одному и тому же.

– Да мы и не можем к другому придти! Если кому-нибудь, кто всю жизнь прожил в бараке, выпадает возможность построить дворец, он строит огромный барак. Это же известно.

– Но у нас теперь не только свой путь, но и своя идея чучхе – новизна новейших инноваций…

– И свой Великий Шаман. Вчера смотрю по телевизору: оказывается, в девяносто восьмом году нынешнее Второе лицо, тогда ещё мало кому известный чиновник всем известного ведомства, в одиночку спас Страну от падения в пропасть, поэтому и стал Первым лицом. Тут уж даже рыдающие сороки с медведями нервно курят в сторонке. И Сталин отдыхает.

– Тогда Страну спас, а теперь вообще весь мир от пропасти спасает. Уж и не знаю, что мир без него делал бы.

– Какие там, к чёрту, инновации, со старой наукой разобраться бы. Вон, вся бывшая оборонка до сих пор стоит! Институты и заводы – словно после атомной бомбежки, а ученые – нищие старики, просидевшие полжизни без зарплаты. Я называю это – руинизация всей страны.

– И в башках у большинства одни руины. Старые мозги вынесли, а новых не положили.

– Главное, чтобы не заставили в каждой квартире завести маленькую доменную печь, как в Китае во времена культурной революции.

– Не, печь теперь неактуальна. Теперь нужны домашние нанопроизводства. Иначе нам проклятых капиталистов никак не перегнать, а ведь нужно зачем-то.

– Мы все болтаем, болтаем. Там, наверху, – ярмарка тщеславия. А тут, внизу, – вечная школа злословия. Не пора ли начать делать дела?

– Ага, дела. Мы вообще деловые. Стишок знаете?

Слава богу, вот и я

Начал обживаться.

Продал дом, купил ворота,

Буду запираться

– Не просто деловые – деятельные. Груши околачиваем, из пустого переливаем и шкуру неубитого медведя делим. ИБД.

–Самая главная наша работа – писать отчёты и отчёты про отчеты

– А уж какие мы демократичные! На всякое «против» найдется свое «за», на всякий митинг – антимитинг, на каждое шествие – противошествие, на любых оранжевых – свои синие. И вот что интересно: у властей наших очень тонкая душевная организация. Любой митинг до заикания пугает, любой антимитинг успокаивает. Демократия, бля!

– Сегодня весь день по радио оранжевые песни передают: «Оранжевое небо» и «Желтую подводную лодку». С юмором люди.

– Господа, но, согласитесь, если мы всё-таки объединимся и все, дружно, как один, призовем…

– Где это вы видели, чтобы призывы, особенно дружные, дошли до тех, к кому обращены? Вот я третьего дня выхожу на балкон, смотрю: котяра, поганый такой, крадется к моей кошке. Кричу ему: вон отсюда, гадость мерзкая! Тут же ретировалась присевшая на скамеечку чужая старушня, порскнула от двери подъезда расклеивавшая объявления девица, кинулся прочь слонявшийся во дворе мальчуган и спрятался за дерево поджидавший подружку паренек. А котяра и ухом не повел и продолжал свое дело. Думаете, если бы мы с женой дружно его призвали, он бы нас послушал?

– Да уж, когда один призывает, куда больше толку. Сегодня вот с утра Первое Лицо Церкви выступало, призывало к бдительности и «сюда не ходить – туда ходить». Дескать, сам Господь против провокаторов, ему это во время молитвы открылось. Это как же называется-то, а?

– Это называется тяжелая артиллерия.

– И Гидрометцентр призывал, заботился: морозы, говорит, из дома не выходите, опасно.

– Может боженька, и правда, против?

Они потрепались ещё немного, а потом ещё немного и разошлись. Флэшмоб, он и есть флэшмоб – не преследует иных целей, кроме возможности чуточку поразвлечься, сделать хоть что-нибудь бессмысленное и отдохнуть от повседневных дел. Да и не лето – замерзли все. Хорошенького понемногу, пора домой и как следует подкрепиться. Да и опрокинуть стопочку-другую не повредит. А то ведь так и заболеть недолго, а кому охота перед праздниками? Но сами себя изрядно порадовали и успокоили, потому что ведь теперь все иначе: все активны, и все протестуют, и гражданское общество. А значит – не допустят и изменят, так что все пойдёт правильно, и все будет хорошо.

А после Нового года, когда все окончательно объелись, обпились обоспались и оботдыхались, начались новые чудеса с погодой и природой. Бескрайний Китай, словно Асфоделиевы болота, скрылся в беспросветном тумане. В теплой Швейцарии, будто на Северном полюсе, намело двадцатиметровые сугробы. Почти потонула в ливневых потоках заасфальтированная Европа. А в Калининграде над могилой незабвенного Канта зацвела январская сирень.

На родине же погоды стояли чудные, и всякий день падал прошлогодний снег, пока в пятницу, тринадцатого, не наступил наконец наш собственный Новый год. Тогда уж и снег стал новогодним, но все продолжал падать, и от этого вокруг было тепло, мягко, сыро, славно. И сумерки были ранними, и улицы были темными, и окна светились ярко, и все было очень хорошо.

– Богатая у нас страна. Всего-то у нас много. Новых годов – два. И Рождества – два. А Пасхи – целых три. Нет, и Новых годов три. Ещё один будет двадцать третьего. И к нам прилетит Чёрный Дракон, он добрый.

Но прилетел не чёрный дракон, а Ужас. Тот самый, пятимиллиардный и громадный, небрежно выброшенный нашими во Вселенную ещё в ноябре, а теперь сбитый проклятыми врагами. Махина поначалу перепугала ни в чем не повинных жителей экватора, а потом удивила и весь мир: плюхнулась так, что обнаружить следов ее падения не удалось никому.

Тут же случилось и новое престранное событие – любовь попрала расчёт. Главный Злодей Страны, которому многие сограждане отказывали в любых человеческих чувствах, кроме алчности, влюбился, в одночасье оставил все, нажитое непосильным трудом, прежней жене и женился на умнице-красавице.

Пространство и время сгущались, рождая природные казусы и переплетая события. В Африке пошел снег, и не просто пошел, а повалил, все занес. И пальмы стали похожи на заснеженные сибирские сосны, недоумевающим павианам пришлось пробираться через высокие сугробы, а Сахару нельзя стало отличить от тундры.

Всё портилось, крушилось, взрывалось и застревало. Затрясло в Вероне и Венеции, а в сказочном далеком Рио обрушились дома. Всё время сходили с рельсов поезда, тонули пароходы, сразу десятками сталкивались грузовики. А по черному новогоднему дракону ударили белыми крещенскими морозами, да так сильно, что разноцветные астраханские цапли и пеликаны вмёрзли в голубоватый южный лёд.

По Европе бродили призраки – где замки, там и призраки. И призрак нищеты, и призрак голода, и призрак войны, и воскресший, словно Озирис, призрак коммунизма. Они выгоняли людей на улицы, на мороз, под дождь и ветер, заставляли бояться, сопротивляться и неистовствовать.

Бесновались и политики. Словно гадкие, злые дети, дрались в парламентах, ругались на экранах, щипались в лифтах, пинались под столами, плевались, строили друг другу рожи и показывали кукиши. И врали, врали, врали так, что уши в трубочку сворачивались даже у кошек и собак.

Но в Отечестве всего случившегося почти никто и не заметил. И лишь пара-другая умников в одуревшей от праздников стране лениво подумала, что мир с каждым днём всё больше и больше напоминает выжившего из ума старикашку, чудящего перед скорой смертью и постоянно удивляющего всех новыми причудами и странностями.
Глава 1
Весеннее равноденствие: продюсер
Утро напоминало улыбку младенца. Чистое было утро, умытое до сияния. А мир был похож на хрустальный шар, и весна выливалась из него на московские улицы солнцем, капелями, лужами и ручьями.

– А ведь неплохо сказано! – подумал Никола Сергеевич. – Но ведь и впрямь – красота, так славно бывает только в марте. Потому что март – это сияющая влага, а влага, она ж как призма, преломляет и обозначает скрытое. Благодать!

Человеком был Никола Сергеевич серьезным и даже знаменитым, но тут почувствовал себя мальчишкой, замурлыкал что-то, начал перепрыгивать через лужицы и ручейки, заблестел глазами, по-молодецки поправил усы, словом, вошел в прекрасное и редкое расположение духа и стал премного доволен и миром, и весной, и собой.

А ведь ещё пару часов назад пребывал он в неприятных и привычных утренних раздумьях. Давно, давно пора было утереть нос и этим примитивным американцам, и безмозглым французишкам, и тупым итальянцам, и этому неизвестно откуда взявшемуся цыгану Кустурице и снять наконец такой фильм, чтобы весь мир понял: только в нашей Стране могут создавать что-то действительно великое.

Ведь такая история, такая литература, такая музыка, театр такой – никому не дотянуться, а кино – ну никак, дешевка, ширпотреб или жуткое, никому ненужное и непонятное занудство. И это после Пушкина, после Гоголя, после Достоевского, после Чайковского, после Мейерхольда и Эйзенштейна! Но уж если кино, и уж если настоящее, и уж если наповал, то кому, как не ему, Николе Сергеевичу, ведь у него и слава, и сила, и талант, и даже старенький Оскар.

Но все никак не происходило, не случалось, а не хватало-то всего лишь пары пустяков: сценария и денег. Нет, деньги у Николы Сергеевича, разумеется, были, но недостаточно, настоящий проект требовал иных денег. Да и потом, помилуйте, кто ж снимает кино на собственные деньги, это ж всё равно, что себе самому зубы рвать – непрофессионально и опасно. Но деньги – ещё куда ни шло, можно было б поднапрячься и достать, а вот сюжет!

Всё уже давно придумали и расхватали. И все эти пронырливые иностранцы захапали себе всё, пока наши несчастные режиссёры вынуждены были снимать про доблестных мужчин, озабоченных только проблемами партийного строительства, и про милых женщин, мечтающих лишь о перевыполнении плана по производству искусственного волокна. Вот и приходилось ставить ремейки, а ремейк – он и есть ремейк, и как всякий повтор, переделка, перелицовка куда хуже оригинала. Чтобы быть первым, а не вторым, нужна была новая мысль, оригинальная идея, свежий мотив, никем не рассказанная история, а где ее взять, в двадцать первом-то веке. Да, именно в сюжете-то и была основная загвоздка, и гвоздь этот никак не хотел забиваться в крышку гроба треклятого иностранного кино.

Убегая от этих изнуряющих мыслей, Никола Сергеевич и вышел прогуляться по весенней сияющей Столице, и теперь шел по золотистым улицам, вдыхая ароматы яркого неба, мартовской влаги, бензина и незатейливой уличной еды. Было удивительно хорошо. И отчего-то раздавался колокольный звон, и по-весеннему гулко кричали в вышине птицы.

Завораживающая мелодия начала медленно разворачиваться и улетать в небо, и Никола Сергеевич узнал рингтон своего телефона. Номер был закрытый, известный немногим, и он принял звонок.

– Доброе утро, Никола Сергеевич. – Голос был молодой, женский, незнакомый и слегка кошачий, мурлычущий какой-то. – Вы сейчас свободны?

– Убью того, кто номер сдал, – подумал Никола Сергеевич.

А вслух сказал:

– Я всегда свободен по природе своей. С кем имею честь?

– С вами говорит Лилия Адам, я секретарь господина Самаэля. Он хотел бы пригласить вас к себе для обсуждения проекта, представляющего несомненный интерес.

– Детка, если у вашего босса есть заслуживающие внимания предложения, пусть он свяжется со мной через моего помощника.

– Но господин Самаэль ведет переговоры только у себя.

Никола Сергеевич был человеком интеллигентным, а значит, мог при случае и матом послать, а тут начал отчего-то чересчур сильно злиться, но сдержался и всего-навсего заорал:

– Да чихать я хотел на вашего Самаэля!

– На господина Самаэля? Что ж, как вам будет угодно, я передам ему, – промяукала девица. – Но что же тогда будет с вашим гениальным фильмом? Ведь вот так, чихая и сморкаясь, вы никогда не переплюнете Кустурицу.

Девка явно хамила, а дело принимало неожиданный оборот, и к раздражению Николы Сергеевича прибавился легкий страх.

– Шпионите за мной? Кто дал вам мой номер?

– Вы несколько преувеличиваете значение вашей персоны, – голос переполнился пугающей вежливостью. – А господину Самаэлю нет нужды шпионить, чтобы знать. Так я передаю ему, что вы категорически отказываетесь, правильно я поняла?

Никола Сергеевич давно уже не верил ни в фортуну, ни в счастливый случай, ни в неожиданный поворот судьбы, способный облагодетельствовать везучего. И как человек опытный и даже мудрый в достижении целей полагался лишь на умные стратегии, хитрые тактики, постоянную деятельность и все прочее, никак не сопряженное с удачей. Но в глубине его разумной души, скептического сознания и расчетливого сердца все ещё оставалась капелька того самого, неустранимого, так свойственного человеческой природе «а вдруг?». И это маленькое «вдруг» внезапно прокатилось по нему, нарастая как ком последнего мартовского снега, сметая скепсис и расчёт, и заставило сбавить тон.

– Я никогда не бываю категоричным, если речь идет о творчестве. Ваш господин Самаэль и в самом деле не может приехать в мой офис?

Девица хрипло расхохоталась, и стало ясно, что не кошка она, а пантера. И это привлекло Николу Сергеевича, чрезвычайно любившего женщин, разных, всяких, но всего лучше – характерных и роковых. И он поневоле улыбнулся.

– Что вы смеетесь?

– Ах, вы даже не представляете, что сказали. У меня аж слёзы от смеха потекли. Как вы говорите – не может? Да господин Самаэль просто не может не мочь, даже если пожелает.

И девушка снова рассмеялась, на этот раз звонко, как ребенок. И такая женская сила, такая манкость полилась на Николу Сергеевича из телефонной трубки, что переполнила его приятной истомой, а глаза заставила потечь тем самым вязким, обволакивающим и ласкающим мужским взглядом, который способен растопить сердце любой красавицы.

– Однако каков секретарь-то у этого Самаэля, – подумалось Николе Сергеевичу. – Эк она меня! На расстоянии, профессионал!

– Так мы пришлем за вами машину? Ведь вы ж на Колымажной?

– Точно, следят, через телефон, – решил режиссер, и на мгновение очнулся, заколебался.

Но девица умела манить:

– Господин Самаэль глубоко убежден, что вы великий режиссёр, и только вам под силу справиться с тем уникальным проектом, который должен стать делом всей его… нет, не так… не могу подобрать слов…

– Жизни?

– О нет! Итогом его миссии. Но машина уже рядом, вас довезут. Мы ждем вас.

И из трубки полились длинные, слегка напоминающие стоны, гудки.

Никола Сергеевич все ещё очень сомневался, но тут же, разбрызгивая мартовскую слякоть, подкатил чёрный лимузин. И на мгновение показалось Николе Сергеевичу, что перед ним покосившийся старый катафалк, запряженный унылой старой клячей с потрепанным плюмажем. Совсем ветхий, скрипучий, с чёрным обшарпанным кузовом, с огромными грязными колесами, с одноглазым кучером в потертом сюртуке и высоком, начищенном гуталином цилиндре.

Мужчина даже почувствовал запах гуталина и услышал лошадиный храп и оттого закрыл глаза. А когда вновь открыл, увидел роскошный вытянутый кузов, хром бампера, глянец крыла и ослепительный блеск сияющих на солнце стекол.

Лимузин был так хорош, а мгновенно выскочивший из него и с поклоном открывший дверцу подтянутый красавец – столь внушителен и предупредителен, что режиссер списал видение на свою неуёмную фантазию и слегка пониженное весной давление. Такое авто могло принадлежать лишь очень серьёзному человеку, встречей с которым никак не следовало пренебрегать. И Никола Сергеевич положил телефон в карман, мысленно перекрестился, посмотрел в бездонное мартовское небо и, пытаясь думать лишь об очаровательном секретаре неведомого ему господина, сел в затемненный салон.



В снежный мартовский день в самом добротном кабинете Страны сидели два человека.

– Скажи мне, почему я узнаю об этом только сейчас?

– Виноват, но было недосуг. Выборы, то, сё…

– Ладно, об этом после поговорим, хотя сам понимаешь… Это точно известно?

– Да.

– Откуда информация?

– У нас везде свои люди.

– Многие в курсе?

– Несколько человек.

– Они серьезно подготовились?

– Более чем.

– А какой у них ресурс?

– Очень и очень солидный.

– А этот их руководитель? Он не психопат?

– Кто это может знать? Но диагнозов у него нет, он умён и по-настоящему образован.

– Но это точно не оппозиция?

– Совершено точно.

– И не Штаты?

– Нет.

– А известно, почему именно у нас?

– Основная причина – низкая себестоимость.

– Во Вьетнаме она куда ниже.

– Кого интересует Вьетнам? Страна-то нужна большая. А в Китае с Индией слишком большая плотность населения, не спрятаться. Да и культура у них другая, они ж этого не боятся. Украинцев с белорусами тоже этим не напугаешь, они слишком конкретные. В Европе порядок. Так что мы самые подходящие.

– Что собираетесь делать? Это можно остановить?

– Остановить можно все, кроме расширяющейся вселенной. Вопрос – зачем? Не лучше ли использовать?

– Да, это может быть очень полезно. Но молчать же не получится?

– Пока лучше помалкивать. Да и когда они начнут действовать, нельзя будет опровергать и успокаивать. Иначе все решат, что всё происходящее – правда, начнется паника. Власти же у нас никто и никогда не верит, и для многих опровержение властей – единственный показатель правдивости происходящего. И настоящую правду сказать будет нельзя – подумают, что снова врём.

– Так какие у вас планы?

– Пока наши аналитики обдумывают ситуацию. Первый вариант – довести до абсурда. Они нам страсть-мордасть – а мы им свою, но потешную. Так чтобы все поняли, что творится какая-то дурь. Поудивлялись бы, позабавились-посмеялись. Тут можно использовать наработанные приёмы.

– Но всё зависит от того, что конкретно они собираются делать. Это вещи непредсказуемые, а значит – и опасные. Ситуация-то неустойчивая, настоящий Ленин в октябре. Как бы в результате не загреметь под фанфары.

– Тоже мне – Ленин. Ему до Ленина – как отсюда до Китая. А ситуация здесь ни при чем. Наша страна в принципе непредсказуема, слишком большая. Она против других стран, как море против речек. Легко предсказывать движение речушки, а вот погоду на море предугадать почти невозможно.

– Но это и есть ваша служба, вы ж синоптики.

– Скорее, делатели погоды. Как наш покойный друг Ким.

– Ты сегодня что-то слишком разговорчив.

– Есть и второй вариант – возглавить.

– Это мне больше нравится. А сможете?

–Попробуем. Но будет непросто, там слишком мало народу, трудно внедриться.

– Твой прогноз?

– Да ничего у них не получится. Наших людей ничем не напугаешь, они и не такое видели. И ничем не удивишь. Это раз. И они тут же начнут такой ерундой заниматься, такую устроят мышиную возню, что уничтожат принцип. Натворят такого абсурда, что нам и своего придумывать не придётся, достаточно будет не мешать. Это два. И последнее. Скучно нашему народу, скучно! И он будет рад любым событиям, любой движухе, любой возможности пощекотать нервы. Большинству нечем заняться, и оно с удовольствием займется хоть чем-нибудь. Так что наши люди обрадуются и разрушат стратегию,

– Им скучно, потому, что нет национальной идеи. Без идеи мы не можем, не швейцарцы какие-нибудь. Нам смысл жизни подавай. Была бы идея – и все бы были делом заняты.

– Это точно. С национальной идеей беда. Наш народ – драчун и баянист, а мы ему все время предлагаем шляпу надеть, стать то бухгалтером, то инженером.

– Ну-ну, ты аккуратнее, курс страны не трогай, его умные люди изобретали.

– Да не курс это, а вокзал какой-то – слишком много направлений.

– Говорю – остановись.

– Приношу извинения. Но точно одно: если этот их руководитель хоть что-нибудь понимал бы в нашей стране, он всё это не затеял бы. Он просто подарит всем бесплатное развлечение. А нам – новые прекрасные и полезные возможности.

– Думаешь, можно сильно не беспокоиться?

– Совершенно. Все само сойдет на нет. А люди – люди пусть себе порезвятся.

– Но ты держи меня в курсе. И мне нужен подробный план мероприятий.

– Через несколько дней будет, ребята сейчас работают.

– Меня информировать незамедлительно обо всех, даже самых незначительных происшествиях.

– Хорошо.

– Да, и конфессии предупредите, чтобы по возможности без комментариев – это может усложнить дело. Там же арабы. Да и само событие особенное. Нам только межрелигиозной войны не хватало.

– Обязательно.

– Кабинету пока не говорить. Я сам скажу, кому следует. И вообще, пока ни звука. Скажем в свое время всё, что захотим.



Посетитель ушел, а хозяин встал и начал прохаживаться по комнате.

– Не вовремя, я только начал, – размышлял он. – Вот через год было бы в самый раз. Ну, да ничего, в любом случае, это даст серьёзную фору, очень серьёзную. Нужно спасибо сказать тому, кто всё это затеял.

Легкий стук заставил хозяина повернуть голову. На подоконнике сидел замёрзшая птаха, клювом постукивала по стеклу.

– Воробей, – подумал мужчина. – Как это он сюда пробрался? Что-то сплоховали наши ястребки.

– Странный какой-то, не может воробья от чижика отличить. Я же жёлтенький, – подумала птица и полетела восвояси.

Снег за окном повалил стеной, превращая полдень в сумерки.

Глава 2
День театра: сцена
Ариадна со вкусом попивала чай у себя на кухне и с удовольствием поглядывала в окно. Жила она на втором этаже, но из окна её открывался чудесный, хотя и не широкий, вид, который мог позволить себе далеко не каждый: замёрзший пруд, аллея и удивительной красоты обнажённые деревья. Нынче с утра все сияло и ослепляло, а потом враз помягчало, посерело, завесилось дымкой тумана, и повалил последний мокрый снег. И от этого все стало ещё прекрасней, просто чудо как хорошо.

Всю эту радость и благодать Ариадна заработала сама благодаря своему великолепному уму, прекрасным способностям и редкой для человека с двумя первыми достоинствами практической хватке. Лет уже десять как назад она, превосходный молодой филолог, подающий немалые академические надежды структурный лингвист, поняла, что с ее профессией можно только с голоду умереть, категорически решила этого не делать и занялась астрологией, магией и оккультизмом.

Новые занятия нравились ей чрезвычайно: давали некоторую пищу уму, независимость и приличные средства, не составляли особого труда и позволили на фоне невежественных собратьев по цеху быстро приобрести определенный авторитет и даже немалую известность. Именно новая профессия принесла ей и эту невероятную квартиру в самом центре Столицы, и эту прекрасную меблировку, и эти замечательные картины, и ещё множество всяческих удовольствий, которыми может похвастаться только самостоятельно обеспечивающая себя дама.

Желания умного не бывают чрезмерными, и с некоторых пор Ариадна могла иметь практические все, чего хотела. Вот и сейчас она была абсолютно и всем довольна, пила душистый красновато-коричневый чай из почти прозрачной фарфоровой чашки, смотрела на мартовский снег и предавалась легким приятным раздумьям.

Мир любил думать о собственной смерти и время от времени подбадривал себя эсхатологической щекоткой. С легкой перчинкой далекого и почти невероятного конца куда приятнее было вкушать любое настоящее, а будущий ужас позволял считать любые дежурные бедствия, катаклизмы и катастрофы ничего не значащими пустяками. Смерть завораживала человечество, как завораживает любого взгляд, брошенный в бездну.

Разумеется, случались моменты, и возникали обстоятельства, когда мысли о конце были особо уместны и даже полезны. Более прочих подходили для этого круглые даты. Смены веков, а тем паче – тысячелетий, всякий раз заставляли человечество задуматься о неотвратимости полного нуля и замереть в сладком страхе, позволяющем слегка отдохнуть от прежних трудов перед вступлением в новую эпоху.

Астрологи, маги и прорицатели круглые эти даты очень любили и в вековые хеллоуины становились настоящими организаторами праздника. Тщательно следили, чтобы все происходящее рядилось в маску смерти, а вместо поднадоевших тыкв перепуганному человечеству зловещё улыбались луна и планеты. Беда была одна: круглое мгновенно укатывалось в прошлое, и тогда приходилось искать все новые сочетания цифр, таящие в себе неопровержимые доказательства скорого светопреставления.

Вот и нынче, спустя десятилетие после очень круглой, аж с тремя нулями, и поэтому особенно логичной для конца света даты, пришла пора изыскивать очередные смертельные номера. Дело было нехитрое, совсем простое было дело, особенно для тех, кто умеет играть цифрами. Всего-то и нужно было, чтобы комбинации цифр что-нибудь да значили. А ведь числа – они ж знаки, значит – всегда что-нибудь да значат, а иногда они и многозначны, то есть значат не просто что-нибудь, а много чего.

Вот пятерка, например, – перст судьбы, знак значительных перемен, а символ ее – рука, пять пальцев. И для кого-то это просто пальцы, а для сведущего, да ещё и наделенного воображением, – пять антенн, направленных в горний мир. И эти растопыренные антенны могли многое уловить и о многом поведать соскучившемуся по вселенскому ужасу миру.

Год две тысячи двенадцатый от Рождества Христова как раз и давал в сумме своих цифр переменчивую и властную пятерку. А за ней чёрным квадратом вставало непредсказуемое двадцать пять. Число-перевертыш, число-оборотень, отмеченное сумасшедшей Луной и лукавым жестоким Меркурием, несшими безумие, страдание и разрушение. Безжалостный центральный нуль нехорошего года десятикратно усиливал недостаточную для вселенской катастрофы пятерку, превращая ее сразу в пятьдесят.

Полсотни же и впрямь были роковыми, и многие умнейшие люди: греческие пифии и алхимики, каббалисты и розенкрейцеры, масоны и мусульмане – видели в них символ абсолютного освобождения духа, которое, по зрелому размышлению, не могло быть ничем иным как полным разрушением всякой плоти. Но когда такие люди, да столько веков, и с таким постоянством, то не прислушаться нельзя, люди же зря не скажут, тем более – все вместе и такие разные. Плоть сгинет, дух вылетит, можно не сомневаться.

А уж если считать от сотворения мира, да по еврейскому календарю, то год выходил аж пять тысяч семьсот семьдесят третий. И тогда сумма цифр дает двадцать два, два раза по одиннадцать. Одиннадцать обозначает выходящее за пределы, беспредельность, неопределенность, а символом имеет лист Мёбиуса. А у листа этого, кое-как перекрученной и склеенной полоски, всего-навсего одна сторона. И сколько ни старайся, сколько по нему пальчиком не води, хоть до дыр сотри и его, и пальчик, со стороны этой единственной, никак не сойти. И так до безумия, до дурной бесконечности, и можно лишь внезапно спрыгнуть, сломать, разорвать. Но тогда – хаос и разрушение. Вот и получается: дважды хаос, помноженная на два неопределенность, удвоенное разрушение – в умах и телах.

Что там дальше? Пять да три восемь, бесконечность, и всякому понятно, что не жизни, а смерти. Ведь бесконечность – это не долгое-долгое время, а, напротив, – его полное отсутствие, зияющая вселенская бездна, мрак, небытие. Семерки лишь кажутся счастливыми, потому что их, к несчастью, две, а от слишком хорошего непременно следует ожидать всякой гадости, это всякий знает. Да и в сумме они дают четырнадцать, а единица да четыре – пять, и это снова перемены. А к лучшему или к худшему проверить несложно. Достаточно сложить полученную пятерку с уже имеющейся восьмеркой, и возникшая чертова дюжина четко обозначит, что это будут за перемены, и кто именно их будет производить.

Да, тринадцать, верная смерть, а сложенная из пятерки и восьмерки – не просто верная, а закономерная. И уж если речь идет о конце света, то закон этот вселенский, непреложный, неумолимый и неотвратимый. И сколько ни петляй по листу существования, выход только один – к окончательному уничтожению привычного порядка. Так что как ни считай, как ни переставляй, а выходит одно: кирдык котенку.

Но если бы только цифры! А то ведь земные и небесные обстоятельства именно в неприятном этом году стеклись темной лужей вязкого мазута, в котором тонуло любое здравомыслие. Во-первых, пророчества майя. Давно исчезнувшие краснокожие волхвы много веков назад продемонстрировали всему миру чудеса альтруизма. И при жизни своей обеспокоились совсем не тем, чтобы определить уже совсем близкое время собственного поголовного вымирания. И вовсе не тем, чтобы как-то предупредить полное собственное исчезновение. Хотя наверняка могли бы доступными им магическими средствами навеки стереть проклятых конкистадоров с лица земли. Или просто надавать им, растерявшимся в неведомой чужой стране и опившимся пойлом из голубой агавы, прямо по башкам своими ловкими томагавками, да так, чтобы они и дорогу в Новый Свет напрочь забыли!

Нет, добрые и мудрые индейцы были всецело озабочены тем, что произойдет в далеком двадцать первом веке с потомками этих самых конкистадоров, а заодно – и со всем пестрым человечеством, так и не научившимся уважать краснокожих. Вот и предсказали непременный конец света, то ли от очередного всемирного потопа, то ли от роковой планеты Нибиру, которая пока ещё очень далеко, но вот-вот сорвется со своей звездной привязи и протаранит маленькую Землю, не оставив от нее камня на камне.

Хотя, может, они схитрили, наврали? И тогда их прогноз – коварная, жестокая месть и потомкам конкистадоров, и всем остальным, к конкистадорам никакого отношения не имеющим? Ну, уж нет, такой конец уводит нас с концами от окончательного конца совсем в другой неокончательный конец, а значит, бесконечно неверен, поскольку если не конец, то концы с концами не сходятся у всех законченных теорий и бесконечных доказательств. Уф, дар слова не пропьешь, и все ещё, по прошествии стольких лет, удается играть не только числами, но и словами. Нет, никаких сомнений, не врали майя, не врали! Хотя лучше бы соврали, черт бы их побрал всех.

Во-вторых, Нострадамус. Одержимый Мишель, предсказавший решительно все будущие бедствия несчастного человечества, не оставил своим вниманием и год две тысячи двенадцатый. А поскольку изъяснялся он почти исключительно стихами, то найти в его пророчествах все, что угодно, не составляло решительно никакого труда. Тем более что в стишке о две тысячи двенадцатом годе упомянул он и про врага, варящего мертвое зелье, и про небесный свет, разрушающий зло. Ну, а кого называют врагом, это всем известно. Так и следует читать: дьявол готовит человечеству яд.

Слово же «зло» явно касается цивилизации, потому что чего уж только за пятьсот веков своего существования она ни натворила, чего только ни наделала, и с природой, и с самой собой! И именно ее уничтожит небесный свет, сиречь Бог, или Дао, или Мировой Разум, или Абсолют, или Сущее Всеединое, это уж как кому угодно и привычно назвать.

Ну, в самом деле, что Богу – дьявола уничтожать, что ли? За что? У того даже свободы воли нет, зло всегда творит человек и только человек, и дьявол обязательно действует только человеческими руками. И совсем неважно, что большинство стихов написал не сам Мишель. Слово произнесенное обладает чудовищной силой. И если кто-то когда-то сказал, что нечто или некто исчезнут с лица земли, то уж будьте уверены: рано или поздно непременно именно так и произойдет. А чудеса интерпретации с легкостью позволят определить и конкретный момент, и конкретный объект.

Третье же обстоятельство было не земным, а небесным и просто гарантировало грядущий апокалипсис. Кажется, та самая планета Нибиру наконец-то вознамерилась прилететь на Землю, и уже приближалась к ней с громким свистом, словно камень, выпущенный из огромной неумолимой пращи. И об этом уже объявили вечно сонные астрономы, которые вдруг проснулись и стали неотрывно смотреть в небо, гадая: долетит или не долетит?

И совершенно ясно, что произойдет, если все же долетит. Ведь огромный безжалостный метеорит, который упал на Землю миллионы лет назад, наделал-таки дел. Выбил в планете Мексиканский залив и при падении поднял такую кучу пыли, что ее с лихвой хватило на то, чтобы закрыть Солнце на десятки тысяч лет. И пока эта пыль оседала, земля так замерзла, что начался ледниковый период, и вымерли динозавры, а заодно и все другие забавные зверушки, которые не позаботились о том, чтобы вовремя завести себе меховые шубки. Сейчас же динозавров не было, и погибать предстояло людям, несмотря на все их шубы, шапки, валенки и варежки.

И пусть сколько угодно говорят о вероятностях, о том, что снаряд в одну и ту же воронку не падает. Снаряд, может, и не падает, а вот Страна – запросто. Причем не дважды, а регулярно. Вся, целиком, летит кубарем в ту самую яму, где уже неоднократно побывала. Яму, где всё и всегда существует в единственном экземпляре: один великий ум, один общий взгляд, одна великая идея, одна светлая, хотя и туманная перспектива.

Хотя во всем есть свои преимущества: со дна ямы лучше видно звёзды. Вот поэтому у нас так их и любят, звёзды, всякие, самые разные. Да и куда ещё смотреть, из ямы-то? И именно по этой самой причине у нас всегда находятся люди, которые смотрят в небеса. И кому, как ни им, заглядевшимся в небо, первыми заметить приближение конца? Так что достоинства есть у всего, и ямы тут не исключение.

А вот четвертая причина пришла с Востока. Этот самый две тысячи двенадцатый год, в написании которого средний глаз угадывал всего лишь пару лебедей, на самом деле был годом дракона, сиречь – змия. Да к тому же мокрого и, в добавок ко всему, чёрного. И это неважно, что дракон на востоке – доброе и справедливое существо, а чёрный цвет – цвет удачи. Здесь, на Западе, вернее, не совсем уж на Востоке, у драконов совсем иная, дурная слава, да и чёрный – цвет смерти. А это значит, что дракон этот будет мил только со своими восточными друзьями, а уж у нас оторвется по полной. Ведь и добрым драконам надо что-то есть.

Были ещё и другие пренеприятные известия. В этом году должен был случиться и парад планет, на непросвещённый взгляд, вроде бы и вполне безопасный. Но стоит только представить себе эту картину: планеты грозно выстраиваются в ряд, и добрая Земля ёжится под пристальными взглядами хитрого Меркурия, лживой Венеры, грозного Марса, жестокого Юпитера, неумолимого Сатурна, изменчивого Нептуна, порочного Урана и сразу двух кровожадных Плутонов!

Да и Солнцу в этом году предстояло полыхать особо яростно, изливая свою излишнюю активность на уже почти обугленную за три прошлых жарких года Землю. Сама же перепуганная всем этим Земля намеревалась бурлить и куролесить, постоянно тряся сушу, переполняя воздух ураганами и смерчами, вздымая воды штормами и тайфунами.

А ведь так, трясясь и неистовствуя, да ещё обливаясь солнцем, да кроме того притягиваясь сразу девятью выстроившимися в ряд планетами (и это не считая Луны, комет и кружащей поблизости алчной стаи метеоритов!), и впрямь можно было треснуть на части, разлететься на кусочки и даже распылиться. Так что случиться могло решительно все, любое неприятное нечто.

А если добавить к этому, что Новый год нынче пришелся на тринадцатое, пятницу, то это за этим самым неопределённым нечто начинало брезжить огромное и грозное Ничто. И если вот это всё говорить клиентам, тогда следующий Новый год можно будет встречать на Мальдивах или на Берегу Слоновой Кости.

Сама Ариадна ещё прошлой осенью составила собственный астрологический прогноз на нынешний год. И сделала это чинно-благородно, по всем правилам, ну, разве что с совсем лёгким стебом над происходящим. Все досконально рассчитала, как и подобает, с точностью до минуты, по дате рождения – года тоже родятся. Она очень старалась, все приняла во внимание, и осталась недовольна – получалась сущая ерунда. Вроде бы выходило завершение всему, тот самый инфернальный конец света. Но какой-то получался он ненатуральный, вроде репетиции, а может и иллюзии, или даже обмана.

Это было совершенно непонятно: тут-то кто может обманывать? А репетировать кто? Хорошо хоть, понятно – что. Но даже если это ещё не само действие, то можно представить, что может натворить такая репетиция!

И Ариадна все проверила, потом ещё и ещё – снова выходило, что кто-то собирается изображать, симулировать конец света. Немного подумав, она решила, что всё хорошо. Раз это репетиция, раз всего-навсего иллюзия, то это замечательно, это просто превосходно, потому что в этом случае само ужасное действие не свершится.

Для нее же самой этот год обещал стать недурным и безо всяких прогнозов, потому что заказы падали, как метеоритный дождь, как вот этот последний снег, просто стеной. Если дело так пойдет и дальше, она, пожалуй, ни на какие Мальдивы не поедет, а просто купит себе скромный особнячок на Адриатике. Ариадна на Адриатике – звучит как скороговорка, а скороговорки она очень любила.

Ариадна уже почти допила замечательный чай, как зазвонил телефон.

– Как поживаешь, Адская?

Это был Серафим, ее университетский друг, пожалуй, единственный друг.

– Сижу, пью чай, ангел мой.

– Ты как тот китаец из анекдота, детка. Слушай, я от скуки песенку сочинил, мартовскую. Сумерки.

И он спел:

Тусклым мартовским днем, когда снег за окном,
Заяц, Шляпник и Мышь собрались за столом.
А чайник, а чайник кипит.
Заяц, Шляпник и Мышь очарованы сном,
Шляпник с Зайцем тихонько тоскуют вдвоем,
А Мышь уже спит.
Один одурманен,
Другой оболванен,
Третий всегда спит.
Где же гости? Они приходили всегда.
Есть спиртовка, варенье, заварка, вода,
И чайник, и чайник кипит!
Шляпник злится, и Заяц елозит на стуле:
Неужели негодники нас обманули?
А Мышь сладко спит.
Один одурманен,
Другой оболванен,
Третий всегда спит.
А ведь было так славно, уютно и мило,
Ждали девочку, девочка адрес забыла –
И ждать нет уж силы!
Скисли плюшки, печенье, варенье и джем.
Неужели никто не заглянет совсем?
А правда – зачем?
Один одурманен,
Другой оболванен,
Третий всегда спит.
Чтобы время убить и обиду забыть,
Надо вовремя есть, надо правильно пить,
Всегда полшестого.
День уж выкипел, словно в кастрюльке вода.
Неужели так будет, так будет всегда?
Начать, что ли снова?
Один одурманен,
Другой оболванен,
Третий всегда спит.
Тусклым мартовским днем, когда снег за окном
Заяц, Шляпник и Мышь собрались за столом.
А чайник, а чайник кипит.
Заяц, Шляпник и Мышь очарованы сном,
Шляпник с Зайцем тихонько тоскуют вдвоем,
А Мышь давно спит.
Один одурманен,
Другой оболванен,
Третий всегда спит.

Пел он славно, за окном уютно смеркалось, и Ариадна заслушалась.

– Очень мило, дорогой. Это про нас с тобой. А кто Шляпник?

Они поболтали ещё минут десять и договорились о встрече. Ариадна вымыла чашку и подошла к окну.

Только что выпавший мокрый снег был не белым, даже не молочным, – сливочным. И по этим свежайшим вязким сливкам вяло бежала большая чёрная собака. Женщина подумала, что чёрный длинноносый пёс на белом снегу очень напоминает ворону. Псина остановилась, подняла морду, посмотрела женщине прямо в глаза, задрала лапу, вызывающе пописала на ножку фигурной скамьи и, не торопясь, потрусила дальше.

Глава 3
Всемирный день здоровья: бурлеск
А к весне что-то стало происходить. Оно, собственно, и раньше происходило, но было каким-то всеобщим, глобальным каким-то, всемирным и планетарным, а значит, совершенно не впечатляющим конкретного, отдельно взятого обывателя.

Потому что одно дело – когда природа злобным псом срывается с цепи и бросается на цивилизацию ураганами, тайфунами и землетрясениями, то принося летний снег в Европу, то превращая Сибирь в Сахару, то смывая целые американские штаты и японские города. И совсем другое дело – когда лично ты отправился порыбачить всласть на родной Дон, а вместо долгожданного ерша выловил негаданного крокодила.

Или решил побаловать себя в летнюю жару купанием в милой сердцу Великой Реке и стоял себе по пояс в желтенькой водичке, радовался прохладе, с удовольствием разглядывая кружащих вокруг мальков, а очнулся в больнице и там узнал, что это были пираньи.

Тут уж всякому станет ясно: непорядок в природе, и большой непорядок! И этим вечно орущим зеленым нужно не малиновой краской песцовые шубы обливать, не магазины с крокодиловыми туфлями и жирафьими саквояжами громить, а следить, чтобы всякие там анаконды по московским подъездам не шастали, а жили бы там, где им, анакондам, полагается вместе с неподобающими нашим мирным краям крокодилами и злобными иноземными мальками.

Печально, когда то и дело падают самолёты, постоянно сходят с рельсов поезда, слишком часто тонут теплоходы, все время переворачиваются туристические автобусы. Но осознать изъяны транспортной системы куда легче, когда видишь в окно собственной кухни, как соседская девица битый час не может въехать в просторный гараж. Или когда пытаешься понять, чем именно ведет маршрутку водитель, который одновременно считает деньги, отрывает билеты, курит, разговаривает по телефону, пьет чай и лается с пассажирами из-за того, что совсем не знает маршрута.

Плохо, когда бесится рынок. Но ведь тот, кто теряет на этом миллиарды, сам виноват: игра – она и есть игра, до добра не доведет, играешь ли ты в очко или на понижение котировок нефти. Приличного же человека мировые экономические неурядицы начинают волновать лишь постольку, поскольку обнаруживает он, что любимое им пиво стало стоить дороже на целый рубль, а свой рубль – он куда ближе чужих миллиардов. Да и вообще, скажите на милость, почему все эти проигравшиеся на заморской бирже должны решать свои собственные иностранные проблемы за наш личный отечественный счет? Да ещё и мешать нам пить на свои кровные, безо всяких игр заработанные то, что нам заблагорассудится?

Нехорошо, когда сходит с ума старенькая культура, воображает себя тинэйджером и пускается во все тяжкие. Но, если положить руку на сердце, то когда она, культура эта, нормальной-то была? Так что пусть себе сходит в свое удовольствие, все равно давно уже там. А вот когда любимая дочь-подросток возвращается домой с ультрамариновыми волосами и антрацитовыми губами, когда старательно истязает почти детское тело своё булавками, испещряет его многочисленными дырками и страшненькими картинками, то тут впору и призадуматься.

И спросить разных там культурных: что же эдакое творится с культурой? И не стоит ли людям культуры, всем этим странненьким, всем этим хилым выпендрёжникам, всем этим очкарикам-ботаникам, наконец-то заняться делом и привести культуру в норму? Ведь в нормальном государстве сумасшедшей культуре не место. И уж где-где, а в культуре все должно быть в порядке, все по своим местам, с табличками и под колпаками. А дома культуры – это вам вовсе не желтые дома.

Неполезно миру есть генномодифицированные продукты и пить загрязненную химикатами воду, это, конечно, факт, от этого вон и мыши потомства не дают, и тараканы с кухонь разбежались. Но только разглядывая собственную лысину и поглаживая отрастающий животик, стопроцентно убеждаешься: плохие, плохие продукты, отвратительная вода, жалко мышей, правы тараканы!

А людям впору у себя на балконах экологически чистую картошку выращивать и собственных коров в коридоре разводить, потому что всё остальное загрязнено до безобразия, и решительно некуда податься, чтобы обнаружить чистый продукт. И нечего все время кричать обо всяких инновационных инновациях и разных там нано-бананотехнологиях, если наука до сих пор не может справиться ни с животиком, ни с лысиной хорошего человека.

Негоже, что всюду коррупция, что всем правит мафия, что грабят, воруют, тащат и несут. Да столько, что не устаешь удивляться: как это на всех хватает, и откуда оно берётся? Но по-настоящему понимаешь, что воруют из-под самого носа, осознаешь, что прут именно у тебя, когда видишь яркие кленовые листья, закатанные в ещё горячий, но уже мокрый осенний асфальт, напоминающий ледяную поверхность пруда с вмерзшими в него любопытными рыбами. И себя ощущаешь такой же вот рыбой, глупой и молчаливой, навсегда застрявшей во льду нашей действительности.

Конечно, некомфортно всякий день слышать, что из космоса к Земле грозным роем летят астероиды, метеориты, кометы, какие-то неведомые и раньше никому не известные планеты. Прямо диву даешься, за что платят деньги бездельникам-астрономам, если они всего этого не то, что предотвратить не могут, а сами узнают-то обо всем в самый последний момент, да и то по телевизору.

Но настоящую угрозу жизни начинаешь чувствовать лишь тогда, когда на твой собственный подоконник прилетает не вселенский дракон, не валькирия кровожадная, не ангел смерти, а всего-навсего малая небесная пташка, и начинает клювиком стучать в окно, предупреждая о неизбежном конце. Вот тут-то и оторопь берет, и вспоминаешь разом и про то, что третьего дня в боку кололо, и про поджидающих в подъезде анаконд, и про злобные кометы-планеты.

Вот так, незначительными последствиями значительных неурядиц, слабым эхом мировых громов, воплей и стонов, бледными тенями пылающего касались глобальные события локального обывателя, и не радовали, ох, не радовали, гады. Нынешняя же весна подарила нашим людям ещё и особые впечатления, полностью затмившие отголоски всемирных бурь.

Первым таким острым впечатлением стала старушка. Крохотная, стриженая, слегка растрепанная, в линялом халате поверх ночной рубашки, в стоптанных туфлишках на босу ногу, она весь апрель подходила на ночных улицах к интересным мужчинам и, хихикая, спрашивала:

– Мужчина, вы не откроете мне кисель?

И, кокетливо склонив голову набок, протягивала опешившему бутылочку магазинного киселя с очень туго завернутой крышкой. Находились даже внимательные, рассмотревшие, что кисель этот был клюквенным или брусничным. И об этом потом велись особые толки, нацеленные на то, чтобы уловить скрытые смыслы в клюкве и бруснике и определить разницу между клюквенным и брусничным вариантами.

Не все были вежливы со старушкой. Кто-то шарахался и прибавлял ходу, кто-то даже высказывал что-нибудь нелицеприятное для пожилой дамы, дескать, нечего таким старым грымзам ночами по улицам шастать. Немало было и тех, кто стандартно изображал из себя Челентано:

– А в вашем возрасте пить кисель вредно!

Но не стоит торопиться осуждать этих невежливых, не стоит укоризненно качать головой и припоминать подобающие в подобных случаях увещевания. Потому что было и в походочке старушки, и в смешках её, и в ужимках, и в старческом кокетстве, и в киселе этом детском что-то отталкивающее, пугающее что-то и даже, не побоимся этих слов,– леденящее душу. А мужчины, они ж такие – когда начинают бояться, то непременно и гадости всякие начинают говорить, причем чаще всего именно тому, кого перепугались.

Конечно, находились и те, кто страх свой глубоко прятал, напиток очень старательно открывал, вежливо передавал его старушке и тихонечко уходил восвояси. Вот они-то, эти вежливые и могли впоследствии о старушке не вспоминать. Но они вспоминали, долго вспоминали, все никак её забыть не могли, так что некоторым даже пришлось и к специалистам обращаться. С теми же, кто старушке не помогал и, уж упаси боже, хамил ей, буквально назавтра случались всевозможные пренеприятнейшие неприятности. А в народе говорили даже, что кто-то из этих интересных, но невежливых мужчин в одночасье скончался.

Встречи эти происходили в самых разных городах. Старушенцию видели и в Лохове, и в Мурках, и в Свиновье, и в Лысой Балде, так что оставалось только гадать, ездит ли туда-сюда одна и та же старушка, или существует Национальная лига старушек, выводящее молодых хамов на чистую воду и потом жестоко мстящее им.

Кроме старушки по ночным улицам многих городов бродила и странная, опасная парочка. О своем приближении она предупреждала громким металлическим дребезжанием, потому что всегда появлялась с тележкой, наподобие тех, что полагаются посетителям в супермаркетах. Составляли пару женщина-медсестра и мужчина-санитар, оба чрезвычайно нехорошего вида.

Медсестра была очень высокой, плечистой, косоглазой, кривоногой и редкозубой, в белом, накрахмаленном до скрипа халате, в высоком колпаке с вышитым алым крестом и в белых парусиновых тапках. Санитар, напротив, был мелким, субтильным, плешивым, и тоже с какой-то перекошенной рожей, с оттопыренными ушами, с цепкими обезьяньими руками, в грязноватом, не по росту длинном сером халате с завязочками на горбатой спине.

Парочка с коляской бесцеремонно подкатывала к загулявшим прохожим, оценивающе рассматривала беспечных и молча переглядывалась. Медсестра подавала знак, а санитар с неожиданной силой хватал ничего не подозревающего ночного фланёра и с грохотом кидал его в тележку. После чего коллеги удалялись, а металлический лязг и матерщина похищенного ещё долго раздавались на темных улицах, обозначая движение неведомо куда.

Говорили, что попавшие в тележку исчезали навсегда, и число их так сильно росло, что просто диву можно было даться прыткости и трудолюбию ночных медиков. Обнаружить же непонятные их действия помогли бдительные граждане, выгуливающие по ночам родных собак, и другие не менее бдительные граждане, просто околачивающиеся на своих балконах, покуривающие, поплевывающие и посматривающие на луну. Все эти достойные граждане и описали в подробностях внешность негодяев.

Собаки любых пород, размеров и мастей парочку боялись, тихо рычали, прижимали уши, прятали хвост и норовили увести любопытствующих хозяев с места происшествия в безопасные квартиры. Парочка же никакого внимания не обращала ни на трусливых собак, ни на их смелых хозяев, ни на тех, кто прохлаждался на балконах-лоджиях, действовала слаженно и целенаправленно и ни разу не встретила ни малейшего сопротивления.

Противоправные действия парочки не могли не заинтересовать власти и компетентные органы, и они заинтересовались, но так и не смогли удовлетворить свой вполне естественный интерес. Попытки же определить, кого именно и почему забрала поганая двоица, позволили утверждать, что исчезали люди разные, но только те, кто давно уже ничего не ждал от жизни, считал ее наискучнейшей штукой и основную радость существования находил в питии крепких, очень крепких и запредельно крепких напитков.

Это дало вполне разумную версию, что медсестра с санитаром служат в вытрезвителе, туда же и увозят гуляк. Однако немедленная ревизия всех этих совсем недавно возрожденных, но от этого ничуть не менее полезных заведений, а заодно – больниц и моргов, хотя и позволила обнаружить многих, исчезнувших по совершенно иным причинам, не помогла отыскать ни одного из тех, кого, судя по показаниям очевидцев, увезли в ставшей знаменитой тележке. Выявить основных фигурантов этого неприятного дела среди сотрудников вытрезвителей и больниц тоже не удалось, хотя на удивление многие своим видом сильно напоминали косую медсестру и горбатого санитара.

После того, как в специальных лечебных учреждениях похищенных обнаружено не было, в некоторых городах были созданы особые ночные дозоры, имеющие целью изловить и обезвредить похитителей. Но дозоры эти так никого и не изловили и в силу этого совершенно не обезвредили, парочка же бесследно исчезла. Возбудить или открыть что-либо, способствующее выведению мерзавцев на чистую воду тоже не получилось, потому что нет трупа – нет и дела, тел же погибших, равно как и хоть каких-либо следов похищенных, обнаружить не удалось.

И по поводу старушки, и по поводу медицинской парочки были опубликованы десятки газетных репортажей и журнальных статей, организованы циклы радиопередач, сняты телевизионные шоу, в результате чего почти все пишущие и говорящие во мнениях сошлись.

Про старушку решили, что все происшедшее – череда совпадений, связанных исключительно с тем, что наша пищевая промышленность выпускает совершенно не открываемые, а стало быть – и негодные к употреблению кисели. Так что одинокие старушки просто вынуждены гурьбой выходить на улицы и просить первых встречных открыть неподдающееся лакомство. В связи с этим обязали соответствующие организации проследить, чтобы впредь такое безобразие не повторялось, а кисели открывались ничуть не хуже кефиров, кумысов, айранов и танов. А уж за то, что потом происходило с теми, кто эти кисели открывал или не открывал, пенсионерки решительно никакой ответственности не несут. Им бы за себя её нести, в их возрасте и этого более чем достаточно.

Версию же некоторых умников, согласно которой, старушка с киселем – это смерть, духовная и физическая, что кисель этот для человека – куда хуже любой косы и метафора полнейшей деградации, символ утекшего времени, ушедших сил и неустранимой немощи, дружно и категорически отвергли как банальную и завиральную одновременно.

Завиральную – потому что многие совершенно здоровые, абсолютно полноценные люди любят время от времени побаловать себя киселем. И это хорошо, просто прекрасно, ведь кисель – блюдо не просто полезное, а полезное во всех отношениях и превосходное на вкус. Так что ни к немощи, ни к смерти кисель решительно никакого отношения не имеет, а только к жизни, здоровью и благополучию, если не сказать – к счастью. Отрицать же это осмеливаются только те несчастные, которым настолько не повезло, что отродясь не попробовали они настоящего вкусного и живительного киселя.

А банальную – потому что, ей богу, надоело. Как только ни появится где-нибудь хоть какая-нибудь старуха, хихикающая, рыдающая или молчащая, один черт, сразу же находятся примитивы, которые усматривают в этом приближение смерти (Пушкин, разумеется, исключение). Если же кто-то видит смертельную опасность для себя именно в старухах, то пусть сходит на рынок или в поликлинику, где старушек этих пруд пруди, и убедится, что остался живым и здоровым, а если даже и не остался, то вовсе не по вине безобидных бабусь.

С парочкой тоже все было абсолютно ясно: конечно же, снова напортачил Минздрав. Поторопился проявить очередную идиотскую инициативу: организовал ночные патрули из медработников среднего и низшего звена и раздал им доступный транспорт, с тем, чтобы работники эти, поддерживая государственные стратегии на здоровый образ жизни, собирали всех, этот образ не практикующих, и отвозили их в специализированные клиники на курс ускоренной реабилитации.

А в подтверждение этой версии непременно вспоминали, как прошлой осенью, во Всемирный день отказа от курения, те же работники Минздрава придумали красного урода – Коня Долбака. И эти красные долбанные кони, которых в столице оказалось как собак нерезаных, нагло приставали на улицах ко всем курящим, выхватывали у несчастных изо рта сигареты, вырывали из рук пачки, отнимали зажигалки, ругались и под конец совсем распоясались. Вот и теперь, начали за здравие, а получилось как всегда – медпатруль стал превышать и безобразить.

По поводу же неприятной внешности патрулирующих вполне резонно спрашивали: это кто же это с нормальным-то видом согласится на такую препаршивую работенку? На вопрос же, куда делись те, кто попал в лапы борцов с вредными привычками, отвечали: никуда не делись. Дома они давно, просто перекрываются. Ну кому охота рассказывать про себя, что кто-то затолкал тебя, пьяненького, в тележку и, словно овощ, отвез туда, куда ты вовсе не собирался?

На все же протесты видных работников здравоохранения, категорически отрицающих всю эту белиберду, снисходительно улыбались: людям и в принципе-то несвойственно признаваться в собственных проступках, а уж в нашей стране, да в последние четверть века, вообще никто никогда и ни в чем не признается. И снова вспоминали Коня Долбака, от которого в свое время его создатели открещивались не менее рьяно.

Третьей весенней напастью стали мухоловки. Раньше о них никто и слыхом не слыхал, и в глаза их не видел, а теперь только о них и говорили. Мухоловки были насекомыми, не очень крупными, но и не мелкими, сантиметров этак пяти-шести, слегка напоминающими сороконожек из детских песенок, но с разным числом тоненьких ножек, однозначно указывающих на возраст существа. Как-то так нынешней весной получилось, что мухоловки в невероятных количествах развелись в квартирах, оказались очень прыткими и, как им и полагается, ловко охотились на мух.

Несомненная польза мухоловок, заключающаяся в их способности уберечь любую квартиру от непременной летней мушиной напасти, существенно уменьшалась их числом, расторопностью и практической неустранимостью, подтверждающих известную истину: от волка убежишь, на медведя напорешься. Мухоловки сигали по помещениям, все время размножались и поначалу ничего, кроме мух, не ели, что сразу сузило число способов борьбы с ними. Они были яркими, продольно полосатыми, и от их фиолетовых и красных полосок, мелькающих то тут, то там, у многих просто рябило в глазах.

Посовещавшись, решили извести мухоловок, избавившись от мух, и с огромным пылом этим занялись. Но когда мух не стало, с ужасом обнаружили, что ногочелюсти голодных мухоловок (а у них были именно ногочелюсти, как объяснили все желающим умные биологи) способны пережевывать все, что им, голодным, под ногу попадется. Особая неприятность была связана ещё и с тем обстоятельством, что по виду даже взрослой мухоловки не было совершенно никакой возможности определить, где у нее перёд, а где – зад. Так что всякий раз непонятно было, собирается ли мухоловка что-нибудь съесть или, напротив, уже наелась и отвернулась. Одинаковые спереди и сзади мухоловки беспрепятственно лопали любые продукты, грызли мебель, жевали ковры и постели, точили стены и полы, и были настолько всеядными, что породили у многих вполне резонные опасения: а не начнут ли эти прожорливые твари охотиться на людей?

Страх быть съеденными мухоловками был настолько нелепым, что оказался невероятно сильным, мгновенно перерос в ужас, а тот – в панику. И совершенно неизвестно, чем бы все это закончилось, если бы мухоловки не исчезли совсем. И однажды прекрасным майским утром жители крупных городов, утомленные безуспешной борьбой с мухоловками и страхом умереть столь бездарно, вдруг обнаружили, что в их квартирах мухоловки больше не живут. Не поверив себе, дружно бросились искать, заползали под кровати, заглядывали под диваны, отодвигали шкафы, но ни одной, даже самой маленькой и нерасторопной мухоловки, так и не нашли. После чего испытали даже что-то вроде некоторого сожаления.

Куда делась столь большая популяция животных, осталось тайной. Но загадка эта мало кого волновала, кроме нескольких биологов, уже размечтавшихся о статьях, книгах и диссертациях, да неугомонных зеленых, вечно придирающихся ко всякой чепухе. И, как водится, о мухоловках очень скоро совсем забыли. И практически никому не запомнилась шуточка одного умника, что история с мухоловками – хилая пародия на нападение саранчи, той самой, описанной у безумного Иоанна как одна из дьявольских разрушительных сил.

Факт же полного исчезновения старушки, медсестры и санитара и вовсе никого не обеспокоил. Никому и на ум не пришло спросить: где, мол, старушка, жива ли, здорова ли, кто теперь открывает ей кисель? А как там медсестра с санитаром поживают, все ли у них в порядке? Да и чего тут беспокоиться, ведь люди у нас именно так всегда и исчезают – бесследно. Вот были, и у всех на виду, и все их знали, завидовали, обожали, ненавидели, подражали, и вдруг раз – и нет их, вроде как и не было никогда, и не помнит никто. И все столько раз это видели–перевидели, что и говорить здесь решительно не о чем.

И даже всегда взволнованных зеленых исчезновения этих каких-никаких, но людей совершенно не взволновали, и это в полной мере говорит о том, что не понимают они главной, хотя и простой вещи. Ведь самой уязвимой частью природы как раз и является человек, потому что несовершенен он, ущербен и слаб, и весь состоит из одних изъянов. И нет у него ни клыков, ни когтей, ни копыт, ни шерсти, ни панциря, ни ловкости, ни защитной окраски, и труднее всех ему выжить в этом жестоком мире, поэтому именно за него-то и стоит волноваться. А мухоловки с пауками как жили пятьсот миллионов лет, так и дальше проживут, и ещё всех этих зеленых, а заодно – и красных, белых и голубых переживут, так что причин для волнений тут особых нет.

Но все же самым сильным весенним впечатлением стали змеи. Начиная с прохладной апрельской сырости и до последних жарких майских дней, они выползали в городах и поселках в самых неожиданных местах. Чаще – по одиночке, иногда – свиваясь в отвратительные клубки. Совсем маленькие и большие, напоминающие то разожравшихся до безобразия гусениц, то забытые на газонах шланги.

Змеи нежились на мокрой траве газонов, колечками грелись на ступенях подъездов, заползали в автомобили, супермаркеты, рестораны и офисы, деловито ползали по улицам, свисали с деревьев и с любопытством таращились на людей из подвалов. И то и дело можно было слышать длинные женские визги и короткие мужские «ах!», отмечающие внезапные встречи горожан с пожаловавшими в город рептилиями.

Мир так устроен, что змеи – особенные существа. И любая самая безобидная змейка почему-то значительнее жирафа или бегемота. И женщина, способная родить десятерых и глазом не моргнуть при виде льва, крокодила или разъяренного колхозного быка, начинает закатываться в невообразимом визге, передергиваться от отвращения, испытывать настоящий ужас рядом с крохотным перепуганным ужонком.

Змеи так впечатляют, что дарят человеку особое и сильное чувство – гадливость, определяя представление о самом безобразном, что есть в природе. И благодаря этому даже ничтожные змеиные подобия, всякие безобидные червячки, личинки и гусенички, у многих вызывают ничем не обоснованный страх. А уж когда змей несколько, да появляются они там, где и не предполагаешь, пугаешься так, словно внезапно оказался на том свете.

Вот и теперь многочисленные змеиные выползки перепугали всех до полусмерти. Помимо визгов, криков, икоты, заикания и обмороков реакцией на них стали многочисленные сентенции по поводу причин происходящего. Самое распространенное суждение – и у змей есть Эго, инстинкт самосохранения. Земля перегрелась, прошлогодняя летняя жара и нынешняя зимняя сейсмическая активность нагрели планету изнутри, точно гигантскую духовку. Вот бедняжки и выползли в весеннюю сырость и прохладу, чтобы не изжариться живьем, как колбаски.

На вопрос же: почему змеи появились именно в городах – отвечали, что не только. Земля греется везде, и города не исключение. Но если все несчастные, что крутятся как белки в колесе, вспомнят, что помимо тротуаров и газонов существуют яркие весенние лужки и лесные полянки, и даже соизволят съездить туда, то обнаружат и там стремящихся спастись змеек. Причем во множестве.

Желающих съездить на залитые солнцем лужки и полянки со змейками оказалось немного, а вот в городах видели ужей лесных, болотных и косоглазых, аспидур, ложных и натуральных гадюк, опистотрописов, всевозможных щитомордников, полозов и удавов. Названия змей удалось установить благодаря лицам мужского пола, преимущественно – увлекающимся зоологией школьникам. Женщины же, как правило, рассказать ничего не могли, лишь тряслись, визжали и рыдали. По слухам, в одном из городов обнаружили даже анаконду, правда, не сразу, потому что лежала она так тихо, что ее долго принимали за трубу теплоцентрали.

Всякое появление змей приводило к тому, что место это тотчас же пустело, а в МЧС раздавался шквал звонков с требованиями немедленно обезвредить гадин. По сводкам МЧС за отчетный период, включая апрель и май, специалистами министерства в городах страны было обнаружено, выловлено и водворено на подобающие им места три тысячи девятьсот пятьдесят четыре змеи всех видов и размеров.

Как всегда, пока одни работали, другие наводили тень на плетень. И уверяли, что змея никогда не встречается человеку случайно. Вот и Ева встретила Змия исключительно потому, что была к этому полностью готова. А свивающиеся змеи – символ угрызений совести и приближающейся опасности. Змеи мелкие означают многочисленные сплетки, крупные – большие неприятности. Так что все эти встречи гадов и горожан должны заставить последних озаботиться не только своим нынешним образом жизни и моральным обликом, но и обдумать перспективы на предмет их изменения в лучшую сторону. Но есть замечательный рецепт от змеиных укусов: змеи никогда не нападают на обнаженных людей. Так что все бояки могут в целях безопасности раздеться и ходить себе нагишом сколько им влезет.

Были и те, кто плел плетень все дальше и дальше и говорил, что змеи связаны с мистическими демоническими силами. Любая змея суть концентрация человеческого себялюбия, и, встречая её, мы видим свернутую клубком злую, чёрную ипостась собственной души. Змея – символ греха, и неслучайно именно женщины так боятся змей. Ибо слух мужчины так не склонен к искушению, как слух женщины. Но змея двойственна, она есть дьявол в раю, Самаэль. Змеиное тело – граница между жизнью и смертью, змея есть жизнь и смерть одновременно. Змея же, свернутая кольцом, означает близкую гибель мира, его непременный конец и рождение нового мира, неведомого, как помыслы самой змеи.

Остановила паломничество змей в город только надвигающаяся летняя жара, которую выдержать было не под силу даже бразильским анакондам. И ужи с полозами уползли из городов. Может, если верить программам новостей, – и под землю, а может – и в леса и на луга, чтобы всласть порезвиться там во влаге и прохладе. Что они, змеи, дураки – на раскаленном асфальте париться?

Вот в этих-то незначительных для мира событиях, в толках и пересудах по их поводу, а также в обычной дачно-огородной суете почти и пробежала весна, и почти пришло лето, как всегда, обещающее долгожданную лень и непременное затишье в делах.

Глава 4
День славянской письменности: афиши
Русскоязычный интернет-форум konecsveta.ru существовал уже несколько лет, но в последнее время заметно притих, поскучнел. Завсегдатаи уже давно переговорили обо всем, имеющем хоть малейшее отношение к обсуждаемому событию, и теперь основное удовольствие находили в том, чтобы поучать случайных любопытных невежд и ставить на место пылких неофитов, вообразивших себе, что они понимают больше всех. Большинство выходило сюда просто так, потрепаться по привычке, но все же некоторая часть пересудов касалась обещанной в нынешнем году космической катастрофы: прилетит или не прилетит что-нибудь опасное к Земле, столкнется – не столкнется, промахнется – не промахнется, кончится – не кончится.

Но всем уже было ясно: не прилетит и не кончится. Пики посещаемости на сайте приходились на конец рабочего дня, этак с шестнадцати до восемнадцати, и на вечерние часы с девяти до полуночи в те дни, когда не было футбола и хоккея.

– Представления о конце света – это кунсткамера человеческих страхов и заблуждений. Каждый раз, когда люди чего-нибудь сильно боятся, они связывают это с концом.

– Конец света наступает именно тогда, когда люди начинают считать, что он связан с падением какого-нибудь дурацкого метеорита или с атакой инопланетян.

– Но все равно, если упадет, обидно будет. Строили-cтроили цивилизацию, и тут – бац! И нет ничего.

– Кому обидно-то? Уж если упадет, обижаться будет некому. Да и строили не мы. Вы вот лично что построили?

– Интересно, всех накроет? Китайцы-то, небось, останутся, у них вон какой запас тел и душ.

– Метеориты падали, падают и будут падать на Землю, и никакого отношения ни к концу света, ни к смерти нашего мира, ни к разрушению цивилизации это не имеет. Падение метеорита – это конец самого метеорита, только и всего.

– А как же тот, что упал шестьдесят пять миллионов лет назад? Была ж катастрофа, да ещё какая! Рельеф изменился и животный мир.

– Но Земля-то на месте, да вот и вы с нами разговариваете.

– Почему опасности вечно угрожают именно человечеству? А инопланетяне живут себе, развиваются. Несправедливо.

– Люди! Не завидуйте хотя бы инопланетянам. Если уж наступит настоящий конец света, то и от инопланетян мокрого места не останется.

– Да где вы видели инопланетян? И какое нам вообще до них дело? Давайте ещё обсудим, исчезнут ли в конце света снежные люди или атланты.

– Тут что, одни невежды собрались? Конец света – духовная катастрофа, а свет – это не планета Земля и даже не Вселенная. Не следует путать космическую катастрофу со смертью мира. Христианство давно описало светопреставление как духовное разрушение. А инопланетяне-то как, по-вашему, будут духовно деградировать?

– Зачем так далеко ходить? Стоит ли нам обсуждать каких-то абсолютно чужих нам синемордых и косорылых инопланетян, когда есть наши братья-азиаты? Китайцы-то почему должны погибнуть? Или индийцы? Только на том основании, что они не христиане? Но раз они не христиане, то и не могут деградировать в христианском смысле. И тогда единого, универсального конца света в принципе не может быть. А потом – у азиатов есть же собственные представления о конце света, и совсем не такие страшные, как у европейцев. У них все циклично и связано с обновлением мира. И почему они должны наши-то представления принимать? У них, слава богу, свои мамы и папы есть. А духовны они не меньше нас с вами.

– Но это же совсем другая духовность!

– Духовность – она и в Африке духовность. Но получается, что это именно христианство не позаботилось о том, чтобы приобщить целые огромные народы к своему учению. Не смогло, не справилось с Азией. Или Господь не захотел открыть бедным азиатам глаза. Но ведь это же чушь!

– А вы Коран почитайте. Там же прямо написано: всякий народ получает собственные представления о Боге там, тогда и в том виде, в каком может их воспринять и понять. Так что Бог обо всем позаботился и показал себя разным народам в соответствии с их культурой и разумением.

– Понятно, почему так говорят именно мусульмане. Они свою религию получили последними, у них была возможность проанализировать предыдущие, да и заимствовать многие вещи и у христиан, и у евреев.

– Хватит мусульман хвалить, от них все беды.

– Слушай ты, камень при дороге, ещё одно слово против мусульман – и я пожалуюсь модераторам. И тебя, фашиста проклятого, отсюда быстро удалят. А сам наведу о тебе справки и подъеду поговорить.

– Как вам не стыдно, уж хотя бы при обсуждении конца света можно обойтись без шовинизма!

– Для того чтобы понимать, что такое конец света, для начала следует понять, что такое свет.

– Да какой там свет, когда вон людоедов поразвелось! Какой-то мужик с бабой своей не просто людей убивал и ел, но и консервы из них делал. Вот это я понимаю, конец света.

– А я вот недавно по телевизору смотрел. Один ученый под предлогом научных исследований натаскал к себе домой трупов с кладбища и извращался. Типа, свою милую в гробу я старательно…. Тоже мне ученые, мать их…

– Да они все такие, эти ученые, все психи и уроды недотыканные!

– А сколько их ещё таких, некрофилов, педофилов, зоофилов и хер знает ещё чего филов. Жить становится не просто страшно, но и омерзительно.

– Ага, черт те что. Я вот вчера в интернете ББК хотел найти для статьи, библиотечную классификацию. Открываю один сайт с этой самой ББК, там все в порядке, разделы разные. А выше – три окна с порнографическими видеозаставками, да такими, что нельзя не заглядеться. Я их открывать не стал, ученый уже – вирусы, но и так все отлично видно. Одна совсем уж ужасная, натуральная такая и очень динамичная. И подпись: отец и сын имеют дочь сразу в две дыры.

– Как вам это удалось, господа? Так быстро свести разговор с третьего сорта на седьмой?

– Почему это на седьмой? Это кто же такой чистоплюй? Получается, что говорить можно только о высоких материях? А деградация и духовная смерть связана именно с низкими! Так что, молчать об этом? Прятаться от реальности за собственным ханжеством? Жопа, значит, есть, а слова «жопа» быть не должно? В жопе мы, в жопе! Как вам это нравится – духовная жопа? Или вы предпочитаете ¬– ментальный анус?

– Все эти нравственные падения стары как мир, вспомните Рим.

– Рим потому и погиб.

– Да кто вам сказал, что он погиб? Стоит себе не хуже Москвы, на том же самом месте. А вот Вавилона действительно нет, видать – они похуже себя вели. Или просто время им пришло.

– В том-то и дело, что в Риме люди не грешили. Риму просто неоткуда было падать. Понятие «грех» в европейской культуре появилось только вместе с христианством. Чтобы ни вытворяли древние греки и римляне, это были всего-навсего неполезные, а значит – непрактичные поступки. Например, разгневал кто-то какого-нибудь бога (а боги у них были очень похожими на людей, обидчивые, капризные, мстительные и порочные), и это было просто неполезно ему самому, потому что ему будут мстить. И тогда следует как-то загладить вину, чтобы снова стало безопасно. А грех – это когда ты осознаешь, что поступил плохо, потому что это противоречит нравственному закону, который внутри тебя и который следует исполнять, несмотря ни на что. И вовсе не потому, что за неисполнением последует наказание. Непрактичным при этом очень часто оказывается как раз не злое, а доброе.

– А как же Содом и Гоморра? Ведь они существовали до христианства? И Господь стер их с лица земли за грехи.

– Я же сказал: в европейской культуре. Иудеи и окружающие их народы знали о грехе задолго до европейцев. Им Божественный закон был дан куда раньше.

– И тут евреи первыми успели!

– Слушайте, а я думал, чёрной сотни больше нет!

– Пардон, я забыл, что интернет перегружен иудеями.

– Как раз воспоминание о Содоме и Гоморре и дает надежду на спасение.

– Договорились, поздравляю! Оказывается, надежду на спасение дает воспоминание о мужеложцах. А я-то, наивный, думал, что вера в Бога и соблюдение заповедей.

– Не ёрничайте, вы же прекрасно поняли, о чем я. Следует всего-навсего отыскать на Земле нескольких настоящих праведников. Если есть праведники, концу света не бывать.

– А может произойти новый Всемирный потоп? Эх, попасть бы на ковчег, в случае чего.

– А кем попадать собираетесь: зайкой, киской, мышкой? Или вы праведник?

– На Ковчег не попадете, Ноя нет, построить некому.

– Сейчас если бы кто и построил такой кораблик, вряд ли бы стал на него зверушек собирать. И людей бы не позвал.

– Вот-вот, это и называется – конец света.

– Ребята, а я слыхал, что к нам летят рептилии какие-то на тарелках!

– О боже!

– Слушайте, но если все же конец света, то почему именно при нас? Взять тот же Рим. Жизнь тогда полностью обесценилась, вдоль все дорог стояли тысячи крестов с распятыми, львов кормили гладиаторами, матери убивали младенцев, чтобы оградить их от ужаса существования. Или Средневековье: людей жгли тысячами, крестовые походы эти жуткие, состоящие из одних сумасшедших и прокаженных. Или фашистскую Германию. Романтичные Гретхен, носящие в розовых ушках сережки из золотых коронок тех, кто погиб в газовых камерах. И законопослушные Гансы, сладко спящие на матрацах, набитых волосами покойников. И ничего – никакого конца. Мы что, самые худшие, что ли?

– Похоже, что худшие. Никогда прежде человечество не было так озабочено содержимым собственных желудков и видом собственных задниц. Все мысли только о жире и сперме. Фаршированные гнилые мозги, напичканные зубами, морщинами, задницами, сиськами, членами и вагинами.

– Ну, не все же такие...

– А вы знаете хоть кого-нибудь, кого собственная внешность беспокоила бы меньше, чем душа? Сами же наверняка только тем и занимаетесь, что ежеминутно калории подсчитываете. Или жену замучили: похудей, смотри, как другие в твоем возрасте выглядят. А про душу и не вспоминаете.

– Меня больше волнует, где конец света начнется? Где этот самый Армагеддон?

– И думать нечего, у нас, родимых. Где-нибудь в Мандах, Б. Лядях или Поебае. А может – на реках Хуямбусибин или Убля.

– А без мата нельзя?

– О чем вы, батенька? Я просто перечислил те реально существующие в нашей стране местечки, названия которых, на мой взгляд, вполне заслуживают того, чтобы гора Меггидо находилась именно рядом с ними. Я географ, знаете ли. А как вам нравится такое название городка – Адово?

– Да уж, зачем нам чужие содомы, когда своих предостаточно. В Стране есть и Большой Содом, и Малый Содом.

– Это кого ж так угораздило?

– Желтогорскую губернию, не одной же дрофой ей славиться.

– Совершенно не согласен с тем, что конец света может начаться в нашей Стране.

– Всё к тому идет. Последнее столетие не было ни одной всемирной заварухи, которая началась бы не у нас.

– Нет и другой страны, где было бы разрушено столько храмов. Вспомните: евреям вполне хватило одного, чтобы вот уже два тысячелетия мотаться по миру.

– Ну, так помотаться и мы бы не прочь. Испания, Италия, Германия, Англия, Штаты. Небось, ни в Монголию, ни в Конго, ни на Колыму не отправились. Вот и стали сплошными Ротшильдами и Эйнштейнами.

– Эйнштейн и в Конго был бы Эйнштейном. А вы и в Оксфорде останетесь бухгалтером Тюпкиным, или как вас там.

– А хамить-то зачем? Я вам не хамил, так сидите тихо и сопите в две дырки.

– Наша страна, и в самом деле, – одна сплошная катастрофа. Мы развиваемся исключительно в авральном, катастрофическом режиме. Нам все время нужен антикризисный управляющий.

– Ага, а управляют нами, наоборот, – кризисные. Косил косой косой косой.

– Мужики, а кто такой Ной?

– Уже и в интернете проходу нет от невежд. Все колхозники научились по клавишам стучать. В википедии посмотри, если читать умеешь.

– Конец света – это ж не мгновенное событие, а достаточно долгий процесс. И начался он одиннадцатого сентября, когда обрушились американские небоскребы. Я в тот день днем включил телевизор, увидел, как они складываются, и понял, что это начало конца, вопрос только времени. Это и был настоящий Армагеддон.

– Скажете тоже – сложились! Это их сложили.

– Опять на мусульман наезжаете?!

– Да успокойтесь вы, юноша. Что-то, похожее на конец света, чаще всего устраивают христиане. В Корее, Вьетнаме, Камбодже, Афганистане, Ираке. А до этого – в Третьем Рейхе.

– Не забудьте про сталинские лагеря.

– А я вот читал, что Луна – это инопланетная станция, с которой ведется наблюдение за землянами. Потому и Армстронг в обморок упал, когда на ту сторону Луны заглянул. А земля – что-то вроде опытной делянки, на которой произрастают посевы новой культуры, называемой человеки. Вот сочтут наш огородик бесперспективным, свернут исследования, сравняют грядки и улетят себе восвояси. Вот вам и конец света.

– Да уж, гордыня человеческая ни с чем не сравнима. Ну, скажите на милость, на кой ляд инопланетянам наблюдать за нами столько времени? Чем мы так интересны-то?

– Не скажите, людишки – презабавные существа. Это ж, наверное, обхохотаться можно, наблюдая за ними. Бегают, суетятся, кулачками друг другу грозят, все у других из рук выхватывают. Я сам бы не отказался иметь дома аквариум с такими вот домашними любимцами.

– Скорее, террариум. Но вы, я вижу, себя-то к людям не причисляете. Эк вы о нас – они! Сверхчеловек?

– На самом деле, изучить что-либо можно, только находясь внутри системы, будучи в теме. Это хорошо известно. Поэтому вряд ли инопланетяне изучают нас вот так, с Луны.

– По-вашему получается, что изучить собачью жизнь можно, только живя в собачьей стае. А ещё лучше – будучи собакой. Это вызывает некоторые сомнения.

– Но вдруг Луна – и впрямь инопланетная станция? Тогда инопланетяне когда-нибудь улетят к себе, а ее бросят здесь, как мы бросили наш луноход. А она ведь искусственный спутник, покрутится-покрутится, да и рухнет на Землю, как все остальные. Вот тогда и будет конец света, когда этакая бандура вмажется в нас. Вот вам и Нибиру под самым носом.

– Многие люди очень боятся нашего мира. Они уходят в леса, в тайгу, запирают себя в собственных жилищах, не показывают никому собственных детей. И их становятся все больше и больше. Может быть, им на том свете будет лучше?

– А я думаю – это психи.

– Кого господь хочет наказать, того он лишает разума. Эта самая большая беда – потерять разум. Сон разума рождает чудовищ. Гойю вспомните.

– Но неразумного ведь нельзя наказывать за грехи? Тогда что – безумцы попадают в рай? Офелия – понятно. А параноики, Сталин, например? Ведь он дел-то натворил! И что же – тоже в рай?

– Этого никто не знает. Если бы мы, здесь, могли судить о том, кто куда попадет, было бы совсем другое дело.

– А я ужасно, ужасно, боюсь конца света! Жутко боюсь. В любом случае. Если это космическая катастрофа – то хочу жить, не хочу расставаться с жизнью! А если это судный день – то грешен, боюсь попасть в ад! Почему тут все говорят о всякой ерунде? Почему никто не признается, что он просто боится?

– Не следует бояться того, что может разрушить наши тела, но не может разрушить души. В этом смысле метеориты и летящие к нам планеты – ерунда, мелочь пузатая.

– Бояться каждому нужно только самих себя. Мы сами – источник всех мерзостей, злобы, похоти, алчности, гордыни и прочих пороков. Конец света наступает тогда, когда они побеждают в человеке. Тогда умирает его собственный дух. Это конец мира, его собственного мира. Мира в душе.

– Если бояться, то как же победить?

– Тут, я смотрю, собрались сплошные доморощенные теологи. Выучили три слова – и вот трындеть. Все такие духовные! А кто из вас не сквернословит, не жадничает, не злится, не прелюбодействует, хотя бы глазом, знает молитвы, держит пост? А Библию кто читал? Или всего Достоевского? И вообще, кто из вас книги читает, а не статьи в википедии? Богословы, мать твою…

– К вопросу о гордыне. Согласитесь, люди могут судить о конце света не более чем микробы, живущие в наших телах о нашей будущей смерти. Откуда знать нам, сирым и убогим кишечным палочкам, об устройстве столь сложного организма, каким является мир? А уж о его будущей смерти – и подавно?

– Так именно микроб и может вызвать смерть. Вот и мы, доигрались, загрязнили природу, осквернили культуру.

– Человек не микроб, а венец творения.

– Тогда можно успокоиться, не так ли? Зачем творению уничтожать свой собственный венец?

– А если творение сошло с ума?

– Не знаю, как творение, а человечество давно сошло с ума. Давно уже существует только два вида коллективного существования – шизофрения и паранойя. Общественные группы пребывают либо в шизоидных (и это ещё лучший вариант), либо в параноидальных состояниях – фашистских, коммунистических, авторитарных, фанатических.

– Согласна с предыдущим заявлением. Вот, например, шизокапитализм. Он обусловлен массовым производством излишних желаний. Чрезмерные желания и непрестанные стремления их удовлетворить плодят такую всемирную суету и такой планетарный абсурд, каких ни в одном дурдоме не найдешь.

– Коллективная паранойя всегда связана со сверхидеей, внедрить которую в общественное сознание проще простого. Надо всего лишь уверить людей, что они лучшие по какому-нибудь признаку. А все остальные – враги. А для этого просто капать на мозги, капать и капать. Вот нам и капают. И докапались до того, что в головах у всех дырки. Потому и головы пустые.

– Да какая разница, паранойя или шизофрения – один хрен. Психи они и есть психи. Но вопрос: кто ставит диагноз?

– С диагнозом-то как раз и проблема. Потому что патология – это отклонение от нормы. Но представляете, что происходит, когда весь мир превращается в дурдом? Нормальными тогда должны считаться именно психи, потому что отныне они составляют большинство и определяют норму. А ненормальными оказываются как раз психиатры. Диагноз же ненормального – бред.

– Наша действительность сама сплошной бред. Идешь по городу – только и ахаешь. Стоматологическая клиника «Фобос» называется, а аптека – «Деймос». В нашем домике одни комики.

– Беда в том, что любой безумец считает себя не просто нормальным, а самым умным, самым рассудительным, самым мудрым. Тот же, кто признает собственное безумие, обычно всего лишь лукавит, пытается так выделиться из большинства, а целью своей имеет эпатировать публику.

– Человечество вообще любит эпатировать. Оно, словно нервный подросток, лелеет мысль о смерти. Ему бы ещё зрителей, безутешных родственников – непременно предприняло бы попытку суицида. Но, увы, наблюдать некому.

– А мне все время кажется, что за нами кто-то из космоса наблюдает. Выхожу ночью на улицу – жутко так. Луна смотрит, глаза у нее такие мутные, нос вздёрнут, губы кривятся – очень недовольная. И звёзды. Они подмигивают, нехорошо так, редко, нехотя. Если долго смотреть на них, оторопь берёт. И много-много пустоты. Сразу чувствуешь, какой ты маленький, беззащитный, как паучок.

– Пауки как раз хищники. Почему паучок-то, странный вы мой?

– Он же на паутинке висит. И любая сволочь может эту паутинку оборвать.

– А вы больше не ходите на улицу ночью и не смотрите на злую луну, паучок. Ну, скажите, зачем вы ходите? Не знаете? А я вам скажу: любите свой страх. Страх – это чертовски приятно, страх – это наркотик. И его всегда недостает.

– Вот-вот, проблема-то как раз в том, что мы не боимся ничего, вот и утратили радость жизни, без привычной дозы.

– Как это не боимся? Все, абсолютно все боятся потерять деньги.

– Есть неплохая компенсация – нынче никто не боится потерять невинность. Это несколько украшает жизнь.

– И честь. Это вроде не украшает.

– Так прилетит Нибиру или не прилетит?

– Вы с теорией вероятности знакомы? Вот, предположим, открыли вы шампанское, а пробка взяла да и взлетела высоко-высоко. И кто-то в Австралии или в Латинской Америке ухитрился сделать то же самое. Представляете себе, какова вероятность того, что ваши пробки встретятся в стратосфере? Так что можете не переживать, пусть себе летит. Столкнуться с Землей у этой вашей Нибиру никак не получится, даже если она очень постарается.

– Одно дело – пробки, другое дело – планеты. Они ж большие, запросто столкнуться могут. Вон, даже самолеты ухитряются в небе друг в друга вмазаться. Это ж уму непостижимо – в пустом небе! Какая уж тут теория вероятности.

– Тунгусский-то метеорит вон каких дел натворил. А если бы он упал на Париж или Лондон?

– К гибели Земли даже это не привело бы, наша планета, знаете ли, –весьма устойчивая конструкция. Таков мировой порядок.

– У вас, умников, всё устойчивые конструкции. А у самих вся мебель поломана, ванны покоцаны, все краны свернуты, половина лампочек не горит, и розетки током бьют. Прежде, чем мировой порядок обсуждать, свой наведите. Теоретики, бля!

– Просто есть времена, которые следует пережить. Не жить, а выживать, притаиться, и тихими шагами, тихими шагами.

– Да хватит вам, никто и не думает ни о каком конце света. Всех куда больше волнуют генномодифицированные продукты.

–О генномодифицированных продуктах чаще всего беспокоятся обладатели генномодифицированных мозгов.

– А о конце света не просто не думают. Многие и слов-то таких не понимают.

– Люди! Давайте обратимся к правительству, чтобы оно построило всем подземные убежища!

– О боже! Да как же не поймете вы, что нет такого убежища, которое защитило бы хоть кого-нибудь от конца света, и быть не может.

– А зачем же тогда они уже давно построили подземные убежища, для себя? Тогда, получается, что и власть ничего не понимает? В конце света, я имею в виду.

– Власть вообще ни в чем не понимает. Это основной социальный закон. Справедливости ради следует сказать, что и все остальные понимают не больше.

– Я смотрю, на этом сайте вообще твоя моя не понимает. Один про Фому, другой про Ерему. Кто про бузину, а кто про дядьку в Киеве. Все ничего не понимают, и все друг друга поучают. Вы определитесь, наконец, о чем болтаете: о конце света, о космической катастрофе или просто так, ни о чём. А то и впрямь дурдом.

– Вы-то зачем, разумный вы наш, пожаловали в этот дурдом? Никто ж не звал, не неволил.

– Да сын меня спросил, что да как, зашел почитать, а тут – чушь одна.

– Ребята, давайте жить дружно, хотя бы напоследок. Скоро нам вообще нечего будет делить.

– Не нечего, а некому.

– Сойдемся на том, что и нечего, и некому, о;кей?

– А мне кажется, что дело совсем не в том, что люди думают только о том, чтобы пожрать повкуснее, да выглядеть получше. Беда как раз в том, что они об этом стали слишком мало думать.

– Это ещё почему?

– Потому что сидят они вот так на задницах в интернете. Миллионами и миллиардами сидят, и забывают и о еде, и о красоте. Сидят в трусах и тапках, не мытые, не чёсаные, не позавтракавшие или не поужинавшие, и все базарят, базарят и базарят. Так что им совсем и не страшен настоящий конец света, а вот виртуальный их сильно огорчит. Вот сейчас исчезни интернет – и жизни не будет у половины.

– Ну, это вы преувеличиваете, но доля правды в ваших словах, конечно, есть.

– В любых словах всегда есть доля правды. Равно, как и доля лжи.

– Дьяволу нынче можно не заботиться о реальном конце. Ему достаточно организовать его в интернете. И почти все, кто имеют хоть какое-то представление о конце света, его получат.

– Конец света не от дьявола – от Бога.

– Но ведь и правда: всем на конец света глубоко наплевать, и думают об этом единицы.

– Думают всегда единицы.

– А толк-то какой от этих раздумий?

– Не скажите, всегда полезно подумать о конце. Собственно, только о нем следует и думать. Именно представление о неизбежной смерти позволяет всякому жить достойно. Смерть всегда выступает тем фоном, который оттеняет существование и делает его ярче.

– Согласен с вами. Следует очень поблагодарить тех, кто первым заговорил о конце свете в две тысячи двенадцатом. Потому что всем нам очень о многом полезно задуматься, да все недосуг. Нам кажется, что мы все знаем, а ведь многих вещёй мы не понимаем. Причем настолько, что понятия не имеем ни о том, что они из себя представляют, ни о том, откуда берутся, ни о том, как они связаны с другими вещами. Мы не знаем ни корней, ни причин, ни следствий многих очень и очень важных вещёй. Но ведь все эти вещи кажутся нам привычными, обычными и понятными. А чтобы задуматься, необходимо удивиться или испугаться. И вот так, хотя бы слегка испуганными, перед лицом опасности люди могут хоть что-то понять. Именно так начинает понимать смысл и радость жизни тяжело больной.

– Пограничная ситуация дарит острое ощущение экзистенции?

– К сожалению, опасность слишком невелика, и в нее никто не верит, ситуацию нельзя назвать пограничной.

– Всегда остается то самое роковое «а вдруг?»…

– Вот начнись атомная война…

– Типун вам на язык!

– Эх, хорошо нам раньше было! Могли концом света управлять: когда захотим, тогда и сделаем. Нажал одну кнопочку – и миру п…ц. А теперь сами должны от страха писаться, гадать: на нас Иран бомбу кинет или на Штаты?

– Да, человечество не просто смертно, оно внезапно смертно. Хотя сейчас это совсем не похоже на правду.

– Собственная смерть всегда не похожа на правду. В нее всегда не верят, как бы ни старались.

– Так катастрофа будет или не будет?

– В этом году точно не будет. Где это вы видели: чтобы заранее знать о смерти, причем без видимых причин? Только об этом и говорить, и чтобы именно так всё и произошло?

– Заранее вообще ничего знать нельзя, даже того, что сам планируешь. Я вот сколько раз ни собирался сказать в определенное время и в определенном месте заранее обдуманные слова, так у меня ни разу не получилось. Слов нужных, тобой самим придуманных, и тех не скажешь! Как же тогда знать наперед хоть что-то?

– Дано знать только пророкам, а они уже все сказали. Небо будет новое, и земля будет новая. И все. Потому что наш мир – всего-навсего прихожая перед грядущим миром, а дверь в него плотно закрыта. Так что заглянуть в него никак не удастся.

– Неверная аналогия. Пусть не сможем заглянуть, но если мы в прихожей, то уж дверь-то нам видна. А по двери можно многое сказать о доме, в который она ведет, не так ли? Кроме того, у нас могут быть и соображения по поводу того, каким образом эта дверь может открыться. Да и момент, когда она откроется, тоже можно приблизительно определить. Ее ж никто не вышибает, эту дверь, то есть она открывается постепенно.

– Вот именно, что вышибут эту вашу дверь в одну секунду! Любой крупный метеорит и вышибет. Но даже если она будет медленно открываться, это-то что даст? Куда спрячетесь, в бункер? Наоборот, медленно открывающаяся дверь на тот свет – это и есть самая страшная пытка.

– А, ерунда! На миру и смерть красна! Как людям, так и нам. Обидно умирать в одиночку, а всем вместе – нормалёк!

– Проблема в том, что всякий и всегда умирает в одиночку. Даже, если вы, взявшись с кем-нибудь за ручку, прыгаете вместе с девяноста третьего этажа небоскреба, даже если вы умираете в окружении десятка рыдающих родственников, смерть вы всегда встречаете один на один. И в этом весь ужас.

– Да какая разница, в одиночку или нет? Главное, что смерть.

– Да успокойтесь вы, мужчины. Что вы трусливые такие? Вечно вы так: только чихнете – сразу думаете о смерти. Вы бы родить попробовали хоть разок, узнали бы, что такое конец света. Да куда вам, вы при виде месячных-то в обморок попадали бы.

– Ооо, кажется, блондиночка пожаловала! Теперь мы в порядке, сейчас она нам всем все объяснит.

– И делать вам явно нечего, вот вы груши-то хреном и околачиваете. Пугаете тут друг друга и себя, но в лёгкую, неправдоподобно. И умничаете, но чуть-чуть, так чтобы всем понятно было. А вы попробуйте что-нибудь по-настоящему умное сказать. Не можете! А кто может, тот боится, потому что настоящих умных все за дураков считают. Это вообще людям свойственно: всё, что непонятно, считать глупостью. А всех, кто говорит что-то непонятное – дураками.

– Девушка, может, вы нам всем скажете что-нибудь умное?

– Уже сказала, и ещё скажу. Вы жопы-то свои толстые от стульев оторвите, да сходите на кухню, помогите женам посуду помыть. Или детям уроки на завтра приготовить.

– А телефончик можно?

– Зачем же вам так рисковать, мужчина? Это ж серьёзная угроза. Для вас – почти конец света. Ведь вдруг я дам, и вы даже позвоните, и, боже упаси, мы договоримся встретиться. Так вам придется умыться, причесаться, одеться и даже какие-то деньги в карман положить. А самое главное – оторвать себя от компьютера и вывести на улицу. Поэтому и не просите, разве можно вам так напрягаться.

– А помните, как в СССР песенку про голубой вагон переделали?

Скатертью, скатертью хлорциан стелется

И забирается к нам в противогаз.

Каждому, каждому в лучшее верится.

Вот к нам и прилетел ядерный фугас!



– Да уж, в СССР все было целомудренно голубым: и вагоны, и щенки, и даже патрули. А представляете, как бы это сейчас воспринималось-«Голубой патруль»? Теперь слово «голубой» даже вордовский редактор красным подчеркивает как непристойность.

Время было вечернее, пиковое, и разговор этот мог вяло продолжаться ещё пару-тройку часов, до поздней ночи. Но вдруг окна и заставки на мониторах заволновались, задрожали, стали серыми, туманными, а потом исчезли совсем. И на рабочие столы выполз жирный красный червяк и с жадным чавканьем сожрал на глазах у болтунов поочерёдно все документы, файлы и папки, а после этого – и фон.

Налопавшись, червяк уполз, вывезя на хвосте на чёрные мониторы белое слово «End» и ещё какую-то абракадабру, выполненную в виде подписи. И кое-кто даже записал это непонятное словечко – «Lmzdjk» , в надежде, что оно может оказать ключом к восстановлению исчезнувшей информации. А все остальным ничего другого не пришло на ум, как пощелкать немного мышками и кнопками, выключить компьютеры и отправиться спать.

Но назавтра выяснилось, что никакому восстановлению ничего не подлежит, потому что поганый червяк съел и всё программное обеспечение, и всю память. Так что высокоинтеллектуальные устройства превратились в железные бандуры с кучей хлама внутри, и их следует просто выбросить на помойку. Неприятность же эта случилась исключительно с посетителями форума «konecsveta.ru», и именно любителям поговорить о смерти мира придётся теперь покупать себе новые компьютеры.

И они это сделали, кляня проклятых разработчиков средств компьютерной безопасности, которые, как известно, и производят этаких вот зловредных ненасытных обжор.

Глава 5
День защиты детей: травести
А к лету появились дети. Собственно, даже и не к лету, а летом, точнехонько первого июня, на День защиты детей. Именно тогда и был зафиксирован первый детский казус, хотя сейчас уже трудно и припомнить, кто из поганцев обнаружился первым.

Мерзкие это были дети, отвратительные, и только издалека напоминали ангелочков или просто паинек. При ближайшем же рассмотрении оказывались они такими неприятными, что хотелось поскорее закрыть глаза, а то и убежать. Вроде бы открытые и ясные у них были глазки, красивые личики, но что порочное и хищное было в их мордочках, что-то неестественное в улыбках, что-то нарочитое в локончиках, что-то поганое в ушках и носиках.

Многие истории с детьми начинались примерно так, как это произошло с Клавдией Петровной, пенсионеркой из Блянска. Возвращаясь из магазина, Клавдия Петровна увидела на скамеечке во дворе хорошенькую крошку лет шести, голубоглазую, кудрявенькую, румяную, которая громко плакала и терла кулачками глазки. Женщина остановилась, села рядом с девочкой, стала ее успокаивать, гладить по головке, достала из сумки конфету, яблоко – крошка залилась ещё пуще.

Клавдия Петровна всю жизнь проработала в женском коллективе, так что выпытывать умела. И уже через несколько минут узнала, что мама девочки велела ей сидеть на скамейке и ждать, пока она не вернется, а сама села в машину к какому-то дяде. Выяснила и то, что девочка не знает, где живёт, и что негодная мать поступала так и раньше, а возвращалась всегда поздно, иногда даже на следующий день утром. Девочку звали Леночкой, и, обливаясь слезами, она пожаловалась, что ей очень хочется пить и кушать.

Окна Клавдии Петровны выходили во двор, ребенок был прелестным и несчастным, время близилось лишь к полдню. И женщина справедливо рассудила, что не будет большой беды, если она возьмет малышку к себе, умоет, накормит, уложит спать, а сама будет поглядывать в окно, чтобы не пропустить момент, когда вернется мать-волчица.

Дома Клавдия Петровна и Леночка перекусили и напились чаю, отчего малышка осовела и с радостью согласилась прилечь на диване в зале. И женщина решила тоже немного подремать и улеглась в спальне.

Проснулась она, когда уже смеркалось, и сразу даже не вспомнила, что произошло. А когда вспомнила, перепугалась, не случилось ли чего с ребенком. Кинулась к дивану – крошки не было. Включив свет, Клавдия Петровна обнаружила в зале невиданный беспорядок. Обшивка ее любимой мягкой мебели была вспорота, ткань висела печальными кусками, всюду грязным снегом валялся поролон.

Мебель эту Клавдия Петровна очень любила и долго-долго о ней мечтала. Это сейчас мебельных магазинов по десятку на каждой улице, и просто диву даешься, как это они все существуют, если в них сроду не увидишь ни одного покупателя, а цена любого задрипанного диванишки впятеро больше зарплаты честного человека. Вот продавцы и кидаются на каждого входящего, как куры на рассыпанные семечки. А ведь раньше мебель была в диковинку, и мебельных – всего два на город. Купить мягкую мебель было за счастье, а накопить на нее – почти невозможно. Клавдия Петровна о ней тогда и не помышляла, но уже в новой Стране, в середине девяностых годов, зашла как-то полюбопытствовать в один из новых мебельных магазинов.

И ахнула от красоты, увидев диван и кресла точь-в-точь такой расцветки, какая была на мебели у мисс Марпл в ее любимом сериале. Разовые английские розы с зеленоватыми листьями и голубые фиалки на сером фоне, гнутые спинка и подлокотники – эта мебель была ей совсем не по карману. Но Клавдия Петровна страстно полюбила ее. Она долго думала, взяла кредит, потом расплачивалась два года. Но мебель уже была, уже радовала глаз, и от этого и выплаты были не в тягость, и жизнь ее пошла по-другому, уютно и достойно. А теперь кресла напоминали поломанные розовые кусты, и розы свисали с них гобеленовыми лохмотьями, и фиалки завяли, и листья облетели.

Клавдия Петровна заплакала. А когда перевела взгляд на стол, то зарыдала в голос. На столе грудой лежали осколки, в которых Клавдия Петровна с горем узнала останки своих статуэток и вазочек. Они были разбиты на мелкие кусочки, тут же лежал и большой молоток. Попорчен был и стол, на полировке которого остались следы ударов, но это была ерунда. Настоящей трагедией было узнавать в этих кусочках цветы с ее любимых настенных тарелок, которые она собирала всю жизнь, и руку фарфоровой балерины, ещё маминой, стоявшей у них дома с шестидесятых годов, и хвост беленькой собачки, и голову милого котенка, и горлышко цветочной вазы с васильками.

Так, рыдая и не веря своим глазам, она пошла на кухню. Там было что-то невообразимое. Из всех банок, мешочков и пакетиков были высыпаны крупы, мука и специи, масло и сметана размазаны по стенам и поверхностям, везде разлиты разбитые яйца. Все баночки, тарелочки, чашки, стаканы разбиты вдребезги, с аккуратных кастрюль кусками обита эмалировка, вилки и ложки искорежены и даже ручка сковороды согнута дугой. Леночки нигде и в помине не было.

Клавдия Петровна кинулась во двор – и ни ребенка, ни женщины там не обнаружила. Она не знала, что и думать: шестилетний ребенок не мог учинить такой погром. Может быть, это пьяная блядь разыскала ребенка и со злости покрушила все, что смогла? Но ведь не было же слышно никакого шума, а дверь была закрыта на замок изнутри.

Вернувшись в квартиру, Клавдия Петровна позвонила в полицию, но толком ничего не смогла объяснить. Полицейские приехать отказались, доходчиво объяснив, что у них сейчас на участке два трупа и четыре разбойных нападения, а убирать за маленьким ребенком не входит в их обязанности, это уж сами, пожалуйста, а они в няньки не нанимались.

И тогда Клавдия Петровна вспомнила про деньги, два колечка и сережки, которые хранила в старом портмоне под постельным бельем в шифоньере. Белье, портмоне, деньги и украшения были на месте. Только простыни и пододеяльники были нарезаны неровными полосками, деньги порваны на мелкие кусочки, искусственные рубины и сапфир выковыряны из колечек и серег.

Висевшие в шифоньере платья тоже были изуродованы: на некоторых были огромные дыры, у некоторых оторваны рукава, из одного, выходного, вырезаны все крупные цветы, украшавшие его в течение последних двух десятилетий. Именно эти цветы, вернее, их отсутствие, почему-то убедили Клавдию Петровну, что весь этот ужас сотворила малышка. Когда-то ее маленькая дочь точно так же вырезала цветы из занавесок.

– Гадина какая! Сволочь! Чтоб ты сдохла!

Клавдия Петровна не умерла и даже не заболела. За долгую жизнь она кое-что повидала, и уже давно знала, что в таких вот ситуациях следует радоваться и благодарить Бога за то, что осталась жива. Она не могла узнать правды и исправить уже ничего не могла. Ей просто следовало как можно скорее забыть все, что произошло. Но и этого не получилось – по городу пошли слухи, что подобные случаи произошли ещё с несколькими сердобольными женщинами.

Одна из пожилых дам оказалась тещей капитана полиции, и та всё-таки вмешалась в происходящее. Проведенная полицейскими реконструкция событий показала, что в течение недели малышке каждый день удавалось громить по одной квартире. Похоже, что на разводку пенсионерок малышка ходила как на работу.

Рваные деньги Клавдии Петровне удалось поменять, а знакомый ювелир без труда вставил камушки в золотишко. А вот мебель, посуда и одежда восстановлению не подлежали. И женщина серьезно задумалась, какую часть своих небольших сбережений она может потратить на покупку новых вещей, да так чтобы, в случае чего, и на скромные похороны осталось. Дочери, которая жила в Главном Городе, она решила пока ничего не сообщать о происшедшем: у той и без того жизнь непростая, столица ж.

А через несколько дней, когда Клавдия Петровна, скрываясь от несусветной жары, сидела на скамеечке в соседнем сквере и с удовольствием ловила лицом долетающие до нее брызги фонтана, она услышала детское хихиканье. Повернувшись, она увидела свою малышку, которая, хихикая рассказывала что-то на ушко другой прехорошенькой девчушке, показывая на нее пальчиком.

Клавдия Петровна понимала, что девочек ей нипочем не догнать, поэтому осталась сидеть на скамейке, рассматривая нахалок. Вот тут-то она и поняла, как неприятны эти слишком нарядные крошки. Их щечки были слишком румяными, глазки светились слишком ярко, кудряшки вились слишком ненатурально, на платьишках было чересчур много оборок и бантиков.

Клавдия Петровна пожалела, что так и не завела себе сотого телефона, сейчас бы самое время позвонить в полицию, она тут совсем близко, в двух шагах. Хотя эти, молодые да ранние, сметливые, хитрые, наверняка обо всем сразу догадались бы и тут же бы смылись. Ладно, пусть, какой с них спрос, да и всё равно, уже ничего не поправить! А вот жопы им напороть было бы здорово и очень правильно.

И пока она так думала, вторая девочка смело подошла к ней и протянула конверт.

– Возьмите, тетя, – сказала она.

И голос её тоже показался женщине каким-то ненатуральным, слегка скрипучим, как у лилипутов в старом фильме про Гулливера.

Женщина машинально протянула руку и конверт взяла, а маленькая красотка тут же убежала прочь. А потом они с подружкой, взявшись за руки и хохоча, вприпрыжку побежали мимо фонтана и вскоре скрылись из виду. Клавдия Петровна пощупала конверт и медленно открыла его, ожидая увидеть там червяка, таракана или ещё какую-нибудь пакость. Но в конверте оказались деньги, много денег. Не веря своим глазам, женщина их пересчитала: их оказалось в несколько раз больше, чем весь её урон.

Смелостью Клавдию Петровну бог не обделил, и она тут же отправилась в банк. Дрожа, протянула деньги кассиру с просьбой проверить. И была почти уверена: её сейчас же заберут в полицию как фальшивомонетчицу. И удивилась, когда кассир любезно спросила, не хочет ли она открыть счёт в их банке. Ещё несколько дней после этого Клавдия Петровна ожидала неприятной развязки и нового визита шаловливой детки, но этого так и не произошло. И тогда женщина решила, что раз уж так случилось, то имеет смысл переехать из Блянска в Щастье, к сестре. Самое время, пока налегке.

Другой случай произошел с двумя приятелями из Звездеца. Один из них давно присматривал себе дом неподалеку от города, и ему порекомендовали одно местечко. Рассказывали, что там сказочные места, зайцы подбегают к крыльцу, ловятся караси, соловьи поют. И как-то раз к вечеру он, взяв с собой друга, отправился на смотрины. Мужики выехали из города, через несколько километров съехали с тракта, поплутали по проселкам и спустя некоторое время поняли, что сами не доедут. Тут-то и увидели с краю от дороги мальчугана, который ловил почти засыпающих стрекоз. Мальчишка был лет десяти-одиннадцати, светленький, веснушатый и на вид смышленый.

– Эй, пацаненок, где тут Сахарная Головка?

– Как доедете до развилки, поворачивайте направо, потом два раза налево, потом прямо и снова направо, потом назад и выедете на грунтовку, там до указателя, а оттуда четыре километра.

– Слушай, покажи, а?

– Не могу, стрекоз ловлю.

– Мороженое хочешь?

Паренек ухмыльнулся.

– Где его тут купишь? У вас что, с собой?

– А полтинник?

Мальчишка подбежал к ним, прыгнул на заднее сиденье, и они тронулись. Минут через двадцать, сделав с десяток поворотов, будущий домовладелец начал нервничать, поминутно спрашивая мальчонку:

– Ну, что скоро? Ты точно знаешь, куда ехать?

– Ага, – кивал паренек, не поднимая головы от игрушки, в которой полагалось закатить яйцо в корзинку.

– Чё ага-то? Ты хоть по сторонам-то посмотри!

– Я смотрю, – отвечал мальчишка.

Тем временем темнело, и мужики начали злиться.

– Слушай, ты, Сусанин, если не доедем затемно, по башке получишь, понял? Вон дядя Гена у нас гиревик.

– А чё это такое?

– Будешь так себя вести – узнаешь.

– Да и дядя Веня у нас не промах. Полгороду может по шее накостылять.

А когда уже почти совсем стемнело, мальчишка закричал:

– Вон, вон огоньки, нам туда!

И в самом деле, вдали горели огни. Машина поползла к ним по колдобоинам, но, попав колесом в какую-то яму, заглохла. А паренек выпрыгнул из машины и порскнул куда-то в сторону.

– Вот сучонок! Это куда же мы приехали-то?

Они были на кладбище.

– Ни хера себе, Сахарная Головка!

Мужики вышли из машины, спотыкаясь и матерясь, прошли несколько метров вперед.

Гавкали собаки, ухали совы, цикады пели свои маленькие ночные серенады

– Чёрт, впору ау кричать.

– Пойдем, попробуем джип вытащить.

– Все равно дорогу не найдем, ещё два часа проплутаем. Смотри, вон фонарь, может, сторож.

И они пошли на свет, мерцавший чуть в стороне. Идти пришлось дольше, чем они думали, они натыкались на ограды, протискивались между деревьями, перелазили через какие-то брёвна и кучи. А когда дошли, то увидели фонарь, висевший на покосившемся кресте, а под ним – старую, заросшую травой могилу. На ней сидело шестеро ребятишек, мал-мала-меньше, девчонки и мальчонки, и играли в карты.

Бледный мерцающий свет лился на них сверху, и такими отвратными казались их личики, такими злорадными улыбки, такими злобными глазки, такими жадными ручки, такими хищными пальчики, что гиревик заорал и кинулся прочь. А будущий домовладелец закричал:

– Ты чего, Гена, спятил? Чё этих шибздиков-то бояться? Я дуну, и они разлетятся.

Но и сам чуть не описался, когда увидел заостренные кверху, слегка покрытые пухом уши детей и загнутые коготки на маленьких пальцах. И услышал:

– Жулик ты, Мормышка. Ну, уж ладно, этот твой.

Маленький Мормышка, погано улыбаясь, двинулся к огромному Вене. И тот рассмотрел, что клыки у него металлические, а низкий лобик покрыт глубокими морщинами. Эти клыки-морщины отправили силача в нокаут, он обмяк и первый раз жизни опрокинулся в обморок. А когда очнулся от прохлады, то детей уже не было. Ощупав себя, мужчина понял, что все его члены на месте, обнаружил лишь шишку на затылке и решил, что легко отделался. Он встал.

Было то граничное ночное время, когда тьма сгущается всего плотнее, но за плотной, почти осязаемой чернотой уже угадывается первый близкий блик света.

– Как темно, когда нет ни фонарей, ни фар, ни витрин, – подумал Веня. – А звезды какие громадные, смотрят, мигают. Сто лет звезд не видел.

Но смотреть на звезды и в этот раз было недосуг, потому что нужно было выбираться из мерзкого местечка. Тут-то и послышалось собачье ворчание. Оно обрадовало мужчину, потому что это был не вой, а мирное приветствие. Да и друзья собаки людям, раз пёс – значит, где-то неподалеку деревня, и рассвет скоро, всё будет хорошо.

– Кутя-кутя-кутя, – позвал Веня и посвистел.

Собака приблизилась, а Веня достал из кармана зажигалку, зажег её и увидел неподалеку большого остроухого пса, держащего что-то в зубах. Пес выплюнул свою ношу и потрусил прочь, а мужчина подошел, присел и осветил предмет. Это была человеческая рука. Обжигая пальцы, он заворожено смотрел на чью-то недавно отрезанную кисть, понимая, что она мужская, крупная, грубая. На безымянном пальце светилась тяжёлая серебряная печатка, и Веня наклонился совсем низко, чтобы разглядеть ее. Ухнула сова, а мужчина увидел на кольце знакомого рогатого муфлона. Это была рука приятеля.

Бежать по кладбищу было невозможно, но Веня бежал. Несколько раз падал, вставал, метался, натыкался, продирался, пока не заметил, что рассвет делает мир вокруг светлей и светлей буквально с каждой минутой. Лишь тогда он остановился, увидел разорванную одежду, разглядел ободранные свои руки и пожалел о руке чужой.

– Дурак я. Может, он ещё жив. Надо было взять руку, сейчас научились всё, что угодно, пришивать.

Но руку искать не рискнул, а отправился на поиски машины и увидел ее совсем скоро, перекошенную, стоящую передним колесом в канаве. А открыв машину, увидел мирно спавшего Гену, обеими руками обнимавшего себя за плечи. Он растолкал приятеля, и тот, придя в себя, рассказал, что, убежав, сумел добраться до машины и закрылся в ней.

А через короткое время машину окружили освещённые всё тем же фонарем дети, стали ломиться в нее, стучаться, прижимать к окнам бледные злобные мордашки, дразниться, делать отвратительные гримасы, расплющивать о стекла носы, высовывать языки. Но дети были не одни. Гена утверждал, что помимо детей в окна бились кошки, белки, маленькие свинки, стучали клювами синицы и галки, и все какие-то на редкость отвратные, препоганые.

Никогда, даже во время своей службы в горячих точках, не испытывал он подобного ужаса. Вид бледных глазастых личиков, оскаленных зубок, прижатых к стеклу растопыренных когтистых ладошек вперемежку с омерзительными рыльцами животных привел гиревика в такой трепет, в какой не приводили ни звуки разрывающихся гранат, ни вид разорванных на части мужских тел, ни прикосновение к спине дула вражеского автомата. И натренированная Генина воля, всегда работающая на благо хозяина и много раз спасавшая его из самых разных переделок, отдала приказ послушному сознанию на некоторое время покинуть перепуганное тело. Так что не спал Гена, а пребывал в глубочайшей отключке, которая и спасла его от того, чтобы съехать с роликов.

Мужчины кое-как вытащили машину из ямы, поплутав, добрались до дороги и вернулись в город. А впоследствии даже и не пытались найти то место, чтобы при свете дня посмотреть, что же их так перепугало. Покупку дома за городом Веня раз и навсегда выбросил из головы, хотя ему предлагали неплохие дома и в Большой Пупсе, и в Овнище, и в Куяше.

Подобные истории случились и с некоторыми другими автолюбителями, с той лишь разницей, что в итоге оказывались они на свалках, на заброшенных скотобойнях и птицефабриках, в болотах и в песках, в замусоренных оврагах, в местах массового обитания бомжей и на других столь же привлекательных территориях.

Были и другие страшненькие случаи, связанные с участием детей. Некоторые обитатели квартир на верхних этажах элитных новостроек и владельцы роскошных пентхаусов видели стоявших снаружи на подоконниках маленьких мальчиков и девочек. Дети прижимались к стеклу худенькими тельцами, делали жалобные мордочки, явно просясь внутрь. А потом, пока хозяева или гости раздумывали, как открыть огромные пластиковые окна, чтобы не смахнуть ребенка в бездну, стремительно падали вниз. Ни с чем не сравнимый ужас хозяев жилищ сменялся ошеломлением, когда приехавшая полиция не обнаруживала внизу не только расплющенных об асфальт трупов несчастных крошек, но даже и слетевших в полете сандаликов или панамок.

Случились в это время и многочисленные мелкие происшествия с участием поганых кошек, отвратительных собак, омерзительных птичек и негодных морских свинок. Эти животные встречались людям в самых разных местах и вели себя непотребно. Кошки нагло крутили лапой у виска, однозначно показывая тем, кто на них смотрел, что сомневаются в их здравом смысле. Морские свинки дразнились, косили маленькие глазки, показывали людям языки, плевались, вставали на задние лапки и гадко приплясывали. Собаки делали непристойные движения и демонстративно мочились туда, куда не следовало. Канарейки и попугаи залетали в магазины, офисы и квартиры, гадили там и мерзко хихикали. Все попытки поймать хоть кого-то из поганцев привели только к укусам, царапинам, ушибам, синякам и ссадинам тех, кто ловил, а также к порче самого различного имущества, включая даже пару разбитых витрин. Всё это сильно ослабило позиции зелёных, уже сильно отодвинутые весенним нашествием мухоловок и змей, и привело к массовым выступлениям против беспривязного содержания собак и кошек, которые тоже ничем конкретным не закончились.

Пакостные детки и мерзопакостные животные покуролесили недели три, до конца июня. А затем всё постепенно прекратилось, и об отвратительных мальчиках, девочках, кошках, собаках свиньях и птицах стали забывать.





– Почему ты отказалась?

– Не знаю. По глупости, по жуткой глупости.

– Ты у меня дурочка совсем. Ну, не плачь.

– Я не плачу. Да, я дура. Чудовищная дура.

– Забудь.

Глава 6
День рождения Поэта: сценарист
Сима был прекрасным писателем, но пока ещё ничего не написал. Писать, как и всем, мешали лень и работа. Ленился Сима везде, а работал в модном журнальчике «Око», основными интересами которого были парапсихология, оккультизм, внеземные цивилизации и прочие, не поддающиеся никаким описаниям, вещи. Но описывали, и даже в подробностях, за что и получали совсем недурные по критическим временам гонорары.

В редакцию «Ока» постоянно врывались престранные персоны. Не имеющие представления об аэродинамике, оптике, гравитации и локации исследователи неопознанных летающих объектов. Ловцы снежных, но от этого не менее проворных людей. Охотники на лохнесское чудовище и его ближайших родственников, которых, скорее, следовало бы назвать рыбаками. Жители Атлантиды, самоотверженно покинувшие эту обетованную землю, для того, чтобы рассказать всем, как там прекрасно. Нищие наследники сокровищ инков. Местные праправнуки Нострадамуса. Забеременевшие различными астральными способами девственницы. Счастливцы, вырвавшиеся из рая, ада и из цепких лап внеземных цивилизаций. Ведьмы-колдуньи, гадалки-вещуньи, сатиры-вампиры, упыри-нетопыри, мальчики-кошки, девушки-волки и прочая, и прочая, и прочая. Послонявшись по редакции, они в итоге оказывались в кабинете у Симы, и он как человек интеллигентный был вынужден выслушивать их всех и даже давать некоторые совершенно неисполнимые обещания.

Вот и сейчас Сима только что с большим трудом выпроводил одного очень нервного посетителя, уверявшего, что в Лужской губернии на бывшем авиационном заводе, который купили черти, собирают вселенского летучего змея, того самого, что описан в Новом Завете. И он сам, вот этими своими глазами, видел железную гадину и даже пару дней работал на конвейере над её производством. Но потом понял хитрую задумку проклятых демонов погубить человечество и сбежал в Столицу, потому что в Луге на чертей управы уж точно никакой не найти.

Теперь же, когда ему так повезло, и он встретил Серафима Петровича, добрую душу, они вместе выведут чертей на чистую воду, спасут человечество и, быть может, даже будут награждены орденами и премиями. Мужик сумел разозлить Симу, и тот, обычно выслушивающий своих посетителей молча, пару раз даже вставил несколько слов.

– Но ведь конец света – это ж разрушение всего мира, всего! Как же он связан с каким-то механическим пугалом? Как весь мир от этого разрушиться может?

– Не знаю! – орал посетитель. – Не знаю, потому к вам и пришел. Но, бля буду, как-то связан. Думаю, самим нам не справиться, следует в органы заявить.

Мужик отнял у Симы почти час, и теперь он был вынужден выполнять срочное задание редакции в большой спешке, но как человек ленивый сделал всё очень быстро, так что минут через сорок из-под его пера вышло:



Интервью с Марксом

Не всякое время рождает властителей дум. Современность перена-сыщена именами и событиями, слишком динамична и практически исключает появление интеллектуальных кумиров. Но ещё совсем недавно они существовали, и их идеи на века пережили их самих.

К числу таких всемирно известных людей относится и Карл Маркс, выдающийся экономист, философ, общественный деятель, чей «Капитал» до сих пор остается самой читаемой в мире книгой после «Ветхого Завета». Недавно нам при помощи ультрасовременных парапсихологических методов удалось взять у него интервью, приведенное ниже практически без купюр.

– Карл, вы создали одну из самых известных в мире теорий общественного развития. Как вы к этому относитесь? Радует ли вас всемирная слава?

– Да только круглый идиот мог так заблуждаться. Я потратил на «Капитал» десятилетия, а написал полную чушь. Эта книга – овещёствленное заблуждение самого известного в мире кретина. А слава – избавь вас Господь, Благословен Он, от такой славы, не слава это, а всемирный позор. Меня ж тысячи невинно убиенных перед смертью кляли.

– Вы слишком строги к себе, мир совершенно иного мнения о вашем наследии. Но почему вы так изменили свое мнение?

– Было время подумать, да и реальность показала, что все, написанное мною, – настоящий бред. Ведь это ж надо – считать человека производительной силой. Я раньше и в самом деле полагал, что рабочий должен думать только о классовой борьбе, а после победы над проклятыми капиталистами – заботиться лишь о выполнении плана и мечтать о строительстве коммунизма. А люди ведь не такие: хотят и побездельничать, и на солнышке полежать, и пивка попить, а думают не о коммунизме, а о Машке из соседнего цеха. Вот этого я и не учел в своей теории, оттого все и пошло насмарку. Получилась сухая схема, идеальная модель, вечный двигатель какой-то. Реальность его сломала. А то, что думает по этому поводу мир, мне – как собаке пятая.

– А как вы относитесь к Ленину? Он же первым сумел воплотить ваши идеи в реальность.

– Параноику только дай волю: он любой бред сделает реальным. А Вовке повезло, хотя он, недоучка, всё, решительно всё, переврал. Во-первых, ситуация была такая, что никто не хотел брать на себя ответственность. А он буйный, не побоялся, взял. Психи, они ж хитрые, вот он и пролез к власти. Во-вторых, только в России можно вот так, безнаказанно, вешать людям лапшу на уши. Простите за профанизм, но нынешний мой круг общения накладывает отпечаток. Вот все уши-то и развесили и дали вести себя, как ослиное стадо, на зеленый сочный луг коммунизма. Только на лугу этом трава краской покрашена. Так что, слава богу, что стадо это заблудилось и так никуда и не пришло. А коммунизм – совершенная глупость. Это ж надо – отдавать все свои способности, чтобы удовлетворять любые потребности!

– Вы считаете это неправильным?

– Абсолютно, чудовищно неправильным! Способности следует отдавать вовсе не для того, чтобы удовлетворять собственные потребности, а чтобы творить. Творить, и все. Предвидя ваше замечание, что творить – это тоже потребность, скажу, что потребность в творчестве никогда не удовлетворяется.

– Но это сложно понять. Сами-то вы как пришли к этому?

– Вам, конечно, сложно, но я-то гений, так что вы меня ни с собой, ни с другими-то не равняйте. Но мне помогло и моё нынешнее существование. В аду человеку дается вечность, чтобы переосмыслить и свои поступки, и свои идеи. И не только вечность, но и, что более важно, подходящие для этого условия. Вообще ад – это идеальное место для раздумий, тут можно до чего угодно додуматься.

– Так вы в аду? За что же?

– Да где же мне ещё быть? Я и при жизни много грешил, а после моей смерти книги мои такого понаделали, что сто страдалищ для искупления не хватит.

– Насколько я понимаю, вы больше не атеист?

– Никогда не слышал вопроса глупее. Покажите мне хоть одного олуха, который остался бы атеистом в аду.

– Извините за бестактный вопрос, но какое наказание отпущено лично вам?

– Работаю на конвейере без выходных, даю три нормы в день, после работы иду в кружок марксизма-ленинизма, изучаю Вовкину галиматью. По выходным хожу на субботники и на подготовку ГТО, играю в духовом оркестре клуба имени Карла Либкнехта на тромбоне, имею вечную койку в общежитии. И, скажу я вам, прав был ваш Данька Андреев, хоть и шизофреник: нет на свете жизни ничтожней, чем у рабочего. Каторжанину, и тому жить интереснее.

– А женщины, простите?

– Женщин тут сколько угодно, но только коммунистки и комсомолки, все тупые, как сто китайцев. А у меня, знаете ли, рафинированный вкус. Да и не хочу я после первого коитуса жениться, а эти чуть что – в профком и в парторганизацию.

– Ну что ж, позвольте ещё раз выразить вам восхищение вашими идеями, сила которых изменила ход истории. И пожелать, чтобы непривычный для вас труд все-таки рано или поздно закончился.

– Ааа, идите вы все на х…



Сима распечатал текст и понес заместителю главного редактора. Тот пробежал его глазами.

– Ну, сколько раз тебе говорить? Писать надо проще, тебя ж никто не поймёт.

– Но нельзя же считать людей идиотами, текст достаточно простой.

– А они не идиоты – дебилы, тупые, как эти самые твои комсомолки. Золотое правило современного журналиста – в предложении должно быть не более пяти слов. И потом – что это, как это понимать: «Вовке повезло, хотя он и недоучка», «всё, решительно всё переврал», «Вовкину галиматью»? Ты что: посадить нас всех хочешь?

– Но там же строчкой выше написано – Ленин.

– Строчкой выше? А если кто-то начнет читать именно с этой строчки? Что тогда: «Я все-таки уехал в Магадан?»

– Хорошо, я уберу.

– И плохо у тебя про ад. Ну что это такое? Я понимаю, юмор, но журнал наш глянцевый. И старухи его на пенсию свою покупать не будут. А это значит, что читатели наши – молодые, слышишь, молодые, максимум, тридцатилетние женщины. Ну не знают они про ГТО! И вообще ничего не знают. Так что замени описание этих адских мук на что-нибудь порельефнее, поколоритнее.

– Написать, что его в котле со свинцом варят и дьявольским трезубцем, как мясо в супе, переворачивают?

– Именно так и напиши, остряк, всё лучше твоего. Можешь написать, что его яйца на специальной мельнице в мелкий порошок размалывают. Женщины это любят.

– Хорошо.

– И во введении напиши, что интервью берет известный медиум, кто-нибудь с «Битвы экстрасенсов», например.

– Ладно.

– А вообще, ну его, Маркса. Кому он нужен? Да и красные вопль поднимут.

– Думаешь, они читают наш журнал?

– Читают или не читают, а закон подлости ещё никто не отменял. Давай-ка напиши про Нефертити или Клеопатру, пусть о своих мужьях и любовниках расскажут. Это куда интереснее, да и безопаснее, поскольку партии почитателей египетских цариц, слава богу, ещё нету. Хотя в этом дурдоме все возможно. Ступай, все переделай, через час мне покажешь.



Сима вернулся к себе и сел за компьютер, но в дверь тут же робко постучали. Сима хотел сначала вовсе не отзываться, постучат-постучат да и уйдут, но стук, хотя и робкий, несколько раз повторился. Из этого Сима заключил, что стучавший поджидал его, видел, как он вернулся в кабинет, и теперь ни за что не отстанет.

– Да-да, войдите! – крикнул он, жалея, что не запер дверь на ключ, а сам принял максимально деловитый вид и стал неотрывно смотреть на монитор.

– Здравствуйте…

– Чем обязан?

– Я хотел бы рассказать вам одну удивительную историю…

– Сюда, дорогой мой, с неудивительными никто и не приходит.

– Прошу вас, посмотрите на меня. Я хочу рассказать вам действительно важные вещи.

Мягкость тона удивила Симу. Такая мягкость свойственна только очень образованным людям, и журналист посмотрел на вошедшего.

Худой, бледный, среднего роста, неприметно одетый, он чем-то отличался от тех, кто наведывался к Симе обычно. Скорее всего, именно мягкостью, которая и заставляла предполагать, что если такой человек пришел как проситель, то ему это и в самом деле необходимо.

– Садитесь, пожалуйста. Я вас внимательно слушаю.

Мужчина сел.

– Разрешите представиться: Иван Островский, историк.

Историков Сима очень уважал и в свою университетскую бытность любил с ними приятельствовать.

– Серафим Барт, журналист.

– Буду говорить с вами без обиняков, хотя и сильно рискую. Я обратился к вам вопреки вашей работе в этом издании, потому что знаком с вашими статьями в «Отечестве» и «Академии» и нахожу их умными. Насколько я понял, вы интересуетесь футуристическими прогнозами и сами пытались определить стратегии мирового развития. Но странным образом предмет моего разговора связан именно с приоритетами «Ока». Я хотел бы поговорить с вами о конце света. Мне больше не с кем, а в таком деле следует непременно проговорить то, о чем думаешь, и я бы даже сказал – посоветоваться, как бы нелепо ни звучало это слово сейчас. И меня как раз привлекает то, что мы с вами незнакомы. Это даст независимость ваших суждений. В общем, мне просто нужно посоветоваться.

– Как жаль, – подумал Сима. – А с виду такой славный парень.

– Зря вы так сразу. Я же сразу сказал, что рискую. А ведь я учёный, достаточно серьезный. Тема моего исследования – история жизни Иоанна Богослова. По роду моих занятий мне пришлось достаточно глубоко изучить его, если можно так выразиться, литературное наследие. Древнегреческий я, разумеется, знаю. Хотя, что это я! Вне всякого сомнения – литературное, потому что по образности, аллегоричности и метафоричности «Апокалипсис» может сравниться лишь с «Екклесиастом» и «Песнью песней» и превосходит все остальные известные мне литературные произведения. Это поэзия, величайшая и страшная поэзия, не имеющая себе равных.

Сима ободряюще кивнул.

– Так вот, с некоторых пор у меня появилась не нашедшая поддержки в научных кругах маргинальная теория, согласно которой Иоанн сознательно мистифицировал человечество своим пророчеством. Косвенно об этом свидетельствует и история его жизни, которую он превратил в удивительный спектакль, подчиненный единой сверхцели. Иоанн ведь чем только ни удивлял. И мертвых многократно воскрешал, и чаши со страшным ядом спокойно выпивал, и из котла с кипящим маслом живым и невредимым выходил, и один-единственный из всех апостолов не был казнен, а прожил более ста лет – всего этого слишком много для одного человека. В способности же творить чудеса он практически превзошёл Христа. А чего стоит его последняя воля?! Пожелал быть зарытым живым в могилу, и ученики его, представляете, ее исполнили! Из могилы, разумеется, исчез. А эта его прижизненная претензия? Хотел в Царстве Небесном сидеть справа от Спасителя! Хорош христианин, а? Да вы, наверное, и сами все это знаете.

– Кое-что читал. Так что из всего этого правда?

– Многое. Мне удалось побывать на Патмосе и в Эфесе, я работал в греческих и в израильских архивах, в отделах рукописей величайших библиотек, потратил на это наследство. Мне не хотелось ни государственных грантов, ни поддержки церкви, они ограничивают свободу. Иоанн действительно был неординарной, а может,– и гениальной личностью, а жил очень интересно. Похоже, что действительно при жизни он поработал над тем, чтобы прослыть пророком и святым, по духовной силе уступающим разве лишь Спасителю. И занимался мистификациями, я в этом убежден. Как гениальную мистификацию я до некоторых пор оценивал и «Апокалипсис». Это чрезвычайно сложное, закодированное произведение, и Иоанн не пожалел сил, чтобы придумать этот код и описать действительно интересное, но неоднозначное развитие судьбы человечества.

– Но ведь тут возможно всего три варианта, не так ли? Первый: это настоящее Откровение. Второй: бред сумасшедшего. Третий: хорошо продуманная ложь.

– Есть и четвертый вариант. Апокалипсис – это проект. Иоанн много знал. Не мог не знать и того, что никому не может быть открыто, каким именно будет конец света и когда произойдет, и что этот запрет неоднократно повторяется в Ветхом Завете. Даже он не мог проигнорировать столь известный факт, который делает его пророчество нелепым и откровенно ложным для людей сведущих. А он, вопреки здравому смыслу, говорит и говорит о деталях. И это свидетельствует в пользу сложности его намерений, ради которых он был готов пожертвовать даже своей репутацией.

– Да уж, детали ему точно не следовало прописывать, даже метафорично. Чем больше деталей, тем больше возможных ошибок.

– А вот дальше, прошу вас, будьте особенно внимательным. Я думаю, что Иоанн написал план, сценарий будущего вселенского обмана, заложил фундамент грядущей великой мистификации. Заготовку для того, кто сможет все это понять и осуществить – для будущего гения мистификации, способного потрясти уже подготовленный к этому мир. Иоанн при жизни начал грандиозный проект, который должен был принести ему всемирную посмертную славу, а продолжателям его дела – редкое удовольствие, власть, а может быть – и чудовищные прибыли. И знаете что… Похоже, что все, описанное в «Откровении», уже начало происходить в действительности. И именно в качестве мистификации, провокации, которой подвергается ничего не подозревающее человечество.

– Мне кажется, что вы все слишком усложняете. Почему бы не остановиться на третьем варианте и не считать, что Иоанн написал просто прекрасное лжепророчество. И оно, как известно, принесло ему желанную всемирную славу.

– Нет, Иоанн не мог этим довольствоваться. Его нынешняя слава, историческая, литературная и богословская, – слава человека, прожившего уникальную жизнь и написавшего гениальные произведения. Потому что пророчество-то всё не сбывается. А представьте, как преумножится эта слава, если оно сбудется! Статус Иоанна возрастет невероятно: от любопытной исторической персоны до единственного человека, знавшего о конце света всё и сказавшего об этом за две тысячи лет. Это же всем гениям гений, и никто с ним не сможет сравниться. Именно поэтому ему и нужен был помощник в будущем. Человек, который сделает все, как написано в Апокалипсисе. И получит деньги и власть.

– Но ведь в «Апокалипсисе» помимо мистических сцен и персонажей описаны и вполне материальные, вполне могущие происходить в реальности катастрофы: землетрясения, наводнения, падения метеоритов, эпидемии.

– Ну, во-первых, это интерпретации. Может, они, а может, и что-то ещё. А во-вторых, такие катастрофы всегда случались и будут случаться, так что именно их предсказание является самым достоверным. Тому, кто собирается, реализовать этот проект, следует всего лишь выбрать подходящее время. Думаю, что никакому человеку в одиночку с этим не справиться, тут нужна серьезная организация.

– Масоны?

– Дались всем эти масоны. Масоны – дело мелкое и безобидное.

– Но все-таки, зачем все это нужно было самому Иоанну?

– Натура, знаете ли. Гордыня. Намерение если не превзойти своего учителя, так хотя бы сравняться с ним в славе. Ведь в рамках христианства он, в лучшем случае, – второй. А этот проект делает его единственным и неповторимым, человеком, заставившим все человечество в течение двух тысяч лет дрожать под домокловым мечом конца, причём не напрасно дрожать. Я далеко не все знаю, но понимаю, что такие люди, как Иоанн, способны на многое.

– Вы не верите в Бога?

– Как не верить? Верю. Но Иоанн-то человек.

¬– Но кто он всё-таки по-вашему? Пророк, лжепророк, лгун, авантюрист?

– Он тот, кем сам себя считал. Вернее тот, чью роль на себя принял. Человек всегда тот, в кого играет. А играть он умел, был гениальным игроком.

– Но это идет в разрез…

– Мои представления о христианстве во многом идут в разрез с известными. Я, например, считаю, что само христианство – это тоже гениальный проект. А его распространение – самая продуманная и успешная пиар-акция всех времен и народов, акция, не имеющая себе равных в истории человечества. И успех этой акции всецело зависел от деятельности одного человека, по сути, величайшего топ-менеджера всех времен и народов – апостола Павла. Не будь его, христианство приказало бы долго жить ещё в первом веке. Первые христиане вообще были более чем неординарными людьми, это какая-то особая плеяда, команда, как бы сейчас сказали. Одержимы и сверхдеятельны одновременно, безумны и сверхразумны. Нам бы в страну сейчас кого-нибудь из них. Вот и Иоанн.

– Но кто может все это осуществить? И каким образом?

– Вот этого-то я и не знаю. Но анализ происходящих событий позволяет предположить, что уже ведется подготовка к этому, вполне обыкновенная материальная, организационная подготовка. И эта материальность, реальность происходящего заставляет меня думать, что замешаны в этом не темные силы, а люди.

– А зачем это людям?

– Конец света может стать самым выгодным в мире предприятием для того, кто его делает, не находите? В самых разных смыслах. А вы знаете, мне сейчас на ум пришла любопытная идея. Говорю же – важно проговорить то, что думаешь кому-нибудь умному, тогда обязательно одна мысль потянет за собой другую и, как правило, более глубокую. Я подумал, что каждый великий социальный прогноз – это проект, стратегия его собственной реализации. И всякий автор такого проекта не может реализовать его сам, а должен воодушевить кого-нибудь в будущем, кто придёт и сделает так, как написано. А для этого он должен гениально его написать, чтобы кому-то очень захотелось именно так и сделать. И только после реализации проекта его автор получает настоящую славу, а исполнитель – чудовищную власть. Так было с Марксом и Лениным, с Ницше и Гитлером.

– Ну, тогда я сегодня про Маркса неправильно написал. Замечу, что власть эта оказывается недолгой и плачевно заканчивается для ее обладателя.

– А вы представьте, что Ленин бы сделал революцию, а после нее – пластическую операцию, забрал бы сокровища империи и переехал жить в Калифорнию. Да, конечно, Ленин не мог так сделать, потому был слишком очарован проектом Маркса, но ведь кто-то расчетливый и спокойный может и смочь. А вообразите, какая суета поднимется в мире в преддверии конца, пусть даже и рукотворного. Любая революционная ситуация по сравнению с этим переполохом покажется английским чаепитием. Затеявший все это сможет взять себе всё, что угодно. Понимаете? Всё!

– Знаете что, Иван? Давайте-ка мы с вами уйдем отсюда, здесь нам все равно всласть поговорить не дадут. Не знаю, как все это соотносится с действительностью, но идей на хорошую и интересную книгу вы уже наговорили. Предлагаю обсудить все это за стаканчиком. Я сегодня столько бреда выслушал и столько чуши сказал и написал сам, что вполне заслужил радость беседы с умным человеком в приятном месте. О, придумал! Мы сходим в гости к моей сокурснице, она большая умница, там и поговорим. Как вы к этому?

– С превеликим удовольствием! А дама, она не будет против? Мы не застанем ее врасплох, не явимся некстати?

– Нет, она будет рада, давно зовет в гости.

– Но вы вроде были чем-то заняты? Это не скажется на положении ваших дел здесь?

– Это тот редкий случай, когда мне хочется процитировать моего нынешнего героя Маркса: а пусть идут они все…

Сима выключил компьютер, взял пиджак, и в сопровождении гостя отправился вон из заведения.

Глава 7
Летнее солнцестояние: прогон
Марии Ивановне отчего-то не спалось, и, поворочавшись с боку на бок часика полтора, она встала из опостылевшей постели и вышла в огород. Было новолуние, и от этого звезды казались крупными и яркими, а небо напоминало черное платье в горох. У Марии Ивановны за жизнь таких перебывало несколько, и она их очень любила, надевала в кино и по праздникам.

– А ведь сегодня война началась. Двадцать второго июня, ровно в четыре часа.

Пахло хорошо политой землей, молодым укропом, огуречным цветом и ночью. Мария Ивановна постояла, раздумывая о том, что весна нынче была ранняя, и уже сейчас, в июне, огурцы дали завязи, а помидора вот-вот зацветет. Потом слегка озябла, и уже было собралась вернуться в дом, в теплую постель, как увидела яркие всполохи на темных, едва видных в темноте, грядках. Она забеспокоилась, не самолет ли, они что-то в последнее время повадились падать где ни попадя, подняла голову и, ломая огуречные плети, осела на землю. Высоко в небе летел огненный Змей Горыныч.

Мария Ивановна закрыла глаза. Она даже не испугалась – змеев горынычей на свете не бывает, просто решила дать себе передышку. Как женщина положительная и здравомыслящая, без всяких затей и завихрений, она ни в какие глупости сроду не верила и сразу обозначила причину своего видения. Не молоденькая уже, давление, спит плохо. Да и лето, работы не меряно, ведь уже третий месяц день-деньской вверх тормашками стоит. То вскопай, то посади, то полей, то прополи, и всё вверх тормонами.

Так что немудрено, привиделось, почудилось, люди и не такое видят, и ничего. Надо на днях травки свежей насобирать, да каждый день заваривать, сейчас самая пора, душица вовсю цветет, богородская на подходе, ромашка. А вот огурцы жалко, много поломала, задница-то у нее ой-ой-ой, давно пора мучного поменьше есть. Хотя, кто знает, может это и драндулет какой летучий, сейчас ведь такого навыдумывали, какой только ерунды в небе ни увидишь.

С этими хорошими, спокойными мыслями Мария Ивановна глаза открыла. Змей не исчез, приблизился, так что стал виден в деталях. Мысли, что это самолет или ракета, сразу ушли, потому что чудище совсем не походило ни на ракету, ни на самолет. А в инопланетян Мария Ивановна, опять же, по природной своей рассудительности, не верила.

Потому что уж коли человек произошел от обезьяны (хотя и в это с трудом верится, что-то обезьяны нынче в людей не превращаются, но раз ученые говорят – так и есть), то и инопланетяне эти тоже должны были произойти от своих инопланетных обезьян. А верить сразу и в инопланетян, и в каких-то других обезьян, и в инопланетное их превращение – это уж чересчур, так не бывает. Это словно купить три лотерейных билета, и чтобы все три квартиры в Столице выиграли. Нет, во сне или в натуре, но это было чудище поганое, аспид рогатый, змей.

Огромный, в полнеба, кумачового цвета, аж с семью развернутыми в разные стороны зубастыми харями на длинных гнущихся шеях. Похожего, только серого и трехглавого Мария Ивановна видела как-то раз по телевизору, когда показывали старый фильм про Василису Прекрасную. Но тот против этого был словно соседская шавка Жулька против лютого волка.

– Если бы змей этот по правде был, его бы и другие заметили. Сейчас самое время – девки с парнями до утра по кустам отираются. Ещё парень, понятно, может и не заметить, а у девок глаза как раз к небу. Такой бы визг подняли – до космоса звенело бы. А тихо всё, будто замерло, значит, вижу его только я.

Летел змей величаво, хотя крыльев у него не было, его будто ветром по небу несло.

– Плывет, как дирижабль, – подумала Мария Ивановна.

Дирижабли она тоже видела по телевизору и не понимала, как это они летают без крыльев, такие громоздкие. Вот воздушные шарики – это ясно, а тут эдакая бандура. Именно отсутствие крыльев у летящего гада почему-то окончательно уверило Марию Ивановну в том, что все, происходящее с ней, – сон или видение, вроде того, что случается во время солнечного удара.

С ней когда-то очень давно случился такой. Жара тогда стояла страшенная, а она была молодая, модничала, кудри навила, хотела парня одного завлечь и не покрыла голову. Так и кувыркнулась в картофельную ботву, а пока в себя приходила, виделся ей залитый солнцем морской берег, и она все хотела войти в море и никак не могла. Вот и сегодня, явно ж обморок, и кто его знает, почему – может излучение какое, а может и химия, её нынче везде понатолкано. А к фельдшеру в любом случае надо на днях забежать.

Мария Ивановна окончательно успокоилась и начала досматривать видение с таким старанием, с каким обычно смотрела любимый сериал, если содержание очередной серии предстояло во всех подробностях пересказать закрутившейся с делами и не успевшей вовремя к телевизору соседке. И женщина обстоятельно рассмотрела и даже пересчитала все части зверя, предвкушая удовольствие от будущих рассказов.

Голов у зверюги было семь, а морды были разные. Одни – страшные как смертный грех, другие – щерящиеся, лукавые, но все какие-то не похожие на змеиные или горынычьи, будто человечьи лица, хотя и противные до жути. И Марию Ивановну впервые в жизни посетило сожаление, что не умеет она фотографировать. Да и фотика у неё не было, а ведь мог бы быть. Прошлым летом парнишка какой-то приходил, трясся весь, предлагал, новый, хороший. Просил пятьсот рублей, да она, дура, пожадничала, отказалась, была бы вещь в доме. Но даже если бы и был, не брать же его с собой ночью на огород? Хотя, что это она, совсем дурная стала, нельзя же сфотографировать сон, так что нечего и жалеть, фото-то в любом случае не получилось бы.

Разномастные головы щетинились множеством острых рогов, похожих на бычьи, и Мария Ивановна с третьего раза насчитала их ровно десять.

– Не хватает! Голов семь, а рогов всего десять, а нужно четырнадцать. Ненормальный какой-то, урод недотыканный. Некоторые рожи у него как у носорога – однорогие. Нет, у носорога рог-то на носу, а у этого на темечке почти. А может, ему кто рога пообломал? Да уж, чудо-юдо страшенное.

Каждая голова гада венчалась ослепительной прозрачной короной, и женщина сразу поняла, что не просто стеклянные они.

– Гляди-ка, модник-сковородник! Хрусталя-то сколько, богато. Чего только не привидится, это ж надо – короны на сволочи такой.

Лап было двенадцать, и они тоже были разные. И Мария Ивановна даже стала загибать пальцы. Две, передние, львиные. Две медвежьи. Две вроде лошадиные, но с раздвоенными копытами. Две заячьи. Две, задние, словно у ящерицы. Да ещё торчащая посередине пуза пара огромных свинских ножек. Это смешение лап было таким гнусным, что Мария Ивановна чуть не плюнула, но отвлеклась.

Змей, точно покусанная слепнями корова, ударил длиннющим игольчатым хвостом и, как метлой, смёл им с неба вороха звёзд. Те, синие, крупные, лавиной посыпались вниз, словно перезрелые сливы с того старого дерева, что стоит у летней кухни. Его осенью лучше вообще не касаться, чуть тронь – и половина ягод уже внизу, все мятые-перемятые, только на повидло и годятся.

А чудище было уже совсем близко, почти заняло собой небо, словно огромный красный стяг, развевающийся на ветру.

– Как я сразу не догадалась: он же красный! А красных зверей не бывает. Сон, точно сон.

Змей часто и разрозненно дышал всеми своими рожами, и бока его раздувались и опадали, как у загнанной лошади. Мария Ивановна теперь отчетливо видела пупырчатую жабью шкуру на тулове гада, загнутые металлические когти на огромных львиных и медвежьих лапах, черную щетину – на лошадиных, драный серый пух – на заячьих, болотную чешую – на ящеричных. И вообще, был он грязным, замаранным, этот змей, как вывалявшаяся в луже свинья, грязь висела на нем комьями, липкая, густая, зловонная. Таким грязным, что женщине на секунду захотелось помыть его, неприкаянного.

Змей завис прямо над Марией Ивановной. Одна длинная шея вытянулась почти до земли, разглядывая ее, одноглазая харя, не мигая, уставилась прямо ей в лицо. Женщине всё было видно так, словно смотрела она через чужие, слишком сильные очки, увеличивающие лицо собеседника до сплошных морщин, пор и волосков. Детали заслоняли картину, не позволяли увидеть морду целиком, оценить выражение и намерение, и поневоле приходилось разглядывать отвратительные эти части.

А уж к виду отвратительного Мария Ивановна, всю жизнь прокопавшаяся в навозе, регулярно принимавшая роды у коровушек и свиноматок, десятки раз видевшая, как забивают кабанчиков и сама по праздникам не брезгавшая резать кур, ежедневно наблюдающая случки разных животных, придирчиво отбирающая для рыбалки самых жирных и прытких червей, была ой как привычна.

И давно знала она, что безобразное не опасно, а отвратительное может не нравиться, но пугать не должно. Потому что поганое не страшно само по себе, а всего лишь неприятно на вид, но вполне может оказаться приятным на вкус, ощупь или как-то ещё. Опасным же часто бывает именно красивое: огонь пожара или разлив реки. А тут ведь никакой опасности: не может же её съесть её собственное видение, ну в самом-то деле! И она продолжала рассматривать погань, совсем не ощущая страха.

Изгибы круто вырезанных крокодильих ноздрей, обнюхивающих, подрагивающих, сопливых. Неровности свисающего из пасти языка, слюнявого, губчатого, цвета парной говядины. Сколы и налет на огромных желтоватых клыках. Бугры и бородавки на низком скошенном лбу. Темную щетину и залысинки на острых лошадиных ушах. И женщина в мельчайших подробностях разглядела всё это уродство, прежде чем посмотреть зверю в единственный внимательный его глаз. Глаз был неописуемой, жуткой красоты, невыразимо зеленый, светящийся невиданным светом,

Когда-то была Мария Ивановна пионеркой, комсомолкой, хотя в партию, конечно, не взяли. Да и не просилась она, но ходила по молодости в кружок марксизма-ленинизма, и лекции по атеизму в клубе слушала. Так что точно знала, что бога нет, хотя в младенчестве и крестила ее бабка. Она раньше стыдилась этого и бабкиных икон, а крестик не носила, но хранила по привычке ничего не выбрасывать.

А потом время пошло такое, что уж вроде не стыдиться стало нужно, а гордиться тем, что крещёная. Она не гордилась, и в бога продолжала не верить. Какой может быть бог при жизни такой? Но с годами появились у нее непонятная, связанная с близкой старостью тревога и смутное желание, чтобы было как-то иначе, чтобы не пришлось ей после смерти становиться просто кладбищенской травой. И она даже несколько раз ходила в соседнее село, в церковь, и слушала батюшку. Но сказанное им казалось Марии Ивановне неправдоподобным, нелепым, совсем не соответствовало ее опыту, и она оставила попытки усложнить и без того непростую жизнь.

Но этот глаз… Лилось из него на завороженную Марию Ивановну такое, чему не подобрать ей было названия, что ни описать, ни пересказать было никак нельзя. Лилось как солнечный свет, как вода из живоносного источника, лилось прямо в душу, соединяя ее, крохотную, бедную, со всем огромным миром и со всяким его малым кусочком, с недостижимым центром и неведомой периферией, с далекими галактиками и иными измерениями, с небесными чертогами и подземными страдалищами. И этого всего было так много, и было оно таким невероятным, что женщина заплакала от собственного ничтожества, от бывшего своего скудоумия, не позволившего ей раньше понять, что белый свет так сложен и прекрасен, а она сама – его значимая, необходимая и любимая часть.

– Боже, какая красота! А я-то, дура старая, решила, что мир – это кухня, хлев и огород. Всю жизнь только работала, жрала и срала, а заботилась только о пузе и жопе. Что же я наделала, грешная!

А змеиный взгляд уже проник внутрь Марии Ивановны и рассмотрел ее всю. Она физически ощущала, как перед этим взглядом разматывается до самого младенчества ее память, обнажая прекрасное, постыдное и незаметное. Как отворяется ее сердце со всеми его болями и радостями, страстями и умиротворениями. Как ум раскрывается всеми прежними знаниями и заблуждениями. И почувствовала, как выворачиваются наизнанку ее тело, чувства и сознание. И это вывернутое наизнанку сознание благодаря непривычному своему ракурсу начало понимать, кто сейчас перед ним. Мария Ивановна раньше не знала подобных слов, но сейчас они восстали из освобожденной памяти и развёрзнутого ума.

То, что сейчас с нею происходило, было сродни Божественному Откровению, когда-то испытанному бродягой Моисеем и пастухом Мухаммедом, походило на прямое, зримое, переворачивающее взгляд на земную действительность общение с Богом. Но поганое рогатое змеище, грязное, мохнатое, хвостатое, не могло быть Им. И тогда оставался лишь один вариант.

–Ей в саду, а мне в огороде?

И, отважившись понять, кто перед ней, женщина хотела перекреститься, но не смогла и наконец-то потеряла только что обретенное сознание.
Глава 8
День независимости: героиня
Мир сам по себе был слишком простым, и его просто следовало постоянно делать более сложным и странным. Сделать же это было под силу только человеку. И всякий человек мог мир усложнить, а иногда и очень сильно усложнить, а тем самым – и преобразить. И если даже и не весь, то свой собственный, что, по сути, одно и то же. Да, мир стоило преображать. Это было твёрдое убеждение Лизы, и она гордилась тем, что с юности осознала это и была готова делать необходимые лично ей преобразования.

Большинство же окружающих Лизу людей старалось мир не усложнять, а упрощать. Люди просто жили, работали, заводили семьи, рожали детей, что-то наживали, копили, ели-пили и через определённую, очень не долгую, череду дней умирали, не получив всего возможного удовольствия от жизни.

Удовольствие же непременно было связано со сложностью, и чтобы получить его, непременно требовалось приложить некоторые усилия. Вот красоты природы, например, – казалось бы, доступные всем, часто совершено бесплатные. Но ведь чтобы застать самую нежную улыбку Гелиоса или свежий румянец на щечках божественной Эос, надо проснуться пораньше, а в юности это непросто. Или любишь березки – пожалуйста, но ведь нужно хотя бы до парка дойти, а лучше – доехать до ближайшей рощицы. Уж о пальмах и говорить нечего, в наших широтах следовало изрядно потрудиться, чтобы иметь счастье лицезреть их. Любое самое крохотное удовольствие требовало труда. И осознания происходящего, потому что без него и удовольствие не удовольствие.

И вообще, жизнь следовало жить как-то особенно, неповторимо как-то. Может быть – неистово, может быть – спокойно, но непременно в собственном, ни с чем не сравнимом, ни на что не похожем стиле. И пусть мы живем в эпоху постмодерна, когда бессмысленны все смыслы, когда всё перемешано и хаотично, пусть жизнь полностью абсурдна, но стиль-то в ней непременно должен быть!

Меняя же стили, можно было менять и жизнь, и это было интересно, а потому и привлекательно. Легче всего поддерживать стиль жизни можно было, обладая некоторым талантом, который, собственно, стиль и определял. Писать картины, шить необыкновенные платья, создавать электронные миры, новые виды техники или необычные прически – это и значило жить стильно, красиво, прекрасно, неповторимо. И Лиза всей душой этого хотела.

Далеко не любой стиль подходил Лизе: с техникой было непросто, недостаточно было надеть круглые очки и сесть за компьютер, чтобы стать программистом или хакером. Но рисовала Лиза недурно, могла из любого кусочка ткани мгновенно сделать чудную шляпку или одеться в какую-нибудь пустяковину так, что все ахали и завидовали. Поэтому и стилизацию своей жизни она решила начать именно с собственной внешности. И целый год она занималась тем, что всякий день одевалась по-особому, изображая то бледную кокаиновую девушку времен декаданса, то красотку-либерти, то румяную русскую красавицу, то бесшабашного тинэйджера.

Это было очень забавно: неделю-другую выходить из дома благоухающей, томной и бледной с глазами смоки-айз, в струящихся платьях в пол, на каблуках-рюмочках, в кружевных перчатках и с шелковым зонтиком. И бродить по пыльным улицам, словно блоковская незнакомка, чувствуя на себе удивленные и слегка неприязненные взгляды озабоченных повседневностью прохожих.

А через некоторое время забыть про кисейные платья и туфли с перепонкой, загореть до черноты и ходить, ощущая себя таитянкой, освещающей мир зубами и белками глаз. И снова ловить взгляды прохожих, но теперь уже завистливые: всего лишь начало июня, а вот некоторым так повезло, что они, бездельники, уже нажарились на солнце, пока трудовой и старательный народ вынужден работать в истекающем потом городе.

Но Лиза бездельницей не была, а училась сразу в двух замечательных институтах, изучала историю изящных искусств, писала статьи в разные издания. И знала: искусство есть необходимое излишество. И именно излишние занятия, ненужные для поддержания биологического существования, и являются тем самым цветком на шляпке, который и делает человеческую жизнь жизнью. И человек потому и человек, что не только строит жилища, но и воздвигает огромных сфинксов, часть земли в ущерб огородам отводит под цветники, соединяет звуки в музыку, а слова – в стихи, бреется и носит туфли на каблуках.

Существовало и искусство жизни, и различные формы этого искусства, самой интересной из которых, на Лизин вкус, являлась игра. Можно было жить играя, а игрой можно было считать решительно все. Лиза приветствовала любые жизненные игры, лишь бы в них существовали некоторые концепции. Кто-то играл в повес, кто-то в хипстеров, кто-то в андеграунд, кто-то в маленьких ласковых жёнушек, кто-то в стерв. А кто-то переворачивал полицейские машины, ходил в ушанках и валенках по Невскому или вытворял на флэшмобах всякую ерунду.

Настоящая игра, по определению, не могла быть безнравственной. Играя, нельзя было не знать, что существуют и разные другие игры со своими собственными правилами. И это понимание делало настоящих игроков терпимыми к другим людям. Условием хорошей игры являлась добровольность, полная свобода любого играющего начать, продолжать или прекратить игру. Никого нельзя было заставить играть насильно, видимость игры была суррогатом, не приносящим никакого удовольствия.

Вот, еда, например. Вроде бы, это необходимость, и можно есть всё, что дает организму необходимое количество белков, жиров и углеводов. А можно взять чудесную плетёную корзину и отправиться на залитый солнцем базар. Долго-долго ходить по душистым, благоухающим зеленью и фруктами рядам, смотреть, трогать, нюхать и выбирать, постепенно наполняя корзину чудесными, отмытыми до блеска, сияющими на солнце плодами и чувствуя себя, словно в раю.

А потом придти домой и радостно приготовить прекрасные и простые блюда, красиво сервировать стол. Сесть за него и не съесть, а вкусить, испытывая радость и наслаждение. И пусть не говорят о занятости, об отсутствии времени, всё дело было во взгляде и вкусе. На худой конец, можно было чуть реже есть – не младенцы, здоровый человек может прожить без еды сорок дней. А ложкой и вилкой мы роем себе могилу, причём именно жадными и торопливыми ложкой и вилкой.

Доводы же, что так вести себя могут только люди, не обремененные обязанностями, детьми и стариками, что нельзя сделать красивой жизнь, если приходится стирать пелёнки, выносить судна, мыть унитазы или наблюдать, как во время еды кто-то срыгивает или вынимает искусственную челюсть изо рта, Лиза отвергала.

Надо было просто любить людей, любить и все. Да, человеческое тело все состоит из гадостей. Да, оно может быть старым, больным, уродливым, немощным. Но если смотреть на мир светлым взглядом, если вынуть из глаза все пылинки, соринки и кусочки разбитого кривого зеркала, то увидишь не лысины, складки жира и испорченные зубы, а человека. Не отдельные, иногда неприятные детали, а целое. А тот, кто слишком озабочен деталями, например, своими прыщами или морщинами, как раз целого-то и не видит. И вряд ли увидит когда-нибудь – любой прыщ на носу застит ему весь мир.

Это относилось и ко всему белому свету. Его тоже нужно было просто любить, и всё. И тогда вместо грязи, уродств, разрушений и несправедливостей можно было увидеть чистоту, красоту, гармонию и совершенство. Именно любовь и делала все целостным и прекрасным, именно любовь.

Лиза и любила, и больше всего – маленьких детей и старух. Они ближе всех остальных находились к небытию: одни недавно пришли оттуда, другие должны были вскоре отправиться туда. И поэтому были очень серьезными, очень внимательно относились к миру. И были очень похожи друг на друга: многое ещё или уже не умели, многого боялись и удивлялись всему.

Старухи были особенно прекрасны, и Лиза часто наблюдала за ними. Всё для них было значительным, они уже знали, что в мире важно всё. И всё это любили и ценили. Поэтому у них всегда и всюду был порядок, всё было правильно. И у маленьких детей был порядок, и тоже всё было по правилам. Видя потрепанную старушачью сумочку, в которой как величайшие ценности в строгом порядке хранились сломанное зеркальце, огрызок губной помады, дряхлый платочек, потертый кошелёк и множество каких-то непонятных пустячков, она вспоминала себя, маленькую. И она вот так же правильно укладывала в мамину старую сумочку такие же вещицы и отправлялась во двор, чувствуя себя обладательницей несметных сокровищ. Смотреть на старух было чудесно и грустно.

Но прекрасное можно было усмотреть во всем. Точно так же как и во всем можно было усмотреть интересное. Для всего этого требовалась самая малость: следовало быть эстетом и умницей. Эстетов же и умников было так мало, что оба эти слова часто даже звучали как ругательства. Но Лизе в пару был нужен именно такой, и она хорошо понимала, что найти его будет совсем непросто.

Вернее, искать и не следовало – что нужно, то само найдется. Но следовало понимать, что именно должно найтись, чтобы не пропустить это, когда оно встретится. Все в итоге, разумеется, решали удача и случай, потому что кто-то подходящий мог жить в Австралии, и ему могло оказаться семьдесят девять лет. Но Лиза была уверена, что ей непременно повезет, никуда не торопилась, хотя окружающие и прочили ей непременное одиночество.

Дружила же Лиза со многими мужчинами, но больше всех – со старшим братом. Брат был историком, с удовольствием играл в исторические исследования, концептуально играл, чем вызывал большое уважение Лизы. Она не сомневалась, что исторические реконструкции рано или поздно приведут ее любимого братца в интереснейшую собственную историю. И с удовольствием ждала её начала, полагая, что в этом случае и на ее долю достанется толика занимательных приключений.





– Осуществить все это, наверное, очень дорого?

– Не дороже денег.

– И технически сверхсложно?

– В стране, производящей МИГи и атомные подлодки, можно сделать всё. А здесь – дешевле, чем где бы то ни было.

– Скажите ещё – Фобос. Все эти ваши технологичные устройства, конечно, очень интересны и зрелищны. Но они не могут стать квинтэссенцией. Не главное это, уверяю вас как профессионал, не главное.

– Не главное, говорите? Посмотрел бы я на вас, если бы вы, не зная сути происходящего, внезапно увидели все эти неглавные устройства в действии.

– Это в вас говорит молодость. Молодым людям всегда кажется, что наибольшее впечатление можно произвести техникой.

– А чем же его можно произвести?

– Всё решают пустячки. Мушки на щёчке и бантики на блузке. Бог в деталях, и дьявол тоже. И человек любит их рассматривать. Именно детали запоминаются, могут заворожить или до смерти напугать. Никакое зрелище чудовищной битвы не может превзойти вида гнойной раны, в которой кишат черви. А десять коитусов подряд могут значить меньше, чем прикосновение мизинца к мизинцу. Впечатление производит именно тот, кто умеет создавать детали. А детали не так уж дороги.

– Смотря какие детали.

– Это верно. Вот ваш перстень, например, – деталь. Так вы познакомите меня с техническими ресурсами, покажете весь парк?

– Непременно, завтра же и сходим на производство. Но всего я вам не покажу, тут далеко не всё.

– Само действие должно быть очень строго выстроено. Последовательно, но с необходимыми паузами.

– Да, я понимаю. Паузы – великое дело. Именно во время пауз всегда и происходит всё самое главное. Кстати, и в оригинале они предусмотрены весьма значительными. Но у нас на длинные паузы времени нет, сами понимаете, почему.

– Да, сроки поджимают.

– И не только сроки. Вы же знаете, в этой стране ничего не удается долго скрывать.

– Долго? Поражаюсь вашей наивности. Уверен, что некоторым солидным ведомствам уже давно все известно.

– Вот как раз эти ведомства-то меня мало волнуют. Они, конечно, все уже знают, но трогать меня не будут. Им это на руку.

– Что ж, пожалуй, вы правы. Но только пока и отчасти. Пока они вас не тронут. А потом – как получится, это всё непредсказуемо. Они будут делать так, как им нужно. Думаю, сейчас они, и в самом деле, не будут вам препятствовать. В стране непросто, вы работаете им на руку. Но они могут попытаться вами руководить.

– А вот это им вряд ли удастся. Я непрактичен, они даже не представляют, насколько. Возможно, я самый непрактичный на свете.

– Вы начинаете мне нравиться. Что, у вас и строгий план действий есть? И временной график?

– Да, они составлены с учетом наших технических возможностей и психологических особенностей людей. Группа психологов работала до этого пару лет и сейчас может почти наверняка сказать, сколько и кому времени необходимо, чтобы воспринять подобные события, а сколько – чтобы привыкнуть к ним.

– А кого они тестировали? Обычно психологи проверяют собственных пациентов, причем очень малое их число. А затем обобщают сразу на всех людей. Это у них с Фрейда так повелось. Но ведь это порочная практика – проверять что-то на впечатлительных психах, а потом считать, что все толстокожие будут воспринимать это точно так же.

– Уверяю вас, что наши психологи были более добросовестными и проверяли обычных обывателей. Они выстроили и иерархию эмоционального восприятия различных событий. Процесс имеет смысл проводить с ее учетом. По нарастающей.

– Тут я с вами категорически не согласен. Никакой нарастающей! То в жар, то в холод – как в любовной игре. Только так можно достичь максимального эффекта.

– Но психологи…

– Дались вам эти психологи! Психология как наука проста как коровье мычание. А большинство психологов начисто лишено элементарного здравого смысла. Вот пришлось мне как-то присутствовать на докладе одной дамы-психолога, исследовавшей психику женщин-преступниц. Так она на полном серьёзе уверяла, что в женских колониях сидят нежные и тонкие натуры, которых на путь преступления толкнули исключительно мужчины-мерзавцы. Я задал единственный вопрос: видели вы когда-нибудь мужчину, который выбрасывает новорожденного зимой на помойку или топит в сортире?

– Не любите вы психологов, ой не любите…

– Не люблю. У них сплошные схемы и штампы. А люди-то все разные. Если психологи – фрейдисты, то всюду видят одну похоть. А если нет, то с ними вообще скучно до невозможности. Надеюсь, я смогу вносить коррективы в этот ваш график?

– Разумеется. Любые, которые позволит техника. Психологи психологами, а талант всегда прав. Вы должны следовать своей интуиции. От неё многое зависит.

– Вы слишком добры ко мне. Но вы знаете, есть ещё одно «но»… И очень важное.

– Какое же?

– Мы вот с вами о силе восприятия говорим. А ведь они могут вообще ничего не воспринять. Во всяком случае, так как вам хотелось бы.

– Вообще ничего?

– Да, может и так случиться.

– Не могу себе этого представить Они такие черствые? Или смелые?

– Ни то и ни другое. Они парадоксальны. Они ужё видели всё, привыкли жить в постоянной фантасмагории. У них шерсть не вдоль, не против, а ершом и веером. И реакция их может оказаться совершенно неадекватной событиям. Они устроят такую мышиную возню, сыграют такую пьесу абсурда, которая полностью затмит ваш спектакль. А потом сами удивятся и спросят себя: а на х… мы это делали? И сами себе ответят: а х… его знает! И даже не пожалеют ни о чём. К тому же, они ни во что не верят. Я вообще удивляюсь, почему вы нас выбрали. Вам надо было Америку выбирать. Тем палец покажи – они поверят. И реакцию их можно полностью предсказать.

– Америка не подходит. Там слишком много честных сотрудников спецслужб. Но ведь именно это и интересно – получить непредсказуемый эффект. В этом и состоит самое большое удовольствие.

– Не скажите! Ну, какое же это удовольствие? Скажем, вы надеваете самый страшный костюм, жутко гримируетесь, чтобы кого-то напугать до смерти. А тот вроде сначала ойкает, а потом начинает с приятелем обсуждать, что раз кто-то вот так вырядился, то сегодня точно какой-то праздник, и по этому поводу надо выпить.

– Тогда следует надеть такой костюм, чтобы никому и на ум не пришло что-то с кем-то обсуждать.

– Это легко сказать. Подделку всегда можно отличить от настоящего. А уж всякие графики и повторы могут привести к тому, что все привыкнут и никакого внимания не будут обращать на происходящее. Разве что воспользуются ситуацией, чтобы побалдеть и покуролесить.

– И что можно сделать?

– Надо, чтобы они поверили. И тут техника нас не спасет. Повторяю: детали, мелочи, пустяки. Эпизоды, вторые планы, массовка. Недосказанность, полутайна, флёр, туман. Даже попытка убедить в обратном. И тогда хоть что-то… И начать всё это нужно до основного действия.

– А пресса? Телевидение? Их хоть как-то можно использовать?

– Вы же сами мне говорили. Прессе, и в самом деле, верят только олигофрены, да и то – только те, что не умеют читать. Все уверены: единственная правда, которая написана в газетах – это номера контактных телефонов. Так что и тут не напрямую. Слухи, сплетни, пересказы, какое-то брожение в интернете. Опровергающие и наводящие тень на плетень публикации. И уж если телевидение – то передачи, скрывающие, замалчивающие очевидные события, неверно их интерпретирующие. А на этом фоне – случайные оговорки и проговорки, когда кто-то что-то случайно ляпнул по дурости своей. Только так их можно заставить поверить. И начать надо с непонятной ерунды, чепухи какой-нибудь на постном масле. А люди сами домыслят и сами себя напугают. Нужно придумать пару-тройку дурацких персонажей, совсем простых эпизодов. Сгодится и бурлеск. Анекдотические ситуации. Клоунада. И только после этого – делать что-то массовое, панорамные сцены.

– Что ж, я очень рад, что познакомился с вами. На многие вещи вы открываете мне глаза.. Но весь этот флёр и туман можно создать? И эти ваши фишки?

– В этом и заключается моя профессия. Я же не сериалы снимаю. Фирма веников не вяжет. Кроме того, есть простые классические приемы, азбучные. Кстати, а кому будут принадлежать авторские права на эту историю?

– Вы, в отличие от меня, практичны. Они уже ваши.

– Благодарю. И, уж если разговор зашёл о практичных вещах, насколько я понимаю, у меня есть алиби?

– У вас есть не только алиби, но и двойник, который его поддерживает.

– У вас всё продумано.

– Как же иначе в большом деле?

– Я могу позвонить одному человеку? Это совершенно приватный звонок, и мне очень нужно.

– Вынужден вам отказать. Потерпите немного, время летит незаметно.

– Мне ли этого не знать? Но, страшно подумать, если у вас ничего не получится, вы же лишаетесь целого состояния!

– Не теряю, а приобретаю. В любом случае. И именно то, что хочу. А деньги – это самое меньшее, чего можно лишиться. И чёрт с ними!
Глава 9
Ильин день: action
На Ильин день с утра было ясно, но к полудню, когда уже отзвенели праздничные колокола, слегка нахмурилось. И некоторым, ещё не разучившимся поднимать глаза к небу, вдруг показалось, что набежавшие полупрозрачные облачка сложились в легкую белую дверь, хотя кое-кто уверял потом, что не дверь это была, а маленькая калитка, а кому-то даже ворота привиделись.

Дверь в небо была как настоящая: с косяком, с ручкой, с замочной скважиной, неплотно затворенная – и нашлись даже те, кто увидел, что из замка торчал фигурный ключ. Удивительное это явление наблюдалось сразу над несколькими центральными городами, а мельчайшие его детали стали известны благодаря тем, кто благодатное это полуденное время проводил на даче или на пляже. И именно внимание и старание любителей родной природы позволили позже почти полностью восстановить картину происшедшего.

Многие же из тех, кто находился в этот жаркий полдень в городах, поначалу ничего и не заметили, поглощенные ежедневной уличной суетой и вольным или невольным участием в народном празднике – Дне десантника. Бравые десантники, как и полагается виновникам настоящего ратного торжества, были в стельку пьяны, с усердием искали врагов, старательно крушили то, что поддавалось крушению, – словом, делали всё возможное, чтобы горожанам в этот чудный день было решительно не до того, чтобы смотреть в лазоревое небушко. Сами же вояки в небеса тоже не смотрели, потому что все мыслимые радости и опасности этого дня для них были сосредоточены на земле и в воде.

Так что далеко не все смогли увидеть, как белая дверь медленно приоткрылась, а из неё появился клубящийся стул, словно чья-то рука выставила его в коридор из невидимой комнаты. А может и не стул это был, а кресло, но тоже мягкое, а кто-то даже настаивал на том, что это и вовсе был трон. Нашёлся даже один умник, назвавший появившийся из двери предмет престолом, но позже выяснилось, что был он историком, а уж верить историкам, как известно, – последнее дело.

Но расхождения во мнениях очевидцев впоследствии были признаны вполне естественными, поскольку кто же это может в точности разглядеть клубящееся, меняющее форму, расплывающееся и уплывающее прочь. Документальных же и материальных подтверждений всему происходившему, увы, не осталось. И хотя тысячи рачительных и предусмотрительных пытались в тот день снять странные небесные картинки на камеры и фотоаппараты, ни у одного из них ни снимков, ни фильмов не получилось. Позже неудачу эту списали на метеоусловия и плохие технические характеристики серой азиатской техники. Ну, а при отсутствии документов и материалов от парадоксов восприятия и чудес интерпретации никуда не деться, это вам и всякий историк подтвердит.

Небесное действо продолжалось, и спустя мгновение облака сложились в новую причудливую фигуру: на стуле появился старик. А один смышленый мальчик, гулявший как раз в это время во дворе, позже рассказывал своей трудолюбивой бабушке, посвятившей праздничный день уборке квартиры, что на небе все происходило, как в пластилиновом мультфильме. Неожиданно складывалось, разрушалось, превращалось и трансформировалось, но только не из пластилина, а из облаков – что при этом происходило, понять было трудно, но смотреть забавно. Бабушка же только охала и отныне навсегда решила, что больше никогда в дни престольных праздников уборку затевать не будет, не доводит это до добра.

А вскоре загремел гром, обеспокоивший пляжников и обрадовавший дачников. Собственно, пляжники и ожидали нынче непременной непогоды – на то и Илья-пророк, но всё же решили наперекор приметам воспользоваться последним пригодным для купания деньком и с утра отправились на берега водоемов, подальше от городской жары и буйства десантников. И после первых раскатов грома многие пляжники, до этого с наслаждением глазевшие в небо, кинулись собирать вещи, в результате чего свои превосходные позиции для наблюдения утратили.

Дачники же, которых ни гром, ни дождь не страшили, а только радовали, поскольку лишний полив никогда не повредит, а уж тем более, в августовскую сушь, поудобнее уселись на сухих уютных верандах и стали с превеликим удовольствием рассматривать то, что творилось в небесах. А некоторые даже ещё и чай при этом попивали, кто с бубликами, а кто и со свежим вареньем. Так что честь полной реконструкции происшедшего на Ильин день принадлежит именно дачникам. И они эту честь в полной мере заслужили многолетним праведным трудом, подготовившим подходящую платформу для подобных любопытных и полезных наблюдений.

Гром гремел так сложно, так раскатисто, так переливисто, такие вытворял рулады и эдакие выдавал фистулы, что некоторые уверяли потом, что в небе заиграла огромная труба. И даже не труба, а туба, и вторили ей барабаны, много барабанов, больших и маленьких.

Во мнениях же по поводу качества звуков не сошлись. Кому-то они показались даже приятными, складывающимися в смутно знакомую мелодию. Другие уверяли, что напоминали эти звуки безумную игру духового оркестра, состоящего из неистовых обезьян. Третьи услышали в них сводящие с ума шумы, подобные тем, что извергаются в уши несчастного из полностью расстроенного, орущего на полной громкости радиоприемника.

А вокруг первого стула тем временем возникли другие, и некоторые дачники, чей натренированный взгляд способен был заметить исчезновение любой помидорины с усыпанного плодами куста, успели сосчитать, что стульев было ровно двадцать четыре. На эти стулья тоже уселись старцы, и многие говорили потом, что небо сразу же стало похоже на зал открытого кинотеатра во время благотворительного сеанса для пенсионеров.

Солнце все ещё продолжало светить, да так ярко, что солнечные лучи позолотили головы стариков, и они засверкали, словно короны. И тут же небосклон перерезала изумрудная радуга, и от этого небо стало сине-зелёным, как море. Именно с этого момента происходящее на небе обрело цвета и объемы, стало живым, похожим уже не на анимацию, а на игровой фильм или театральный спектакль.

А между небом и землей появилась прозрачная стеклянная перегородка цвета полуденного моря, слегка волнистая, разделившая поднебесье на две половины, верхнюю и нижнюю. И в нижней части, над землей, принялся накрапывать мелкий дождик, а наверху, над стеклянной поверхностью, как ни в чем не бывало, сидели на своих стульях старцы, и светило ослепительное солнце. И многим внизу показалось, что смотрят они на происходящее со дна огромного аквариума, а у некоторых особо тонких натур появилось ощущение, что они глупые лупоглазые рыбы, которым не дано понять, что же происходит.

Засверкали молнии, и очевидцы почему-то особо настаивали на том, что молнии озарили небо вспышками много позже того, как прогремел гром. А кому-то почудилось, что не молнии это были, а загоревшиеся в небе светильники, огромные, серебряные, семирогие, с ярким синим пламенем. Но ни молнии, ни яркий солнечный свет не смогли затмить появившиеся в небе огромную луну, кровавую, рельефную, очень-очень близкую, и красные шестиугольные звезды.

К этому моменту небесный спектакль наблюдали уже решительно все, кто находился на улице: и переставшие пить чай дачники, и забывшие спрятаться от непогоды под деревьями и грибками пляжники, и разом протрезвевшие десантники, и оставившие суету горожане. Все смотрели и ощущали, что происходит нечто невероятное, не имеющее названия, но обладающее особым значением, хотя и не могли понять, что же именно, и тихо надеялись, что всё это сон.

А зрелище между тем становилось все интереснее, хотя интерес этот был особого рода: когда больше всего на свете хочется не видеть, но нет сил не смотреть. И кто-то потом рассказывал, что примерно так же интересно было бы наблюдать со стороны публичную казнь на гильотине, если голову отрубают тебе самому.

Около первого старца появились невиданные животные, и были они многоглазы, и странные их глаза помещались всюду на их диковинных телах – и спереди, и сзади, и по бокам. И было этих глаз столько, что каждому земному наблюдателю показалось, что именно на него смотрит один конкретный внимательный и печальный небесный глаз. И одна девочка громко закричала:

– Мама, мама, смотри, они переполнены глазами!

Позже, пытаясь описать свои ощущения, многие говорили, что глаза эти рассматривали их изнутри, проникали во все уголки тела и сознания. И эта открытость была сродни выворачиванию наизнанку и в какой-то момент становилась невыносимой, так что единственным желанием было избавиться и от этого внутреннего разглядывания, и даже от своего тела. Но спрятаться или отвести глаза не было никакой возможности, и люди заворожено смотрели в небо, молясь о том, чтобы всё поскорее закончилось.

Проведенные в течение следующего месяца анкетирования и опросы общественного мнения показали: никому из тех, кого разглядывали настойчивые глаза, не пришла на ум мысль, что перед ними инопланетяне, хотя были среди них и серьезно интересующиеся внеземными цивилизациями. И все согласились с высказыванием одного известного меломана, что исполненные очами существа от инопланетян отличались, как хоралы Баха от песенки «Я люблю тебя, Дима, что мне так необходимо». И в первую очередь, тем, что инопланетяне – это какие-никакие, но люди, обладатели же множества глаз уж кем-кем, а людьми точно не были.

Но вот очи умерили яркость, потухли, прикрылись, прекратили мучить людей, и люди наконец-то смогли рассмотреть животных. И снова делали это против воли, но не видеть не могли. Животных было четыре. Одно из них напоминало четырехликого алого льва с шестью парами золотых крыльев. Второе более всего походило на лилового медведя с зеленой бычьей головой, и тоже крылатого. Третьим был чёрный барс с серебряным ликом орла. Четвертое было неописуемого вида, но с человеческим лицом.

Животные расположились вокруг главного старика и что-то говорили ему, кланялись. А он достал огромную книгу в серебряном переплете с семью крупными, украшенными драгоценными камнями застежками, но открыть ее не успел.

О том, что произошло дальше, рассказать смогли немногие. И самый непонятный рассказ получен благодаря тому, что зрелище это наблюдал один провинциальный философ, не лишенный некоторой толики литературного таланта. Вот он-то потом пару месяцев пытался воссоздать случившееся на бумаге, да так и остался недоволен написанным, но все же позволил прочитать своим приятелям, а уж те сделали его записки достоянием широкой общественности и специальных комиссий.

Время исчезло, а пространство сломалось и скомкалось. И это отсутствие времени, и это искореженное пространство, и этот внезапный излом бытия сделали всякое существование невыносимым, тесным, душным, невозможным, побуждающим к немедленному освобождению от него. Запели, заголосили вселенские трубы, возвещая начало конца, и земля сотряслась до края и основания. Небо задрожало, затрепетало, заволновалось, пошло рябью и стало сворачиваться в безжалостный свиток, сметая горизонт, звезды, солнце и кровавую луну. Светила посыпались с небес, будто красные виноградные листья, словно перезревшие плоды смоковницы, покатились градом, точно слезы умирающего мироздания. А земля вздыбилась, опрокинулась, кувыркнулась, поменялась местами с небом, а под ним открылась тьма над бездной – безвидная, но таящая в себе бесконечную глубину. Зияющая пустота ослепляла, бездонная космическая щель тащила в себя и исторгала из себя. Разверзнутое вселенское лоно было чревато невидимым, но остро ощущаемым и беспредельно манящим абсолютным концом, имя которому – Ничто. Пустота родила Ничто, Ничто стало всем, все обратилось в страх. Бездна пялилась на мир.

А люди, философским образованием и литературным талантом не обладающие, говорили, что стеклянная перегородка, отделяющая небо от земли, треснула и миллионами осколков осыпалась вниз. Небо стало темным, словно мокрый асфальт. И с этого темного неба исчезло все, что на нем до этого располагалось: фигуры старцев и животных, облака и даже солнце. Звезды кровью закапали вниз. И кто-то невидимый начал скатывать небо, точно огромный ковер, а под ним открывалась бездонная пропасть. И от этой пропасти в вышине казалось, что мир перевернулся, и все вот-вот полетят в бездонную, неумолимо притягивающую яму.

И все перепугались, что в бесконечном своем падении непременно наткнутся на что-то невидимое в темноте, но явно там присутствующее, остро ощущаемое в своем непреодолимом притяжении. И разобьются вдребезги на миллиарды мельчайших осколков, молекул, атомов, адронов, лептонов, глюонов, кварков, амеров, хрононов. И всем захотелось схватиться за землю и зажмурить глаза, но ни у кого это не получилось. И по мере того, как небесный ковер скатывался, ужас усиливался, так что невозможно стало дышать. И не было никакой мочи терпеть эту невыносимую жуть.

Но тут гром загрохотал ещё сильнее, перекрывая даже звуки небесных труб. А ливень хлынул такой стеной, что скрыл и свернутое небо, и таящуюся над ним бездну, и потопил все происходящее. Когда же через несколько минут он прекратился, земля и небо были новенькие, свежие и сияющие от пролитой влаги, точно яркие, только что политые неженские огурцы.
Глава 10
День Хиросимы: кульминация
В сам Ильин день никаких комментариев случившемуся сделано не было, ни официальных, ни неофициальных. Власти молчали и на следующий день, но все серьезные и несерьезные издания и интернет взорвались многочисленными версиями.

Основная сводилась к тому, что невыносимая летняя жара, мучившая всю Страну вот уже третий год, вызвала массовые галлюцинации. Так что все видения, предшествующие долгожданной грозе, были просто тепловыми глюками. Голову напекло родине, привиделось стране, привиделось. И немудрено, при сорока-то градусах третий месяц.

У всех, кто перегрелся на пляже, перепахал на собственных грядках, перепил в эдакую жару и вышел на улицу без надлежащего головного убора шарики зашли за ролики, контакты замкнули, мозги загорелись и дым из ушей пошел. Лучшим же доказательством того, что галлюцинации вызваны пребыванием на солнце, является тот неопровержимый факт, что ни один из тех, кто в это время был дома, никаких стариков, красных львов и фиолетовых быков на небе не видел, ни в какую яму на небе не падал и в ничто не превращался.

И многочисленные медицинские светила на экранах телевизоров убедительно водили указками по картинкам с изображением человеческого мозга в разрезе, показывали схемы, диаграммы, кардиограммы и энцефалограммы, а в газетах и журналах давали интервью, прочитать которые можно было только с медицинским словарем.

Вариантом этой версии являлась констатация аномальной солнечной активности, которая и так-то в последнее время превысила все нормы, а в полдень второго августа просто зашкалила, так что потоки солнечной радиации, излившиеся в тот день на отечественные города, могли и не такого натворить. Некоторые сомнения вызывала лишь странная избирательность светила, которое не задело ни Украину, ни Прибалтику с Белоруссией, ни южных, ни восточных наших соседей. Но в природе чего только не случается, и подобные «тут помню, тут не помню» то и дело происходят.

Другой причиной случившегося назывались миражи. Предшествовавшие грозе термические и аэродинамические процессы образовали разные по плотности атмосферные слои, сложившиеся в воздушную линзу. Через неё-то и транслировались на небесный свод изображения некоторых земных объектов, разумеется, искаженные и принявшие необыкновенный вид. Уж таков он, земной воздух, что время от времени с ним случаются некоторые казусы, которые жителями планеты воспринимаются как чудеса.

Так что все эти небесные живые картинки – всего лишь сгущения и разрежения воздуха, преломления и отражения лучей, дифракция и рефракция света. Типичная, натуральнейшая Фата-Моргана, ранее видимая-перевидимая многими и многими в тысячах различных мест. В подтверждении этой версии приводились интервью со специалистами по физике атмосферы, оптиками и метеорологами, академиками и профессорами, которые дружно твердили, что на небе и не такое можно увидеть, особенно во время прохождения атмосферного фронта, при высокой температуре и повышенной влажности.

Потому что ведь не только Фата-Моргана, но и глория, и броккенский призрак, и свет Будды, и гало, и полярные сияния. Так что дверь в небо, короны старцев, горящие светильники и золотые крылья львов – дело мелкое и совершенно прозрачное. А то, что произошло это сразу во многих местах, объясняется тем, что температура, давление и влажность воздуха во всей европейской части страны в этот день были примерно одинаковыми.

Иногда эти объяснения принимали особые формы. Да, мираж, но картинка транслировалась со дна затонувшей Атлантиды, где сохранились архаичные одежды и особые, допотопные виды животных. Конечно, атмосферная линза, но передающая изображение того, что находится внутри египетских пирамид, гробниц инков и критского лабиринта или происходит в Эльдорадо и Шамбале. И подобные помеси бульдогов с носорогами все множились и множились, демонстрируя неисчерпаемость человеческой выдумки и значительный резервуар земных небылиц, из глубин которого можно было выловить все, что угодно.

Третьей причиной выдвигалось массовое поражение отравляющими веществами, а источники назывались самые разные. Прежде всего, вспомнили о промышленном и транспортном загрязнении воздуха, достигшем в эти жаркие дни запредельных значений. Потому что ведь продолжают, гады, сжигать и выбрасывать в атмосферу всякую гадость. И вот доездились и допроизводились до того, что всех перетравили и сами начинают видеть небо в алмазах.

Говорили и о серьезном повышении концентрации угарных газов в атмосфере благодаря лесным и торфяным пожарам. Ведь все ж кому не лень тащатся каждые выходные на пикники, и ладно бы – закусывали бы там пирожками и яйцами, а то ведь всем шашлыки подавай. А костры Пушкин должен гасить.

Закричали и о массированной химической атаке. Уж больно поведение людей в тот день походило на отравление нервнопаралитическими веществами вроде зорина, замана и ви-икса: галлюцинации, сужение зрачков, временный двигательный паралич и сковавший всех страх. Виновники назывались разные. Немцы – это они, проклятые, первыми придумали людей, как тараканов, газами травить. Поляки и прибалты – они же всю жизнь нас ненавидели, вспомните хотя бы псов-рыцарей из тевтонского ордена, или как их шлюхи наших мужиков в Войну целыми полками травили. Украинцы и белорусы – давайте им ещё цену на газ снизим, они нас вообще всех перетравят. Грузины, чеченцы и афганцы – эти понятно почему. Китайцы и японцы – тесно им, тесно. Американцы – чтобы они там ни говорили, как бы ни выпендривались, а чувствуют, что мы лучшие, и завидуют, ох, как завидуют, суки!

Вспомнили и про День десантника, связав химическую атаку с вражеской местью этим доблестным, но в тот день слегка расслабленным войскам. Что-то вроде: а вот нате-ка вам, выкусите! В связи с чем раскопали и многочисленные исторические факты, когда вероломные враги нападали именно в праздники, заставая врасплох и города, и даже целые страны. Вон троянцы: только обрадовались и стали отмечать – тут им и крандец. И на Польшу напали в День знаний. Хотя бывает и наоборот: наши в День национального единства накостыляли врагам, и снова почему-то полякам.

Не обошлось и без того, чтобы обвинить родное Военное Ведомство, которое, как всегда что-то упустило и не удержало, а чему-то позволило вырваться из-под контроля и наделать-таки дел. И это, заметьте, уж в который раз! Конечно, как всегда, отоврутся. Но пусть потом не удивляются, что уже не только у земных коз, но и у небесных тварей аж по семь рогов вырастает.

Разумеется, не обошлось и без версий об инопланетянах. То, что происходило на небе в Ильин день – некий код, которым наши добрые старшие братья сообщали нам чрезвычайно важную информацию о себе и о Вселенной. А открывшаяся в небо дверь – вселенский тоннель, кротовая нора, сворачивающая пространственно-временной континуум в бесконечную трубу и позволяющая в мгновение ока попасть на Землю из самой далекой точки Вселенной.

Старики – это, разумеется, инопланетяне-первопроходцы, космические Афанасии Никитины, и не старые они вовсе, просто так выглядят, поскольку со старостью и смертью в тех краях давно покончено. Животные же – представители тамошней фауны, поэтому и такие необыкновенные. Наши кошки с собаками им тоже странными кажутся.

С точки же зрения современной космологии, сворачивание неба – типичный криволинейный релятивистский эффект, который инициирован появлением космического тоннеля. Сейчас же тоннель этот на время закрылся, но, вероятно, откроется в ближайшем будущем. И уж тогда подготовленные к этому земляне в грязь лицом не ударят и смогут переместиться по нему туда, где увидят своими глазами идеальное общественное устройство и совершенные технологии. Но лучшее подтверждение тому, что это были инопланетяне – глаза. Пришельцы – они ж все глазастые, вот и эти – глазюками своими себя напрочь выдали.

Что касается иностранных комментариев, то мировое сообщество было солидарно в том, что Страна в тщетной погоне за мировым лидерством слишком много наделала дырок в атмосфере всевозможными баллистическими и космическими ракетами. И чересчур много выкачала из-под себя нефти. Вот теперь ей ничего другого и не остается, как иметь в небе чёрт знает что и ждать не меньших гадостей из-под земли.

Интернет же предпочитал конкретные, происшедшие в тот день истории. И особенно были популярны рассказы о десантниках и детях. Так, было выяснено, что в тот неприятный день закрыть глаза или упасть на землю удалось только некоторым десантникам и нескольким психотерапевтам, причем первых было куда больше, чем вторых.

Сами герои утверждали, что сделать это было очень и очень непросто, а помогли им воля и закалка, приобретенные на непростой службе отечеству путем ежедневных тренировок. В связи с чем описывались и определенные методики, как силовые, так и психологические.

Злые же языки в комментариях уверяли, что десантникам удалось закрыть глаза по той простой причине, что были они пьяны вдрабадан и ни бельмеса не понимали. А закрыть глаза пьяному проще простого – сами закрываются. Что же касается падения на землю, то тут и обсуждать нечего – не упасть они просто не могли.

С психотерапевтами тоже всё ясно: они ничем не отличаются от психов. А тех, как известно, ничем не напугать, кроме их собственных заморочек. И если сумасшедшие в тот день слонялись бы по улицам и по пляжам, они тоже не боялись бы, а, глядишь, и договорились бы с этими глазастыми инопланетянами или с кем там ещё, пёс их всех разберет. Но, слава богу, в последнее время психов в общественных местах стало куда меньше, а то ведь ещё лет десять назад, когда все психушки от нищеты позакрывали, из дома выйти было страшно.

Не напугались и дети. Не было у них и проблем с тем, чтобы отвести глаза от жуткого зрелища. Они их просто и не пытались отвести, потому что жутким его совершенно не считали. Напротив, многие детки смотрели на происходящее с большим интересом и даже удовольствием. Умницы досмотрели все до самого конца и увидели то, чего не смог рассмотреть ни один из взрослых.

Девочка Дашенька десяти лет из Балдейки рассмотрела, что перед тем, как небо свернулось, дедушки дружно встали, взяли свои стулья и совершенно спокойно, по очереди, удалились в ту самую белую дверь. А последний вынул большой ключ из замка и притворил за собой дверь так плотно, что та просто слилась с небом.

А увлекающийся зоологией мальчик Вася из Добрых Пчёл не только до мельчайших подробностей запомнил то, как выглядели диковинные цветные животные, но увидел и ещё одно, белое, теряющееся на фоне белых же старичков. Пушистое животное больше всего напомнило Васе барашка, но с семью глазами и семью рогами. Это было нетипично для млекопитающего, и поэтому Вася многократно пересчитал и рога, и глаза.

Но самое большое впечатление на мальчика произвело то, что барашек был раненый, и из его груди струйкой текла кровь. Вася уже пару лет был членом Общества защиты животных и очень сожалел потом, что барашек не встретился ему на земле, тогда он смог бы взять его к себе домой и залечить его рану.

Другой вал сообщений был посвящен тому, что произошло с некоторыми зрителями после Ильина дня. Козявкинская пенсионерка Агриппина Ивановна Персова, семидесяти лет от роду, через день после случившегося внезапно почувствовала непреодолимую тягу к бельканто и запела невероятным по высоте и красоте колоратурным сопрано. Специалисты утверждали, что старухе Персовой теперь прямая дорога на оперную сцену, потому что такого голоса не слышал никто, с тех пор как появились граммофонные записи, и что так могут петь разве что ангелы, музы или гурии.

И совсем скоро, после того как пенсионерка освоит азы нотной грамоты и пройдет небольшой внешний тюнинг, ценители будут осчастливлены лицезрением ее на подмостках лучших театров мира. Пока же голос Агриппины Ивановны признан природным эталоном и образцом, и особо отмечено, что никакие постановки голоса, никакие упражнения, равно как и никакие музыкальные технологии не могут создать ничего не только превосходящего, но и подобного.

А сорокалетний грузчик Зяма Манькин открыл в себе дар перемножать и делить числа с любым количеством знаков, извлекать квадратные и кубические корни из чего угодно, вычислять синусы и косинусы точнее компьютера. Больше всех этому удивился сам талант, ведь до этого он умел считать только деньги, и именно из-за колов по математике пару раз оставался в школе на второй год. Ему прочили невероятную научную славу сразу после того, как он научится грамотно писать, – пусть нахальный Перельман не зазнается, найдутся в нашем богатом на людей отечестве математические гении и с более подходящими фамилиями.

В многочисленных интервью новое математическое светило говорило, что его незначительные умения – следствие того, что разверзнутое небо приоткрыло перед ним мировую гармонию, которая, прав Пифагор, молодцы каббалисты, выражается исключительно и только посредством чисел как метафизической основы мироздания. Что же касается умения писать, то это ерунда, это дело мелкое. Он освоит его, как только переименует буквы алфавита в числа от одного до тридцати трех и выявит скрытые пока от поверхностного мышления филологов числовые закономерности грамматики и словесности. Себя же Зиновий Манькин уподоблял маленькому мальчику, стоящему на берегу бесконечного океана, именуемого Истиной, и жадно ловящему сладостные брызги, доносимые до него ветром познания.

Бухгалтер Абстол Хубибеев обнаружил в себе внутреннее зрение. Сводилось оно к тому, что видел он вполне отчетливо то, что происходит внутри других людей. Причем не эфемерные мысли, намерения или мечты, а вполне реальное содержимое желудков, движение жидкостей и соков, работу различных физиологических систем и функционирование органов. Способность эту проверить было очень легко, и многие проверяли, спрашивая, что они только что съели и выпили. Позже это подтвердили и во многих диагностических центрах, и всякий раз видевший насквозь бухгалтер успешно соревновался с самой современной аппаратурой, точно называя пол будущего ребенка или количество камней в желчном пузыре.

Попытки же разглядеть более тонкие материи, вроде человеческих желаний, успехом, увы, не увенчались. Но и уже подтвержденные способности гражданина Хубибеева гарантировали ему востребованность в будущем и приличный постоянный доход. Такое положение дел очень обрадовало и его самого, и его многочисленную семью, которую слава и прибыль мужа и отца вполне примиряли с тем, что он постоянно наблюдает за тем, как его близкие функционируют.

Были и те, кто обнаружил, что талант свой внезапно потерял. Нашлись многочисленные поэты, уверяющие, что отныне не могут написать ни буквы, и художники, у которых даже один вид кистей и мольбертов вызывал ни с чем не сравнимое отвращение. Но больше всего оказалось композиторов и музыкантов, бегущих от любых звуков музыки, как чёрт от ладана.

Поэты и художники уверяли, что их нежелание изображать связано с тем, что они заглянули в пустоту, которая настолько полна и выразительна, что нельзя ни ручкой, ни кистью написать ничего конкретного, что превосходило бы пустое. А искусствоведы добавляли, что уже Малевич нивелировал искусство, изобразив всего-навсего черноту. Пустоту же, абсолютную и ни с чем не сравнимую, нельзя ни представить, ни изобразить, но можно помнить её, осознавая тщетность любых усилий превзойти содержащееся в ней Всё.

Музыканты же были впечатлены небесными звуками, которые описывали как полнейший хаос и какофонию, по сравнению с которыми любые гармонии, мелодии, созвучия, аккорды, лады и тональности звучат проще коровьего мычания. Физики же оценивали прогремевший гром небесный как уникальный по амплитуде белый шум – сочетание всех возможных звуков одной и той громкости, могущее свести с ума любого.

Множество рассказов посвящалось и тому, что были обнаружены животные необычных окрасок и форм. Больше всего оказалось цветных котов. Лидерами общественного интереса стали ярко-красный Мурзик, зеленоватый Бандит и радужная Черри, просто ослепляющая поклонников буйством красок своей пушистой шкурки. Разноцветные коты вызвали всплеск эмоций по поводу того, что вот теперь солнечная радиация вызовет мутации животного и растительного мира, последствия которых трудно предсказать. Но уже сейчас ясно, что при этом нарушаются и привычная защитная окраска, и способность животных идентифицировать себе подобных, и возможность сбиваться в популяции и размножаться. И вообще, начинается-то всегда с кисок и мышек, а потом и люди пойдут серо-буро-малиновые в зеленую крапинку и сиреневую полосочку, а потому не нужные никому.

Правда, несколько позднее выяснились факты, слегка успокоившие общественное сознание. Оказывается, бедный Мурзик своей пламенной шерстью был обязан тому, что опрокинул на себя банку красной эмали во время ремонта, проводимого его домовитыми хозяевами. Бандит на самом деле оказался белым, но в следах зеленки, которую нанес на него ветеринар после его потасовки с соседским котярой и которая после ливня равномерно окрасила шерсть поганца в бледный изумруд. Радужная же кошечка Черри приобрела свой поразительный окрас благодаря тому, что две маленькие, но творческие девочки раскрасили ее всеми двадцатью четырьмя цветами, которые входили в комплект акварельных красок, подаренных одной из крошек на день рождения. Девчушки с громким рёвом признались, что, разрисовывая киску, вымазали без остатка не только коробку акварели, но добавили ещё и всю найденную в столе у папы гуашь.

После этого интерес публики переключился на золотого ягненка из Краснодарского края, который поубавился, после того как выяснилось, что овечка вовсе не золотая, а слегка желтоватая, и это совершенно нормально для овец определенных пород. Было выявлено и множество сознательных афер, связанных с тем, что хозяева или просто обыватели, а иногда даже и похитители перекрашивали своих и чужих животных в самые разные цвета, дабы снискать незаслуженную славу и заработать немного деньжат. Но зеленые быстро сориентировались, пригрозили мучителям судебными разбирательствами и альтернативными расправами, и волна фальшивок постепенно сошла на нет.

Что касается телесной сложности, то за короткое время были обнаружены несколько десятков трехлапых собак и одноухих котов, пять двуглавых и семь двухвостых змей, две трехрогие козочки, одна пятилапая лягушка и огромное количество семилапых пауков. Несмотря на то, что причины недостатка или излишка членов определить удалось далеко не во всех случаях, все эти животные не только прославились, но и нашли вскоре любящих и заботливых хозяев. Многоглазых животных обнаружено не было, но интернет мгновенно украсился картинками и заставками с изображением очень милых, покрытых глазами живых существ, похожих на земных зверушек.

Не обошло интернет-сообщество своим вниманием и последствия ливня, сопровождавшегося кое-где крупным градом. Побитые плоды, покоцанные машины, выбитые стекла и затопленные ливневые стоки вызвали интерес только у тех, у кого побило, покоцало, выбило и затопило. Все же остальные увлечённо обсуждали отдельные интересные казусы.

В Забрыково, например, хозяйка одного прекрасного сада сразу после того, как дождь прекратился, обнаружила, что на яблонях растут сливы, на сливах – яблоки, а на уже обобранной вишне – неведомые ей плоды, которые впоследствии знатоками были опознаны как фиги. В качестве доказательств женщина выложила в социальных сетях фотографии удивительного урожая. После этого оказалось, что подобных случаев просто пруд пруди, а интернет переполнился снимками смородиновых кустов с висящими на них баклажанами, абрикосовых деревьев, украшенных малиной или морковью, и елок с бананами вместо шишек. Число этих гибридов обесценило каждый отдельный случай и постепенно погасило к ним интерес.

Другим видом артефактов оказались всевозможные изменения внешности, попавших под дождь. Многие утверждали, что они помолодели, и тоже демонстрировали фотографии. Кто-то, напротив, сильно постарел. Но поскольку четкие критерии таких преображений отсутствовали, то и доказать ни омоложения, ни постарения никто не смог.

Но были и ситуации, когда метаморфозы оказались запротоколированными. Так, Ксения из Песца за неделю до Ильина дня вырвала зуб мудрости, что подтверждалось записью в ее амбулаторной карте и чеком на сумму две тысячи триста рублей. А на следующее утро после ливня, промочившего ее до нитки, обнаружила на месте вырванного новый зуб. А у Семена Федоровича из Хренового отросла фаланга мизинца, которую он отрезал на токарном станке ещё на уроках труда в школе, о чем были многочисленные и достоверные свидетельства.

В этой нескончаемой веренице рассказов и слухов, в этом круговороте слов и путанице мнений ведром холодной воды окатила всех фраза одного молодого адвоката, произнесенная им на очередном, уже порядком поднадоевшем всем ток-шоу на центральном канале. Парень прославился тем, что выиграл несколько совершенно проигрышных дел. После этого к нему мгновенно выстроилась очередь из тех, кому грозили приличные тюремные сроки, а про него распространились слухи, что зрит он в корень и может разбить любое обвинение.

Эфир был прямым, и гости в студии пылко попрекали друг друга в том, что неверно разглядели творившееся на небесах, приводя все новые и новые версии случившегося и аргументы именно своей правоты. Всю передачу молодой человек молча слушал, как собачатся другие, и уже вызвал негодование режиссерской группы, которая решила впредь не приглашать этого буку-молчуна на передачи и недоумевала, как такие вообще в суде выступают. Но вдруг возникло секундное затишье, и вот тут-то адвокат и высказался:

– Похоже, ливень поголовно всем смыл мозги. Неужели вы не понимаете, что это конец света?

Тихий ангел, пролетевший над студией за секунду до этого, превратился в ангела смерти, трансляцию пришлось прекратить, а в стране началась паника.
Глава 11
День физкультурника: reaction
Злополучная передача, в которой нахальный умник посмел назвать очевидные вещи своими именами, случилась вечером, часиков этак около восьми, а уже через минуту все обрывали телефоны. Кинулись звонить и узнавать, правду или неправду сказали об этом самом событии, которое и язык-то не поворачивается назвать, и в самом ли деле оно вот-вот наступит, или это так, очередной телевизионный треп. Набирали телевидение, МЧС, пожарных, скорую помощь, полицию, домоуправления, справочные, знакомых, друзей и даже аптеки.



– Девушка, это служба спасения? Тут вот передали, что конец света. Нам в какое бомбоубежище? Мы живем на Соляной, тридцать два.

– У нас дети дошкольного возраста, существуют ли специальные программы спасения детей?

– Когда наконец кончится хулиганство на ТВ?

– Я ветеран труда, стаж сорок два года, мне полагаются льготы по спасению?

– Скажите, есть ли в продаже кислородные подушки?

– Это что ж такое творится, и куда смотрит правительство?

Так ничего и не выяснив, кинулись в интернет, сайты, блоги и чаты которого уже пестрели сценариями и прогнозами. Интернетчики не подкачали, не опоздали, успели и среагировали, предоставив полнейшую и правдивейшую информацию.

Все и в самом деле должно было закончиться очень скоро, двадцать второго декабря нынешнего года, как и предсказывали прозорливые майя. Но если бы только это! Оказывается, ещё до судного конца декабря в оставшиеся сто тридцать дней должна была уместиться целая лавина событий, последовательно являющая обреченному миру его собственное планомерное умирание.

К счастью, часть сценария уже реализовалась, так что мук и испытаний осталось куда меньше предначертанного, но все равно, предстояли несладкие денёчки. И если раньше, неделю назад, интернет рассказывал о детях и десантниках, то теперь – о конях и ангелах.

Коней и ангелов связывало предсказание Иоанна, достаточно сумбурное и непонятное в целом, но вполне узнаваемое в конкретных своих деталях. Кони все как один были со всадниками, а ангелы – с трубами, но ни все вместе, ни каждый по отдельности ничего хорошего не предвещали. Все было настолько очевидно и однозначно, что оставалось только диву даваться, куда же все смотрели раньше, не видя столь явных вещей.

Конь рыжий с всадником, унесшим с земли мир, вне всякого сомнения, уже явился, причем давно. Ведь именно из-за него вот уже года три как планета бушевала бархатными, шелковыми, оранжевыми, нефтяными, финансовыми и всякими прочими революциями, протестами, стычками, столкновениями и противостояниями, захватившими и всегда размеренный восток, и сосредоточенный до этого на своем излюбленном обывательстве запад. Появление всадника означало, что мир с земли был унесен безвозвратно и навсегда, и ожидать его возвращения не имело ровно никакого смысла. Так что ООН и всякие прочие протокольные организации следовало немедленно распустить, чтобы не ели хлеб налогоплательщиков.

Прошел уже и предсказанный Иоанном День Гнева, предельно ясно обозначенный неделю назад тем самым землетрясением, кровавой луной, падением звёзд, сворачиванием неба в свиток, переворачиванием верха и низа и небесным безмолвием, которые только скудоумные могли принять за иллюзии, оптические аберрации или массовый солнечный удар. Теперь, после Дня Гнева, оставалось только ждать прихода на землю коня вороного, несущего голод, а за ним и коня бледного, со всадником по имени Смерть.

Что касается семи ангелов, то часть из них уже тоже явно приходила. Первый Ангел нёс град и огонь, и после его пришествия должна была сгореть третья часть деревьев и вся зеленая трава. Но скажите на милость, а не именно ли это уже несколько лет подряд происходило по всему миру? Ведь таких пожаров, когда горело все, от яранг на нашем Крайнем Севере до вилл голливудских кинозвезд в Калифорнии, не было никогда прежде. И уже не треть деревьев, наверное, сгорела, а куда больше, о траве и говорить не приходилось.

Явление второго Ангела тоже уже наблюдалось. Его приход был связан с большой горой, пылающей огнем и низвергающейся в море. Уж тут всё было точно, как в аптеке: извергалось последние два года, извергается сейчас и будет извергаться впредь, да ещё так, что мало не покажется! И не прав был Иоанн, потому что не одна это гора, а, как минимум, с десяток.

Вот сами посчитайте: Сопутан в Индонезии, Хадсон в Чили, Килауэа на Гавайях, Симноэ в Японии, Будусан на Филлипинах, Пуйеуэ в Чили, Ньямлагира в Конго, Эль Йерро в океане около Канаров, Тунгуарауа в Эквадоре – и все с километровыми столбами дыма и огня, с фонтанами лавы, с человеческими жертвами и разрушениями. Даже старушка Этна активизировалась и взбунтовалась, перепугала Сицилию и окрестное Средиземноморье. А уж про Гримсвотн и говорить нечего: который год окутывает пеплом всю Европу, так что самолетикам не улететь, не прилететь – хоть пешком ходи из Исландии и Англии на материк. Что же касается обещания Иоанна насчет того, что третья часть одушевленных тварей, живущих в море, при этом должна погибнуть, то кто их считал, этих тварей? Сейчас совсем не до них, но уж точно и им несладко пришлось, и уж можете не сомневаться: гибли, гибнут и будут гибнуть!

С третьим Ангелом пока было не вполне понятно. С его приходом должна была упасть с неба звезда Полынь, а третья часть вод – сделаться горькими, как полынь, смертельными для людей. С одной стороны, за последние годы с неба в воду что только ни падало: останки удачно отлетавших свое спутников, обломки неудачно отлетевших от Земли американских и российских космических кораблей, баллистические ракеты, зонды, самолеты, вот теперь и сбитый американцами Фобос. Да мало ли что ещё, нам всего ни Пентагон, ни Министерство Обороны, и не надейтесь, не расскажут.

А ведь есть ещё Иран и Корея, якобы толерантная Европа, Ближний Восток и Израиль – за всеми не уследить. Воде же все эти предметы, светящиеся в атмосфере и вполне способные сойти за звезду, явно на пользу не пошли. Тут и анализы делать не нужно, и так всё ясно. Но был ли хоть один из них звездой Полынь или следует все же дождаться обещанного прилета Нибиру, сказать было трудно, и мнения разделились. Сошлись же все в том, что загрязненность Мирового океана такова, что никакому Иоанну и не снилась. И горчит уже далеко не третья часть вод, а вся вода поголовно. А то, что люди ещё живы, так это погодите, все впереди, какие наши годы.

А вот четвертого Ангела, после которого должна была затмиться третья часть солнца, луны и звёзд, следовало ещё только ждать, но, по-видимому, уже в ближайшем будущем. Зато пятый, обязанный отворить кладезь бездны и выпустить из нее саранчу, по мнению многих, переживших весеннюю историю с мухоловками, землю уже посетил, хотя и выпустил на нее не саранчу, а этих самых мухоловок. А расхождение с пророчеством – это не беда, поскольку, во-первых, чудеса перевода. А во-вторых, похоже, что во времена Иоанна, саранчой называли решительно всех зловредных насекомых, а Карла Линнея, который внес порядок в весь этот беспорядок, ещё и в проекте не было.

Далее следовало придти шестому Ангелу, после чего должна была погибнуть треть людей. В связи с его приходом упоминался Евфрат и, разумеется, неслучайно, ведь давно известно, откуда грозит миру ядерная война. И она не за горами, потому что американцы могут кого угодно довести, а Усама Бен Ладан лишь притаился для решающего удара.

Ещё про одного Ангела, срезающего гроздья винограда и бросающего их в точило гнева Божия, тоже предстояло подумать, но уже сейчас было совершенно ясно: Господу есть из-за чего гневаться, а уж гроздья для гнева всегда найдутся.

Прочитав все это, народ на страхи по поводу звезды Полынь и срезанных гроздьев гнева размениваться не стал, а осознал главное: вот-вот может придти чёрный конь, а с ним и голод. И все, кто понял это (а народ у нас смышленый) тут же, невзирая на ночь, кинулись в магазины. А тот, кто не уразумел сам, кинулся за понятливыми. Первыми приняли на себя удар полупустые в это время года круглосуточные супермаркеты, той ночью переполнившиеся людьми, словно станции метро в час пик.

За пару часов люди скупили все, что было, и в очень правильном порядке: необходимое недорогое, необходимое дорогое, ненужное дешевое, ненужное дорогое, и в результате не оставили ничего. Сначала смели спички, соль, сахар, чай, муку, крупы, макароны с вермишелью, подсолнечное масло, хлеб, тушенку и рыбные консервы. Во второй заход наполнили тележки сгущенным молоком, конфетами, печеньем, икрой, овощными консервами всех вкусов и видов, томатной пастой, майонезом и зеленым горошком.

Параллельно раскупили водку и все спиртные напитки, чей градус превышал винный, а чуть позже – и те, чей не превышал. После чего на полках остались только напитки с совершенно несуразными ценами, да и то ненадолго. Не забыли свечи, мыло, стиральные порошки, вспомнили о палатках, котелках, фонариках, керосиновых лампах и резиновых лодках. Опустошили и аптеки, более всего интересуясь йодом, бинтами, витаминами и гематогеном, но не пренебрегая и любым недорогим лекарством, хотя вскоре дошла очередь и до дорогих.

К утру супермаркеты были такими же пустыми, как за неделю до собственного открытия, а люди принялись за обычные продуктовые и хозяйственные магазины. Очереди к ним выстроились с четырех утра, возглавляемые совсем слабыми старухами и очень сильными парнями. Разумеется, не обошлось и без драк, случайных увечий и сознательного членовредительства, так что больницы мгновенно переполнились теми, кого затоптали и поломали в закупочном экстазе. Уже к вечеру следующего дня в продуктовых и хозяйственных магазинах не осталось ничего, витрины были закрыты металлическими шторами, на дверях висели амбарные замки.

Прекратили работу и банки, потому что тех, кто пожелал немедленно иметь свои накопления при себе, оказалось куда больше, чем наличности. А ещё через несколько дней правительство было вынуждено тронуть десятилетиями невостребованный неприкосновенный запас и наладить поставки в магазины самых необходимых продуктов, отпуская их по особым спискам, составленным в домоуправлениях. Все попытки официальных лиц успокоить население возымели вполне предсказуемую реакцию – услышав, что оснований для беспокойства нет, люди обеспокоилось куда больше, чем до этого.

Грабежей не случилось. Причин тут было несколько. Во-первых, всех изнурила все ещё продолжающаяся страшная жара и магазинные битвы. Во-вторых, через час после злополучной передачи расторопный министр внутренних дел объявил о введении особого режима на улицах крупных городов и полицейское патрулирование во всех общественных местах, пригрозив, что в случае необходимости будет введено военное положение. В-третьих, в магазинах очень скоро не осталось ни съестного, ни хоть чем-то пригодного в чрезвычайных ситуациях. Английский же фарфор и туфли на шпильках больше никого не интересовали.

Все билеты на загранрейсы были мгновенно распроданы, и все, кто мог улететь или уехать хоть куда-нибудь за пределы страны, тут же улетели и уехали. Но устремились и в Сибирь, и на Дальний Восток, и на Кавказ, в надежде перейти там границы козьими тропами и протоптанными китайцами дорогами.

Не возымели действия ни увещевания властей, ни заверения экспертов, что конец света – на то он и конец света, чтобы накрыть сразу всех и всюду. И уж если случится, то ни в Париже, ни в Буэнос-Айресе от него не скрыться. Однако этому категорически не поверили, и все без исключения граждане пребывали в абсолютной уверенности, что в любом дерьме родная страна окажется первой. И даже если весь мир останется цел и невредим, в отечестве что-нибудь да произойдёт.

Паника продолжалась примерно с неделю, после чего все слегка подустали, отдышались и огляделись по сторонам. А оглядевшись, поняли, что запаслись всем, чем можно, и на несколько лет. После чего решили, что слегка погорячились, и можно некоторое время передохнуть. А заодно подумать: где хранить всё добытое, и сколько времени понадобится, чтобы съесть всю эту гадость и выпить эдакую пересортицу? Но успокоили себя тем, что запас карман не тянет, за жизнь же и не такое съедается, а уж тем более – выпивается. Затем растолкали всё по кладовым, чуланам, погребам, сараям и гаражам, и на некоторое время притихли.

А тут уж и время подоспело собирать урожай. И запасать: варить, солить, мариновать, закатывать, закручивать, пятиминутить, сушить, мочить и квасить. И все дружно принялись за любимые занятия, совершенно справедливо рассудив, что уж если в этом году и в самом деле конец света, то на всякий случай надо сделать всего как можно больше.
Глава 12
День строителя: реквизит
Пока отечественные аналитики анализировали, анализировали, да все никак не могли проанализировать, что же значит весь этот смутно очерченный некоторыми последними событиями конец света, мудрые китайцы, долго не раздумывая, поняли, что означает он кое-какую прибыль.

Первой, как и полагается, на свет появилась мгновенная и одноразовая продукция китайской легкой промышленности. И уже через неделю-другую отечественный рынок был завален одеждой с апокалиптической символикой. Майки с надписями «Боженька, не сердись так сильно», «Возлюби меня, грешного, дьявол», «Змей, я хорошая девочка», «Я слишком калорийный, не ешь меня», «И в аду найдутся теплые местечки» шли нарасхват и вскоре украсили десятки тысяч женских и мужских торсов. Пользовался спросом и всевозможный текстиль, от кухонных полотенец до банных халатов, с принтами виноградных гроздей, забавных чудовищ и печальных, сострадающих очей.

За ними появились и легонькие платьишки-хитоны, выполненные из тонких тканей столь блеклых тонов, что и названия-то им подобрать не было решительно никакой возможности. Наряды прекрасно дополнялись почти невесомыми, наилегчайшие сандалиями, словно предназначенными для хождения по облакам, и веночками из нежнейших кружевных роз, которые с удовольствием носили и совсем юные девицы, и дамы постарше.

Блеклый наряд замысливался как унисекс, но из мужчин никто надеть его не решился, во всяком случае, публично. Но ходили слухи, что многие мужья с удовольствием примеряли хитончики своих половин и нашли, что одежда эта, и в самом деле, всякому к лицу. Распространению прелестных костюмчиков немало способствовала и продолжающаяся несусветная жара, о которой уже говорили, что она – следствие разверзающегося перед концом адского пекла и отсвет подземного пламени. Уверяли, что зной будет продолжаться в аккурат до двадцать второго декабря, после чего сменится куда более жаркой погодкой.

Появились и облегающие непроницаемые костюмчики из полимерных наноматериалов. Они закрывали тела с головы до ног и с помощью специального собственного рельефа полностью скрывали половые признаки, неуместные в столь критической ситуации и способные вызвать гнев активных участников конца света, например, Вселенского Змия. Костюмы были способны выдерживать огромные высокие и низкие температуры, действие резких химикатов, серьезные физические нагрузки, растяжение, сжатие и всевозможные кручения, и в этом смысле были незаменимыми одеждами для тех испытаний, которые традиционно отводятся грешному человеку в тех неприятных местах, которые поэт назвал кругами ада.

Как и любое сложное техническое устройство, подобные костюмы снабжались подробными инструкциями по применению и сертификатами качества, из которых следовало, что по сравнению с ними костюмы пожарных и скафандры водолазов и космонавтов – простенькие детские ползунки из самого дешевого трикотажа. Защитные костюмы выполнялись в ярких фосфоресцирующих цветах: алых, бирюзовых, канареечных, малиновых, небесно-голубых, изумрудных, салатных, оранжевых, серебристых, золотистых, цвета фуксии и чернил каракатицы – и после их появления на рынках стало нарядно и пестро, точно в Индии или на Гавайях. Многие женщины, купив себе костюм одного цвета, не могли справиться с искушением купить и другого, а иной раз – и третьего.

Одновременно с удобными, полезными и недорогими нарядами на рынках появились и многочисленные простые, но абсолютно необходимые в сложившейся ситуации сопутствующие товары. Фонарики для адской тьмы, работающие на энергии торсионных и информационных полей и не требующие абсолютно никакой подзарядки. Очки-бинокли, аккумулирующие световую энергию самых далеких звезд и позволяющие разглядеть в кромешном мраке все рельефы чистилищ и страдалищ. Квантовые минихолодильники, созданные по принципу дополнительности материи и антиматерии и способные при работе в автономном режиме охладить до ста килограмм живой массы в час, что примерно соответствовало параметрам тела среднего отечественного обывателя. Всевозможные освежающие и увлажняющие шляпы, платья, юбки, брюки, рубашки, белье, туфли и ботинки. Плащи-трансформеры, одним движением руки превращающиеся в надежнейшие парашюты, обеспечивающие мягкое приземление в любую бездну. Понтоны для одного, двоих и троих, крепящиеся на шее, талии или груди. Лекарства на растительных экстрактах от головокружения на случай нового опрокидывания «земля-небо». Обезболивающие нового поколения, созданные на основе последних достижений генной инженерии и гарантирующие избавление в течение пяти минут не только от любых мук плоти, но и от всевозможных душевных мытарств. Антидоты от ядовитой воды рек и морей, отравленных звездой Полынь. Длиннющие веревочные лестницы из несгораемого волокна, позволяющие вылезти из адского пламени. Генераторы безопасной еды и чистой воды, созданные на основе последних достижений квантовой физики и нанохимии. Наручники, позволяющие не потеряться во вселенском бедламе родным и любимым. Часы, показывающие время в Вечности. Таблетки сухой водки. Порошковые соленые огурцы. Заговоренные далай-ламой амулеты с изображением лошади, прогоняющей змиев, аспидов, драконов, крокодилов и ящеров.

Ну, и конечно, игрушки, много игрушек. Сотни тысяч плюшевых и ситцевых змей и драконов все цветов радуги, размерами от крошек, напоминающих крупных червяков или тритонов, до большущих животин, похожих на выставленные в музеях краеведения муляжи доисторических рептилий и динозавров. Поролоновые ангелы и отличающиеся от них только по размеру архангелы. Различные дивные звери, вид которых наводил на мысль, что произведены они на занятиях по трудотерапии в психиатрических лечебницах. Различные безопасные рогатины и вилы, предназначенные то ли для того, чтобы сражаться со змиевым воинством, то ли для того, чтобы состоять у него на службе. Пластмассовые наборы «Спаси маму» и «Весь мир в твоих руках», содержащие множество разнообразных спасательных штучек, от альпинистских кошек до специальных зеркалец, необходимых для того, чтобы сигнализировать об опасности при помощи азбуки Морзе по прилагаемому описанию. И бесчисленные компьютерные игры, самыми популярными из которых стали «Семь печатей», «Адский лабиринт» и «Вавилонская блудница».

За всеми этими перипетиями совсем было забыли о меньших братьев, пока зеленые, хвала им, не пришли в себя и не напомнили о домашних любимцах и никем не любимых уличных четвероногих мучениках. И тут же на страницах газет и журналов, на экранах телевизоров и в интернете разгорелся принципиальный спор: куда денутся несчастные зверюшки после конца света?

Решение этой проблемы профессиональными защитниками животных потянуло за собой множество других, экологических и нравственных, да таких сложных и противоречивых, что пришлось обратиться за консультациями и к теологом, и к биологам, и к известным светским мыслителям. Но даже самые оригинальные и знающие умы не смогли дать однозначных ответов на все мучавшие любителей животных вопросы.

Было очевидно, что если случатся все события, предсказанные в Апокалипсисе, то беднягам тоже придется погибать и от отравленной полынью воды, и от страшной засухи, и от чудовищного пекла, и от нападения дьявольской гигантской саранчи, и все это – будучи абсолютно невинными. Уже одно это, по мнению защитников животных, могло заставить любого нравственного человека усомниться если не в существовании Господа, то хотя бы в Его благонамеренности. Ведь экая жестокость – обижать меньших человеческих братиков и сестричек только потому, что следует наказать старшего!

Но ладно бы только это. Ведь было совершенно непонятно, что должно произойти со зверями после того. В рай им вроде не попасть, не за что, в ад – тоже. Они что, исчезнут навсегда? Но какой может быть рай без животных, скажите на милость? И если так, если животных на земле новой и в небе новом вовсе не будет, то это же чудовищная несправедливость и жуткое наказание для их хозяев! Ведь среди них найдутся и такие, которые готовы были бы променять вечное блаженство на адские муки, лишь бы не расставаться с любимым существом. И не может быть для таких людей полноценного райского быта, если его не разделят с ними любимые мурки и жучки.

Или наоборот. Если хозяин все-таки оказывается в страдалищах, то муки его должны стать ещё большими от неведения того, что происходит в этот момент с его любимцем, или от мысли, что тот безвременно и навсегда почил. Но тогда ведь получается, что муки тех, кто имел при жизни животных, сильнее страданий тех, кто их не имел. А ведь это же явная несправедливость и противоречие, потому что заботиться о другом – это несомненное человеческое достоинство и, стало быть, должно вознаграждаться.

А если все-таки животные будут и на том свете, то каким образом? Отделит ли Великий Судья зерна от плевел, разделит ли злюк и добряков, честных и плутов? Или ласковый кастрированный котишка, который в бренном существовании был обделен радостями жизни, но, несмотря на это, никогда не воровал и не царапался, будет жить так же, как злой царапка, гуляка и воришка?

Чтобы всякий заинтересованный мог как-то принять участие в решении этих животрепещущих вопросов, тут же и организовались сайты и форумы с названиями «Куда уходят кошки?», «Жизнь после смерти: вместе или порознь?», «Счастливая встреча» и «Собачья душа», мгновенно ставшие популярными.

– Очень мне интересна эта тема, так как не представляю себе жизни без животных, и смерть без них – ничтожна для меня!

– Животные не могут страдать за грехи своих хозяев. Они (собаки, кошки) по своей природе видят духовный мир (ангелов, бесов). И страдают, если к хозяевам подступают бесы, чувствуют свое бессилие и не могут помочь человеку. Собака может начать выть, кошка шипеть и постарается спрятаться.

– На самом краю небосклона есть место – Мост Pадуги.

Kогда животное умирает, особенно если оно было очень любимо кем-то в этой жизни, оно попадает на Мост Pадуги. Животные там счастливы и довольны всем, кроме одного – каждый из них ушел раньше и оставил в этой жизни кого-то, очень дорогого ему. Но приходит день, когда кто-то из них неожиданно останавливается и смотрит вдаль, его глаза загораются огнем, а тело начинает дрожать от нетерпения. Он летит над изумрудно-зеленой травой, и ноги несут его всё быстрее и быстрее. Это он заметил вас, и когда вы и ваш любимец встретитесь, то крепко-крепко обниметесь, счастливые от того, что соединились и больше никогда не расстанетесь. И вы ещё раз взглянете в преданные глаза своего друга, так надолго покинувшего вашу жизнь, но никогда не покидавшего вашего сердца. Теперь вы сможете пересечь Мост Pадуги вместе…

– А моей знакомой во сне явилась ее умершая овчарка и говорит: «Я за тебя буду Богу молиться».

– Есть свой загробный мир и для собак, которых забыли, которым некого ждать. Этот мир называется Поля Другой Охоты или как-то так.

– У животных одной породы одна коллективная душа. Но у продвинутых животных она начинает потихоньку индивидуализироваться. Для собаки, например, важно научиться думать. Получить индивидуальность – это эволюционная задача собаки и кошки.

– Животные не учатся через страдания, поскольку не имеют права выбора. Они исполняют Божественный Закон естественным образом. Но у каждой собаки должен быть хозяин – ее Маленький Учитель! И в этом суть учения космогенеза!

– Вельзевул мой часто приходит ко мне, а уж откуда – того не знаю.

– Ко мне ходят и кот, и питбуль. Все они там, и изредка проявляются на земле. Пес реже, кот чаще. Кошкам проще – любят гулять.

– Я монастырский кинолог. И утверждаю: у собак есть душа.

Многие спрашивают: почему же тогда нельзя молиться за умершую собаку? Потому что она в этом не нуждается, все животные изначально безгрешны. А вот молиться за живых собак можно. Нужно заказать молебен и вписать в записку о здравии имена их хозяев. Когда у нас заболели коровы, сестры провели молебен, батюшка окропил животных святой водой, и они вскоре поправились.

– Просто раньше людей интересовал исключительно скот: если скот погибал, людям было нечего есть. А восприниматься как домашние любимцы животные стали совсем недавно, поэтому и древних молитв о них нет, и не написано в книгах ничего.

– Недавно Папа Римский официально признал, что у животных такая же душа, как и у людей. В некоторых странах животным кошкам и собакам разрешено приходить в христианские храмы!

– Мой совет: если вы мучаете друг друга с вашим умершим любимцем, то ждите. Ваша связь настолько сильна, собака или кошка настолько вас любила, что может вас забрать к себе.

– А я знала, что мучаю его слезами, и стала меньше плакать. И он теперь приходит ко мне во сне все реже и реже. Лично для меня стало хуже, но я не обижаюсь, убиваю эгоизм, лишь бы ему стало легче. Я ему говорила: вернись, вернись! А он сказал мне: лучше ты ко мне.

И обращался в птицу, летал надо мной.

– Многие, я уверена, живут ожиданием смерти и свидания.

Я стараюсь не рисовать себе мостов радуги и зеленых лужков,

мне бы хотя бы поле, пусть даже и холодное, но только с ним, с любимым.

– А я видела своего Лареньку в какой-то местности, как степь бескрайняя. Там трава растет, и в траве какие-то домики, как будто соломенные, небольшие, размером с маленькую будочку. И очень много там кошек, самых разных. И Ларенька мой там. И я поняла, что Лариону там хорошо.

– Девочки, давайте все исповедуемся и до самого конца не будем больше грешить! Для меня лично возможная встреча с Мусенькой является огромным стимулом вести себя праведно.

– Люди, вы что, ох… совсем? Вы о чем говорите? Опомнитесь!

А когда сообща убедили себя, что мурзики и трезоры непременно будут жить после смерти, причем счастливо, озаботились тем, чтобы обеспечить им наиболее мягкий переход в мир иной. И тут же интернет запестрел интереснейшими, полезнейшими и совсем недорогими предложениями. Первой и самой популярной из них стала компактная еда – крохотные пилюли, каждая из которых, несмотря на малый вес, содержала, суточную норму веществ, необходимых для поддержания хорошей формы домашнего любимца. Существовали модификации со вкусом рыбы, говядины, ягненка и курицы.

Вторыми в рейтинге самых необходимых товаров стали разноцветные жаростойкие костюмчики из особого несгораемого материала с вариантами «хвост внутрь» и «хвост наружу», различающиеся по цене. Первые предложения были для собак и кошек, но почти мгновенно появились такие же для попугайчиков, канареек, хомяков, крыс, лошадей, коров и свиней. Тут же образовалась и мода на цвета и фасоны, самыми популярными стали цвета «аквамарин» и «шартрез», которые предположительно должны были сильно отличаться от фоновой окраски и не позволили бы любимцу потеряться в багровом пекле. Широким спросом пользовались и всевозможные минисистемы охлаждения и подогрева (мало ли что!) с терморегуляцией, которые крепились на ошейниках, лапах или туловищах животных.

Интерес вызвали и так называемые электронные поводки – средства слежения за любимцем, гарантирующие его сохранность в предстоящем кильдиме. Они состояли из настроенного на волну хозяина миниатюрного источника сигнала, который браслетом крепился на любую часть животного, и приемника, остававшегося на запястье у хозяина и позволяющего не только обнаружить любимое существо в радиусе ста километров, но и подманить его к себе.

Хорошо расходились и устройства, позволяющие не умеющим плавать животным не утонуть. Чаще всего они были похожи на гофрированные юбочки, которые надевались на пузико или на шею, но иногда напоминали пластиковые понтоны разных размеров с прорезями для конечностей. Особой популярностью пользовались понтоны большой площади, предназначенные для лошадей и коров.

Не забыли и про портативные туалеты для кошек – миру во время вселенского катаклизма, конечно, все равно, где испражнится то или иное существо. Но ведь привыкшая к своему туалету киска не должна мучиться и страдать только потому, что привычного горшочка нет поблизости! Были разработаны самые разные модели, как хранящиеся у хозяина, так и сверхлегкие, крепящиеся к кошачьему хвосту, и особые несгораемые наполнители.

А потом появились и специальная нашейная посуда для кормления. И корзинки-парашюты. И защитные очки для кошек, птичек и собак, спасающие от яркого излучения. И сверхлегкие надувные царапалки. И лосьоны для шерсти, отпугивающие саранчу. И многое другое, позволяющее домашним любимцам с очевидностью убедиться в том, что даже в непростые времена крушения мира их хозяева продолжают трепетно заботиться о них.

Зеленые завели было разговор и о том, что точно так же следует позаботиться решительно обо всех животных и всех их обеспечить хотя бы минимальными средствами необходимой защиты. Но платить за все эти выдумки было решительно некому, спонсоров, озабоченных выживанием крокодилов и анаконд, не нашлось, так что все эти преблагие намерения отправились в мусорную корзину неисполнимых человеческих прожектов.
Глава 13
Яблочный Спас: антракт
Двое мужчин и женщина, не торопясь, завтракали во дворе, пили кто чай, кто кофе, а утро обещало очередной жаркий день. Дача была красивая, старенькая, сад тенистый, огорода не было совсем, а вместо него – небольшой газон, на котором в шезлонге дремала девушка. Жужжали пчёлы, птицы нарушали тишину редкими криками, порхали неяркие бабочки и бледные стрекозы, пахло яблоками и скошенной травой. Было хорошо.

– Оторвись наконец от интернета, – сказала Ариадна, подливая чай Ивану. – Посмотри, какая благодать!

– Посмотри вокруг: разве у тебя может быть больше? – пропел Сима, закрывая ноутбук. – Паника вроде пошла на убыль. Они скупили все продукты и товары, решили, что к концу света готовы, и успокоились. Интересно, что за всем этим стоит?

– Не что, а кто.

– Ну, почему, Ванечка, за этим кто-то непременно должен стоять, скажи на милость? – Ариадна ласково провела по его волосам.

Иван последний раз любил в детском саду и до сих пор хорошо помнил эту девочку. К его дальнейшим отношениям с женщинами слово «любовь» применить было сложно, хотя многие девушки и дамы ему нравились, многих он ценил, уважал, даже восхищался. Но ведь любовь – это редкость, почти невероятное событие, и уважения и восхищения для неё недостаточно, должно было быть что-то ещё. И вот как раз этого «ещё» и не случалось.

А вот в Ариадну он влюбился сразу, в тот же самый вечер, когда Серафим привел его из редакции к ней домой. Они тогда проболтали до полуночи, и, уходя, Иван сказал себе, что непременно женится на этой женщине. Или не женится ни на ком. Сестре же его она не нравилась, и Иван организовал этот уикенд на родительской даче, чтобы любимые женщины ближе познакомились.

– Понимаешь, как историк я знаю, что ход исторических событий определяется исключительно намерениями и действиями отдельных персон. Достаточно вспомнить про открытие Америки.

– Можно подумать, что Америку не открыли бы, если Изабелле не понадобились бы индийские пряности.

– Открыли бы, но и тогда бы за этим стояли желания конкретного человека, хотя, возможно, совсем другие.

– Ты хочешь сказать, что все происходящее – чья-то продуманная акция?

– И не просто акция, Адочка, а сложный многоэтапный проект, кем-то хорошо спланированный и последовательно осуществляемый.

– Любопытно, как можно спланировать и осуществить конец света? Неплохо было бы хоть одним глазком взглянуть на человека, способного это сделать.

– Конец света – нельзя, а нечто, на него похожее – вполне. Тем более, в век высоких технологий. А человек – мало ли на свете умных и деятельных людей, способных и на большее? Вспомните Ленина – если бы не он, у нас не было бы революции, во всяком случае, с такими последствиями. Или Гитлера. А был ещё и другой Владимир, мало кому у нас известный, – Владимир Жаботинский, его идеи и деятельность привели к воссозданию Израиля. И уж если отдельные люди способны создавать целые страны, менять и перекраивать мир, то уж перепугать мир конкретному человеку куда проще. Кстати, совсем недавно его почти в одиночку довольно долго и успешно пугал Бен Ладан.

– Да и технологий, особых не нужно. Достаточно рядовой работы прессы. Напишут газеты, что конец света, значит, он и наступил.

– Но ведь люди видели, своими глазами.

– Ты как маленькая, Ада. Люди много чего видят своими глазами, особенно на небе, тебе ли не знать. Например, Скорпиона, Рыб, Овна, Льва. А разве они есть? А ещё они видят маленьких синих человечков с печальными глазами, летающие тарелки, чайники и кастрюльки. И каждый день приходят в нашу в редакцию, чтобы поделиться со мной этой радостью.

– Но ты же понимаешь, что если все газеты кричат, начинается паника, скупаются продукты – значит, хоть что-нибудь да было?

– Да было, конечно, какой-нибудь пустячок. Надувной воздушный змей и пара фейерверков. Что я, не знаю, как новости делаются?

– Любишь ты преувеличивать, Сима. Столько же свидетелей, фактов.

– Какие-такие факты? Ни одного фото или видео. Но я согласен с Ваней, хотя, конечно, все эти его идеи о конце света очень нереальные.

– Вопрос в том, достаточно ли они нереальные, чтобы стать реальностью.

– Успокойся, Ваня. Не думаю, что это как-то связано с твоим любимым Иоанном. Но очень похоже, что кое-кто пытается убедить всех: конец света не за горами.

– Да, я по-прежнему продолжаю считать: кто-то реализует то, что я называю проектом «Конец света». Происходящее очень напоминает пародию на Апокалипсис. Хотя само произведение таково, что и пародия может стать жуткой.

– А почему именно на Апокалипсис, Ваня? Ведь конец света можно придумать и совсем другой, гораздо проще. И почему именно сейчас?

– Красивый он, талантливый, и лучше него нет. Есть и ещё одно: он всем известен, его легко узнать. А сейчас – да просто время подходящее. Надо за это майя спасибо сказать. Целый год до этого шел бесплатный пиар и все кричали: «Конец света, конец света, майя, майя!» За Нострадамуса стишков напридумывали. Ну, и политика, экономика, природа тоже не подкачали. Всё сошлось. Тому, кто думал об этом, глупо было бы не воспользоваться.

– При условии, что кто-то и в самом деле об этом думал.

– Уверен, что так и есть. В военном деле это называется «правильно выбранное время операции». Все год кричали, а он год готовился. Хотя, наверное, гораздо дольше.

– И что же это, по-твоему? Организация? Или частная инициатива?

– Мне кажется, что задумал все это непременно кто-то один, сильно этим увлеченный. Придумать что-то интересное под силу только одному. Коллектив всегда всё портит, простит, приземляет, умаляет. Но в реализации подобного проекта не могут не участвовать многие, скорее всего, существует целая организация.

– И куда тогда смотрят государство, спецслужбы? Объясните мне, мальчики!

– Государству конец света очень выгоден. Экономический кризис который год, в политике чёрт те что делается. Всегда в периоды экономических и политических кризисов государство потворствует различным фокусам, развлекающим население, и провокациям, отводящим ему глаза. Вспомните: в девяностые по всем каналам Кашпировского с Чумаком транслировали, чуть ли ордена им не давали. А до этого была холодная война, да мало ли чего ещё. Для народа конец света – щекочущая нервы забава, государству – прямая прибыль. Представляете, сколько неликвида люди за считанные дни в магазинах раскупили? И про политику сразу думать забыли. И про пенсии, и про квартплату, про растущие цены. А потом, когда все пройдет, ещё долго-долго можно будет все неудачи списывать на эти события. Мол, не собрали целиком урожай, не подготовились к зиме. И закрутить политические гайки, потому что демократия вот до чего довела. Ну, и так далее.

– Ты слишком строг к государству, Сима. Ведь там же не одни злодеи.

– Конечно, не злодеи. Там политики, а политика – вещь практичная. Поддержать конец света просто практично. А добро и зло – не политические категории. Там таких слов просто не понимают, не их лексикон. Поэтому никаких злодеев.

– Но ведь подготовку подобного проекта нельзя удержать в тайне?

– Конечно, нельзя, детка. – Сима встал из-за стола, отошел в сторону, закурил. – Спасибо за завтрак, сто лет не завтракал. В наше время даже то, чем мы сегодня завтракали, в тайне удержать нельзя. А если такой проект и в самом деле существует, то и властям, и спецслужбам о нем давным-давно известно. Не может не быть неизвестно. А от обывателя механизмы происходящего всегда скрыты. Он видит только резиновых драконов и яркие вспышки в небе. Хотя народ наш любознателен и умён, непременно всё узнает и выведет всех на чистую воду. Но только задним числом, когда всё закончится.

– Зря ты так, про резиновых драконов. Ты недооцениваешь, там все гораздо серьезнее. Я вот с одним своим коллегой разговаривал, отличным историком и очевидцем того, что происходило в Луге второго августа. Он как раз ездил матушку навестить. Так он меня уверял, что было полнейшее ощущение: мир перевернулся и падает в тартарары. А он человек здравый.

– И на здравых можно воздействовать, и для них существуют иллюзии, и на них действуют экстази и конопля. А при современных-то технологиях и спецэффектах, можно ведь и лазерное шоу сделать, и голографическое изображение создать, да мало ли чего. Такой концерт отгрохать – Голливуд отдохнёт. Были бы деньги.

– Значит, ты признаешь, что кто-то вкладывает в это деньги? И большие деньги? А не просто распускает слухи?

– Да ничего я не признаю, просто говорю, что если бы кто-то и в самом деле этим бы занялся, всё упиралось бы только в капусту. А технические возможности для этого имеются, и солидные. Но я всё же думаю, что все это – большая стая газетных уток.

– А вы знаете, мальчики, когда я составляла астрологический прогноз для страны на нынешний год, все время получалась какая-то несуразица. Вроде бы конец света, но не подлинный, не настоящий. Суррогат. Фантом. Подделка. Иллюзия.

– Лжесмерть? Псевдогибель? Квазикончина?

– Метаконец.

– Приставка «мета», Ваня, к твоему сведению, означает «выход за с возвратом назад», эдакую пространственную или временную петлю. Слушай, а ведь, и в самом деле, подходит! Конец, который возвращает все на круги своя – в прежнюю реальность. Боюсь только, что эта реальность не будет в точности прежней.

– Хватит умничать, Сима, я это ещё в седьмом классе знала. А фантомы и иллюзии у Платона называются симулякрами. Копия того, чего нет в реальности. Отражение несуществующего предмета в отсутствующем зеркале. Кто-то симулирует конец. Нет, создает условия для публичной симуляции конца.

– Ада, тут нужно уточнение. А то звучит двусмысленно. Следует сказать: кто-то симулирует конец света.

– Ох уж, эти мне филологи! Слова не скажут в простоте. Обман это называется, простой обман.

– Нет, Ада, ты скажи честно: неужели ты веришь в собственные астрологические прогнозы?

– Вот честно, Сима, в этом что-то есть. Не зря ведь люди этим пользуются уже какое тысячелетие. Да и как не быть, ведь звезды-то влияют – через излучения, через физические поля. Представляешь, например, как отличаются дети, рожденные в августе и феврале?



– Ещё бы им не отличаться. Те, что в феврале родились – заморыши, потому что холодно и мама витаминов мало ела. А августовские – крепыши: тепло, витамины. Но в это в наших широтах, Ада. В Австралии наоборот.

– Так астрология и широты учитывает.

– А как это возможно – гороскоп для целой страны?

– На тебя, крохотного, звезды, значит, влияют, а на огромную страну – нет? У Страны тоже есть день рождения.

– А вот какой у нашей, даже я не знаю.

– А я давно знаю вот что. Нельзя не поверить в то, в чем пытаешься убедить других. Именно поэтому у меня никаких сомнений не вызывает, что все редакторы газеты «Правда» были настоящими коммунистами. И именно поэтому громче всех, причём искренне, рыдали после смерти Ким Чен Ира корейские идеологи.

– А ты слишком скептичен, Сима. Нельзя стать писателем, будучи таким скептиком. Век тебе работать в газетах, Сима.

– Да не скептик я, просто люблю поболтать о том, о сём на досуге. А все происходящее я считаю очень интересным. И весьма перспективным для написания по-настоящему забавной книги.

– Вот возьми и напиши, кто мешает-то.

– Так ведь не знаем мы ничего, Ада, нужно же расследование проводить.

– А, в самом деле, почему бы нам и не провести расследование?

– Ваня, ты хотя бы представляешь, чем может обернуться такое расследование?

– Напоминаю, старик, что я историк. И отлично знаю и то, как проводить расследования, и то, чем это может грозить.

– Вот именно, что историк, а тут придется не в архивах сидеть, а бегать за сумасшедшим миллиардером, который решил то ли погубить мир, то ли испугать всех до заикания.

– Для начала можно было бы просто подумать.

– Брейн-штурм? Ну-ну… Давайте, все равно делать нечего.

– Да нельзя, нельзя думать только потому, что делать нечего!

– Не придирайся к словам, зануда. Итак, приступаем. События второго августа произошли в Луге. Понятно почему: город сравнительно небольшой, тихий, переполнен обывателями и от Столицы совсем недалеко. Там легко подготовить и провести подобную акцию, и слухи о ней не затеряются на просторах Сибири, а быстро дойдут до столицы.

– А помните ту женщину, которая ещё в июне змея увидела? Про нее тоже много писали. Она как раз жила в деревушке под Лугой. Вспомнил – Малые Мурки. Тот самый мой приятель даже разыскал её и разговаривал с ней. Он уверен, что она не врёт и под большим впечатлением от увиденного.

– Слушай, Вань. А помнишь тот день, когда мы с тобой познакомились? Примерно за час до тебя ко мне в редакцию пришел какой-то мужик из Луги, рассказывал, что там, на заброшенном авиазаводе, делают вселенского аспида и всяких прочих нечистей. Я тогда от него поспешил отделаться, думал – очередной псих. А вдруг он не врал?

– Эх, Сима, Сима!

– Да что теперь говорить, сам жалею. Но если слушать всех придурков…

– Тогда позвольте и мне внести свой вклад в ваш мужской штурм. Разрешите сделать это в виде совсем уж завиральной, а значит, – вполне реальной идеи. Вы же знаете режиссера Николу Яхонтова?

– Кто его не знает. А он-то какое ко всему этому имеет отношение?

– Вот сразу видно, Сима, что все свои репортажи и статьи ты просто выдумываешь. Совершенно не умеешь слушать людей, не зря у тебя тот мужик ушел. А поговори ты с ним нормально – сейчас был бы знаменитостью, и ерунды бы всей этой могло не случиться.

– Ну, ладно, ладно, рассказывай.

– Так вот, Яхонтов живет в соседнем со мной доме. И с некоторых пор интенсивно за мной ухаживает, вернее, ухаживал.

– Отшила?

– Да слушай ты! С полгода назад он исчез.

– Это случается, Адочка, мужчины не постоянны.

– Да нет, говорю же, он очень ухаживал, был явно увлечен, хотя, разумеется, не мной одной. Ловелас он известный. Но ко мне был весьма и весьма расположен, и вдруг – какое-то время ни слуху, ни духу. А потом мне вдруг приходит от него смс-ка с неизвестного телефонного номера и странного содержания.

– Ну?!

– Что-то вроде следующего. Милая Ада, не сердитесь, что я внезапно исчез. Я на съемках, скоро вернусь. И вот уже почти полгода – ни словечка.

– При чем здесь все это?

– Так вот, меня его исчезновение тогда задело. И я провела собственное небольшое расследование, даже детектива наняла. Во-первых, я выяснила, что он и в самом деле внезапно уехал из Столицы, не сообщив, куда именно, даже своему администратору. Предупредил о своем отъезде только бывшую жену и дочерей, тоже без подробностей. И даже вроде вещей почти совсем не взял.

– А почему тогда он тебе-то написал?

– Да ты у меня тупица! У него были ко мне тёплые чувства, не удержался. Ты что, мужчин не знаешь? Они, когда хотят, делают глупости. Ведь раз никого не предупредил – значит, это было что-то тайное, и мне он сообщил о своем отъезде вопреки здравому смыслу.

– А почему с чужого номера?

– Наверное, не мог воспользоваться своим.

– Откуда же он тогда взял твой номер, если у него своего телефона не было?

– Ну, во-первых, у меня дорогой номер, короткий и запоминающийся. А во-вторых, телефон любимой женщины некоторые мужчины помнят наизусть.

– Ой-ой-ой, держите меня. А что за съёмки?

– В том-то и дело, что ни о каких съёмках с его участием никому не известно, они даже не планировались. Он же последние года два был в творческом поиске, хотел найти сюжет для фильма, который мог стать по-настоящему знаменитым.

– Мало ли куда мог уехать состоятельный человек в период творческого кризиса? Он может быть где угодно от подмосковной деревушки до Островов Зеленого Мыса.

– А вот теперь слушайте внимательно. Его смс-ка была прислана из Луги! Номер какой-то местный. Принадлежал некоему Сергею Иванову, который, разумеется, оказался подставным лицом. С апреля номер заблокирован.

– Адочка, это не мне, это тебе нужно книги писать, причем детективы. Экая хватка! Но я все ещё не понимаю…

– А считаете, что бабы – дуры. Вот тебе подсказка. Конец света – непременно публичное действие. Его имитация – постановка, спектакль. И если кто-то имитирует конец…

– … то ему необходим режиссер. И по возможности – хороший.

– Ванечка, умница ты моя! Хороший и очень тщеславный. А Яхонтов именно такой.

– Режиссер конца света? Нет, Ада. Тебе нужно не детективами, а фантастикой заняться. Но ты знаешь, сердце мне подсказывает, что в этом что-то есть… В Луге он, говоришь? Да, любопытно… А что именно его могло привлечь в таком деле?

– Деньги, слава, сюжет…

– Что ж… может быть… может быть… Я вот думаю: не съездить ли нам, Ваня, на пару дней в Лугу? Ехать-то всего триста километров. Я вот только немного утрясу дела и возьму пару дней за свой счет, у тебя каникулы. Давай через неделю?

– Так я об этом уже час говорю! Только вещные свидетельства и факты, во всем следует разбираться на месте события.

– Я тоже поеду с вами.

– Нет, это может быть опасно, женщине не подобает.

– Как же можно – поехать без автора основной идеи? И потом, только я знакома с Яхонтовым, это может пригодиться, даже стать решающим.

– Ни в коем случае.

– Что ж, я свободная женщина и живу в свободной стране. И передвижения у нас пока что свободны. Не возьмете – справлюсь и без вас. Поеду туда со своим детективом. Уверена: мы с ним докопаемся до правды куда раньше вас.

– Придётся её взять.

– Ну ладно, деваться некуда, поехали. Но надо ведь план разработать.

– Да какой план? Город маленький, на месте разберемся. Но думаю, для начала следует понаблюдать за тем самым авиационным заводом.

– Ну, Ада… у меня нет слов.

– Остановимся в гостинице, там есть приличные.

– Подождите, мне кажется, что мы всё же не понимаем одной очень важной вещи. Пусть все наши предположения – чистая правда. И пусть кто-то сознательно пугает страну очевидным концом света. Но чего он хочет? От ответа на этот вопрос зависит очень многое, может быть, даже жизнь кого-то из нас.

– Не преувеличивай. И ты же сам сказал: он хочет реализовать великий и страшный проект Иоанна.

– Но это только цель! А мотив? Почему он это хочет? Что им движет? Жажда сверхдоходов? Власти? Славы?

– Тут и думать нечего, братец, ответ очевиден.

Все с удивлением обернулись на девушку, всё это время так и пролежавшую в шезлонге с закрытыми глазами и не сказавшую ни слова.

– А я думал, ты спишь, Лизонька.

– Он игрок.

– Что?!

– Этот ваш организатор конца света хочет поиграть с людьми, со страной, с миром. Развлекается он так.

– Но это жестокая игра!

– Увлекательные игры часто бывают жестокими, уважаемая Ариадна.

– И слишком дорогими, сестричка!

– Да, уж тебе ли не знать, историк, как часто случаются игры, в которых на кон ставятся целые государства или даже собственная жизнь. А приличная игра, она всегда денег стоит.

– Может, ты знаешь, крошка, и почему именно у нас?

– Конечно, Серафим Бенедиктович. Именно тут оптимальное сочетание возможностей и стоимости проекта.

– С этим трудно не согласиться.

– Кстати, я тоже еду с вами.

– Ну, уж это – нет!

– Как скажете, тогда я поеду одна. Я тоже свободная женщина. И я дождалась.

– Да что с вами делать, феминистки вы отвратительные! Поехали.
Глава 14
День шахтёра: бутафория
Пока изобретательные китайцы всей своей трудолюбивой страной выпускали весь столь необходимый для братского народа товар, отечественные выдумщики с не меньшим трудолюбием и с превосходящей изобретательностью создавали союзы, способные вывести родину из критической ситуации.

Самым популярным стало Общенациональное общество «Помрем пьяными». Его программные документы включали выводы серьезнейших исследований, согласно которым встречать конец света в состоянии даже легкого алкогольного опьянения куда приятнее и безопаснее, чем на трезвую голову.

В подтверждение этого приводились многочисленные факты, согласно которым многие десантники, пребывавшие второго августа под хорошим вино-водочным градусом, совсем не заметили пресловутого Дня Гнева, опрокидывания земли и разверзнутого неба. И в результате полностью сохранили свое физическое и психическое здоровье, чего нельзя сказать о трезвенниках, получивших многочисленные плотские и душевные травмы.

Почти одновременно появились федеральные и региональные организации «Напьемся до чёртиков», «Змию – змиево», «Общество алкоголиков с именами», «Кто не пьёт, тот здоровеньким помрёт», «Гроздья винограда», «ЗЗЗ – Зеленый Змий Злее», «Не заметим конца», «Vino-viski-vermut» и многие другие, позже объединившиеся в национальное движение «Зеленый Фронт» с девизом «Зелень зеленого змия – зеленее всех зеленей». А любящие приложиться к бутылочке интеллигенты объясняли всем непонятливым, что во второй части девиза имеются в виду и та зелень, которой столь богата природа, и зелень всемирной валюты, и отмечающая старину зелень патины, и даже трупная зелень, чур её. Так что девиз этот содержит множественные смыслы.

Основным мотивом бесед, лекций, круглых столов и симпозиумов, проводимых активистами Фронта, было то вполне разумное предположение, что, напившись в стельку, конец света можно и вовсе пропустить. И вообще, пьянство – оптимальная антикризисная стратегия, позволяющая минимизировать последствия всевозможных катастроф и катаклизмов. При этом вспоминали и многочисленные падения пьяных с этажей выше девятого, самыми неприятными итогами которых становились сломанные мизинцы, слегка порванные рубашки и штрафы за нарушение порядка в публичных местах. И не менее многочисленные падения комодов, шкафов, статуй, балконов, стен, крыш, заборов и даже башенных кранов на головы тех, кто околачивался около них слегка нетрезвым, заканчивающиеся неустранимыми поломками упавшего и полной невредимостью тех, на кого упало. И многочасовые сны крепко подвыпивших на сорокаградусном морозе, не приводящие даже к слабенькому насморку. И многое-многое другое, полное перечисление которого может надоесть даже самому настойчивому зануде.

Говорили и о нервно-рефлекторной расслабленности пьяненьких, делающей их сродни самым грациозным и гибким животным и не позволяющей сильно удариться при блужданиях и падениях или сломать себе хоть какой-нибудь мало-мальски выдающийся член. Вспоминали и о замечательном психологической расторможенности, дающей полное освобождение от всяких страхов и сомнений. Не забывали и о том, что со времен Достоевского известно, что пьяных очень любит боженька, потому что они как дети малые, неразумные, так что и гневаться на них нельзя. А уж кому было и знать, как не Достоевскому.

Но вся эта агитация, убеждения и уговоры были абсолютно излишними, потому что и без них Зеленый Фронт каждый день прибывал сотнями новых членов и вскоре снискал себе славу солидной общественной силы, авторитет и статус которой должны были позволить ей в недалёком будущем войти в самые престижные органы гражданского самоуправления, транслировать властям волю значительной части населения страны и во многом определять стратегии развития последней.

А идейные лидеры Фронта напоминали, что уж что-что, а стратегии развития нашего Государства пьяные испокон века определяли, определяют, и бог даст, будут определять. И именно понимающим толк в питии наша страна обязана и своей великой психоделической культурой, и своей нетривиальной, блуждающей историей, и своим интереснейшим и неповторимым общественным развитием, более всего напоминающим след человека во хмелю.

Зеленый Фронт привлекал и особой демократичностью, и тем, что вступившие в него могли воплощать в жизнь идеалы движения непосредственно на местах, безо всяких бюрократических проволочек, спущенных сверху директив и указаний. Единственным общим требованием, внесенным и в Устав движения, было осознание того, что питие есть символический и жизнеутверждающий акт, позволяющий противостоять грядущим разрушению, смерти и концу.

Не обходилось и без незначительных казусов, не умаляющих общего положительного настроя. Например, Семен Иванович Горностаев так увлекся акцией, проводимой Козлоковским региональным отделением Фронта, что как-то раз пришел домой без ботинок, хотя и в носках. Обнаружив это только в собственной прихожей и стремясь избежать недоумения приставучей жены, он благоразумно пробрался к дивану и сладчайше заснул. А проснулся поздно ночью и уже без удовольствия от невыносимого запаха горелого мяса и обуглившихся костей.

Поначалу, не сумев припомнить особые обстоятельства эпохи, Семен Иванович решил, что находится в крематории, куда его, сочтя умершим, отвезли соратники. А ещё через час, слегка проспавшись и кое-что вспомнив, решил, что конец света, о котором столько говорили средства массовой информации, наконец свершился, и не в крематории он, а уже в аду. Проверить свою догадку Семен Иванович не смог, поскольку не смог сразу проснуться, и решил подождать до утра, если, конечно, в аду есть утро.

Утром же выяснилось, что он все ещё на своем диване, а адский запах образовался потому, что жена его давеча поставила варить холодец, а сама села за любимый телесериал, да так увлеклась, что сгорели даже кости. А чуть позже Семену Ивановичу удалось припомнить, что он ровным счётом ни в чем не виноват, а без ботинок пришел вовсе не по беспамятству, а напротив, вполне сознательно.

Просто выпитые им шесть литров пива «Букет Чувашии» вкупе с бутылкой розового вина «Цинандали» и доброй толикой горилки с перцем привели к тому, что ноги его отекли до невероятных размеров, а ботинки пришлось снять и оставить в комнате симпозиумов. В результате все закончилось благополучно и встало на свои места, кроме лишь чудовищного запаха, который держался в квартире ещё добрых три дня, несмотря на все усилия проштрафившейся жены. Ботинки, правда, так и не нашлись.

Другая история произошла с милой дамой, не менее активным членом Зеленого Фронта. Прозаседав с коллегами почти трое суток, Раиса Зеленова справедливо решила, что общественная работа общественной работой, но и домой пора наведаться. По дороге домой любящая мать решила порадовать, наверное, соскучившегося по ней шестилетнего сыночка и по дороге зашла в зоомагазин, что купить давно обещанного хомяка. Войдя в него, дама помимо пары десятков грызунов, множества чирикающих птичек, сотен рыбок и одной облезлой лисы увидела огромную серую змеюку, кольцами свернувшуюся в стеклянном террариуме.

Смелая и сообразительная женщина не испугалась, сразу догадалась, кто перед ней, оглушительно завизжала и с криками: «Вот он, вот он, сука! Сейчас убью тебя, пидор, на х…!» – схватила стоящую неподалёку палку и стала тыкать ею в поганую гадину, норовя принести ей наибольший вред.

Пока продавщица магазина звала подмогу, животному был нанесен существенный урон. Госпожу же Зеленову удалось утихомирить только с помощью охранника, грузчика, директора и продавца соседнего с зоомагазином табачного киоска. Гадину, которая оказалась вьетнамским удавом, пришлось долго лечить у ветеринара, и тот поначалу не давал никаких гарантий, что она выживет. А Раиса Зеленова хомяка ни в этот день, ни в несколько последующих не купила, потому что совершенно не справедливо была направлена в специальное профилактически-лечебное заведение, в котором позже встретила немало своих товарищей по народному движению.

Случай этот наделал шуму, члены Зеленого Фронта, среди которых было немало и публичных персон, вступились за соратницу. Раиса Зеленова была объявлена узником совести, а ее выход на свободу через десять суток проходил с большой помпезностью, в присутствии многочисленной прессы и ответственных лиц. Поклонники же знаменитой матери надарили маленькому Паше Зеленову столько хомяков, что на некоторое время комната мальчика стала похожа на ферму по разведению этих ласковых и тихих и поэтому весьма плодовитых животных. Все эти любопытные события весьма способствовали популярности и Зеленого Фронта, и проводимой им идеологии, и зоомагазина, в котором произошли описанные события, и самих хомяков, спрос на которых в эти дни необыкновенно возрос.

На короткое время второй по популярности организацией стала «Смерть в постели» с лозунгом «Залюбим друг друга до смерти», которая стояла на том, что уж теперь-то, в последние дни жизни человечества, имеет смысл избавиться наконец от всех нелепых, ни на чём не основанных сексуальных запретов, которыми закосневшее общество всю историю так сильно умаляло радость жизни своих граждан. Все эти понятные многим положения усиливались и теми очевидными соображениями, что семь бед – один ответ, помирать – так с музыкой, и уж если представать перед окончательным судом – так хотя бы с рыльцем в пушку, всё равно не отвертишься.

И тут не обошлось без теоретического фундамента, связанного с уверениями отцов-основателей, что во время половых соитий выделяется огромная космическая энергия, благая и созидательная. А люди при этом напрямую соединяются со Вселенной, вечным основанием которой является Всемогущий Эрос, в своё время оплодотворивший даже абсолютно пустое Космическое Чрево, из которого потом и родилось Мироздание. И вообще, секс есть синергия Логоса и Хаоса, он имманентен природе и угоден Богу. Иначе Господь и не создал бы два пола и простой механизм, их соединяющий, не позаботился бы о дополняющей друг друга топологии Мужского и Женского, а просто сделал бы мир таким, что человек размножался бы почкованием, отростками или спорами.

А ведь Эрос превосходит Танатос, любовь сильнее смерти, иначе мужчины бы так не рисковали из-за бабенок, не выпрыгивали бы из окон многоэтажек, не лезли бы в драки и уж точно никогда бы не женились. А уж коль смерть легко попрать любовью, то и следует как можно больше попирать, в этом и есть Спасение.

Активистов и у этой приятной стратегии на выживание случилось немало. Находились и живчики, ухитряющиеся быть активными членами обоих спасительных движений: то пили, то любили, а то и любили друг друга пьяными. До публичных оргий дело не дошло, но закрытые тематические вечеринки, собирающие значительное число участников, во многих городах стали весьма популярными, и всё это несмотря на чудовищную жару и перманентное участие граждан во всевозможных заготовках самого разнообразного продовольствия и питья.

Самым заметным результатом движения стала массовая дефлорация огромного числа девственниц, убеждённых особями мужского пола или уже потерявшими невинность подругами, что этот необратимый акт непременно следует совершить перед всемирной кончиной, потом-то не удастся. Это сопровождалось и значительным увеличением числа будущих мамочек, обратившихся в женские консультации.

А вот что делать с зачатыми в процессах спасения мира детьми не могли объяснить ни в каких консультациях. Потому что, с одной стороны, как рожать-то, если конец света? Зачем обрекать ещё не родившихся, как минимум, на неизвестность, а то и на адские муки, если покрестить не успеешь? С другой стороны, ведь нельзя же незадолго до этого самого конца убивать собственного младенца? Это уж точно просто спровадить себя своими руками в вечные страдалища. Но этого было мало, потому что каким-то неведомым образом образовалась и третья сторона, и только женщина могла себе представить, каково это: встречать конец света беременной, когда и без конца-то так хреново, а тут ещё конец этот.

А что будет, если не успеешь родить? Оказаться беременной в аду? Это ж ад в квадрате получается! Но ведь и в раю беременной не лучше? Какой же это рай, если ты вечно беременна? Словом, вопросов было немало, а ответов не было совсем.

Зато были многочисленные комментарии, поступавшие преимущественно от дам пенсионного возраста. Думать-то раньше надо было, до того, как ноги чёрт знает перед кем раздвигать. Это мужикам можно не думать или думать известно каким местом, а женщинам, особенно молодым, голова ох как нужна и не только для того, чтобы есть. А теперь что, теперь думай, не думай, всё равно – уже с пузом. А что с ребятишками случится – так это уж как бог даст, тут уж свои руки не подставишь.

Но глупости это – считать, что быть вечно беременной плохо. Это ещё вопрос, что хуже: быть вечно беременной или родить какого-нибудь охламона или нахалку, которые потом до самой смерти будут, свесив ножки, на материнской шее сидеть и даже спасибо не скажут. Потому что это только во время первой беременности думаешь: лишь бы родить поскорее, лишь бы эта мука наконец-то закончилась! И только после родов, хлебнув всех этих нескончаемых обязанностей, всех этих пелёнок-кастрюлек-соплей, понимаешь: всё, что было до этого, – махонькие, незаметные цветочки, а теперь вот оно, начались ягодки, крупные и яркие. И так иногда все это надоедает, что рад бы назад затолкать – да не получится.

Но август – он и есть август, тут уж всегда половина Страны обнаруживает, что беременна, хоть тебе конец света, хоть начало. А вот мужиков этих, которые даже под конец света ухитряются засунуть свое добро, куда только получится, надо по ноге разорвать. А конец им этот оторвать. И это будет самым добрым делом, за которое и на том свете зачтется.

Рима так и не получилось, даже третьего, и движение «Смерть в постели» постепенно прекратилось, оставив после себя лишь небольшие островки незначительной половой активности. А заодно и чётко обозначив: нет, не в Таиланде живут наши люди, не в Индии, и не в Амстердаме! Не до того им, чтобы заниматься сексом обдуманно, программно и идейно, традиция не та. Семьдесят лет прежней власти плюс всё ещё не устраненная квартирная скученность – и вот вам результат: все эти процессы совершаются не «для», не «во имя», а вопреки.

Да к тому же, и лето прошло, мы ж не в Вавилоне или Древней Греции, погода, знаете ли, перестала способствовать. А принимать оргии у себя дома – нет, уж дудки! Это ж потом какая уборка предстоит, да и соседи что подумают, ничего ж не скроешь! Да и народ мы северный, нам зимой нужно силы экономить, не то, что индийцам, закон сохранения энергии ещё никто не отменял. Так что уж куда лучше без идеи, вне контекста и без подтекста, а как получится. А кто нуждается в особых непотребствах, так это – всегда пожалуйста, на здоровье! Но только индивидуально, приватно и частным образом, поскольку в этом деле любые публичные организации, а тем более, ведущие отчётность, – первейший враг семейной жизни, а значит, и общества в целом.

На этом товарищества бесшабашных и стремящихся во всем найти приятные моменты, заканчивались и начинались объединения разумных и осторожных. Первым среди таких было «КСПЗ», «Конец света под землей». Члены этой организации, люди усердные и дисциплинированные, всякой ерундой заниматься не стали, а быстренько начали личное, кооперативное и долевое строительство коллективных и индивидуальных подземных помещений, оборудованных всем необходимым для долгой и удобной жизни во время конца света и после него.

Тут же и словечко появилось – «концубежище», или «ластшелтер», а рекламные блоки всех телеканалов теперь были переполнены предложениями строительных фирм, предлагающих ластшелтеры от эконом-класса до элитных. Цена варьировалась в зависимости от надежности. Самыми дорогостоящими из отечественных были концубежища на Чукотке, в Якутии, на Колыме и подобных же безопасных районах. Эпицентром предстоящих эсхатологических событий предполагалась Столица, и это практически гарантировало, что до перечисленных благодатных мест волны возмущений не дойдут. Поддерживал уверенность в надежности этих районов и тот факт, что ни майя, ни ветхозаветные пророки, ни сам Иоанн о Сибири и Дальнем Востоке даже не упомянули.

Что касается зарубежья, то Европа и обе Америки не котировались – грешны-с. Не подходила и Африка – библейские, а значит опасные, связанные невидимыми нитями с небесами, места. А вот центральные районы Австралии в короткое время стали весьма популярными у обеспеченных людей. Задумывались и об Антарктиде, но капиталовложения в строительство подземных сооружений в этих ускользнувших от внимания Господа местах были по карману только миллиардерам.

Но и малообеспеченным, но волею судеб или стараниями родителей имеющим хорошее жилье, тоже выпадал счастливый шанс. И именно теперь, перед самым концом, стали ясны самые глубинные основания инстинктивного, как казалось раньше, человеческого стремления обрести приличную квартиру в столичном городе, открылся истинный смысл этой вечной битвы за место под солнцем. Оказывается, имеющий приличное земное жилище, обретал и возможность спасения!

Как всегда незаслуженно повезло жителям столицы: продав трехкомнатную квартиру, скажем, на Царских Прудах, всё ещё можно было купить двадцатиметровый подземный бункер где-нибудь в Большой Песчаной пустыне, хотя ножницы цен уже наметились и начали расти. Справедливости ради следует сказать, что на этот раз в счастливцах оказались и жители Эвенкийска, Дальнесибирска и Чукотска. Те могли получить очень надежные ластшелтеры почти бесплатно, слегка вложившись только в утепление собственных погребов и подвалов.

Бизнес по строительству ластшелтеров стал таким доходным, что только редкие строительные фирмы, возглавляемые чудовищными упрямцами, махровыми консерваторами или непроходимыми тупицами, продолжали строить дома и другие наземные сооружения. Все же прочие немедленно бросились на создание конц-объектов. Тут же случились и баталии по переделу дорогостоящей земли в северных районах восточносибирской тайги, а крутой нрав отечественного строителя стал хорошо известен в Центральной Австралии.

На подземное строительство откликнулись и те, кто уже хоть что-нибудь построил под землей. Руководство метрополитенов пообещало всем своим работникам эксклюзивное право перед самым концом света переселиться вместе с семьями на площадки самых глубоких станций метро. После этого на все вакансии в этих доблестных организациях образовался солидный конкурс, служащие стали держаться за свои места, как утопающий за соломинку, а девицы из семей сотрудников метрополитена или сами там работающие мгновенно стали самыми завидными невестами. Бесплатные укрытия под землей были обещаны и всем сотрудникам подземных гаражей, складов, организаций, имеющих глубокие подвалы или подземные шахты.

Однако тут же нашлись и завистники, утверждающие, что никакого спасения это не даст. Ведь все, кто второго августа наблюдал так называемый День Гнева, а среди них встречались не только ученые, но и умные люди, утверждали, что небо тогда поменялось с землей местами. А раз так, то в следующий такой денёк самые глубокие станции метро, подземные этажи универмагов и всякие там бомбоубежища с ракетными шахтами окажутся на самом верху.

И правильно, потому что это места, несвойственные человеческой природе, а значит – греховные и опасные. Негоже людям спускаться под землю, не кроты они и не землеройки, а человеки. А сверху, как известно, в тартарары падать куда страшнее и больнее, чем просто с матушки земли. Так что все эти хлопотуны роют себе трамплин в бездну, сиречь могилу.

Все эти разговоры не остановили массового подземного строительства, и было время, отмеченное пиком копательной активности, когда поиском убежища были обеспокоены почти все, кто не входил в Зеленый Фронт. Все, кто мог, покупал себе хоть какое-нибудь подземное сооружение подальше от опасной родины. Кто не мог себе этого позволить, покупал хоть что-нибудь под землей как можно дальше от опасной столицы. Кто не мог позволить себе ничего, копал хоть какую-нибудь норку там, где получится. Но примерно через месяц страх немного поутих, копать почти всем копающим сильно надоело, и движение пошло на убыль. А холерики и торопыги, успевшие за это время продать жильё в центре Главного Города в обмен на перспективу получить погреб в Центральной Австралии, атаковали суды с исками о расторжении сделок.

Чрезвычайно популярным стало и движение «Космос большой». Его организаторы называли себя преемниками идей отечественных космистов и напоминали всем, что незабвенной памяти Константин Эдуардович Циолковский изобрел космические полёты именно с целью поддержать своего умнейшего, но весьма беспокойного друга Николая Федорова.

Тот так любил решать проблемы задолго до их поступления, что ещё в конце девятнадцатого века решил, что не за горами то время, когда всемогущая наука реализует великую христианскую идею и научится воскрешать людей из мертвых. Когда же это непременное событие произойдет, то тысячи и тысячи поколений умерших, но против своей воли воскрешенных, создадут на Земле такой бедлам, что ничего другого не останется, как переместить все это столпотворение на близлежащие планеты.

Первое время добрейший Константин Эдуардович пытался успокоить своего озабоченного судьбами человечества друга и даже пытался подговорить его не озвучивать идею научного физического воскрешения. Потому что ведь так всегда: брякнет один дурень какую-нибудь чепуху, иногда совсем уж несусветную, а спустя некоторое время, глядишь – а какой-нибудь другой дурак уже и воплотил её в реальность. Изобрёл что-нибудь невообразимое, сделал что-то никому не понятное, и эти что-нибудь и кое-что уже тут как тут и на своем месте, как будто и были всегда.

Вон какой-то неизвестный идиот выдумал ковер-самолет, а тут уж и братья Монгольфье, а за ними и Райт, и тоже братья, и нате вам – воздушный шар с аэропланом! Или другой неведомый врунишка рассказал про печь, на которой любил путешествовать лентяй Емеля, и этим тотчас же заинтересовались немецкие выскочки Бенц и Дизель – и уже авто вовсю колесят по свету, вот так всегда немцы, гады, воруют наши идеи. И теперь: расскажет Коля миру про это никому ненужное воскрешение – и ведь изобретут, непременно изобретут, лишь только найдется очередной сумасшедший тип без интеллектуальных тормозов. И тогда уж точно на Земле не то, что шагнуть будет нельзя, – плюнуть станет некуда.

А когда упрямого друга переубедить не удалось, добрейший Константин Эдуардович, дабы уменьшить его треволнения, не позволяющие бедняге ни есть, ни спать, изобрел принцип ракетного движения. И вот уже почти сотню лет эти благие научно-христианские технологии используются не по назначению, но настал тот час, когда доброта Циолковского наконец-то может явить себя во всей своей спасительной мощи.

Основоположники движения уверяли всех, что совокупного ракетного парка Страны, особенно если поскрести по сусекам в Казахстане, предостаточно для того, чтобы в ближайшее время переселить всех желающих граждан на Луну, Венеру, Марс, Фобос, Деймос, Цереру, Палладу и Весту. Так что с переездом дело обстоит предельно просто: всего-навсего следует наладить регулярные рейсы на эти планеты и планетки и начать продажу билетов для граждан, включая льготные и детские. А вот запасы продовольствия и всего необходимого – это дел рук самих отъезжающих. Правило такое же, как на пикниках: сколько сам привез с собой – столько съел и выпил.

Но, конечно же, лучше запасти все по оптовым ценам и надлежащего качества, то есть централизованно. И именно в целях оптимальной подготовки межпланетных перелетов и спасения жизни максимального числа соотечественников общественное движение «Космос большой» совместно с «Космосом Страны» создает некоммерческое партнерство и выпускает специальные акции. Каждая акция гарантирует своему владельцу место в космическом корабле и запасы пищи и воды, которых с лихвой хватит на то время, пока на планетах-колониях не будет обнаружено то, что можно съесть и выпить. Недоверчивых же и не знающих естественных наук никто уговаривать не собирается, пусть потом не обижаются.

Полететь в космос первыми решились пенсионеры и уже на следующий день после объявления о начале реализации акций образовали очереди во всех пунктах продаж. Для того, кто на всякую ерунду, вроде новых халатов или карамелек, денег не тратил, а в течение лет этак двадцати рачительно откладывал каждую копеечку, акции были вполне доступными. Долететь до Луны выходило по цене средней руки похорон в провинциальном городке, венерианские и марсианские акции стоили раза в три дороже, и поэтому лунные разлетались как горячие пирожки или дешевые входные билеты на концерт поп-звезды.

Разумеется, находились и скептики, у которых возникали кое-какие смутные сомнения. Смогут ли совершенно не подготовленные к таким дальним путешествиям отъезжающие, среди которых немало людей пожилых, вынести подобный перелет? И комфортно ли им будет там, на Луне или Венере? Но тут же последовали ответы медицинских и прочих научных светил, успокоившие всех сомневающихся. Не надо равнять полёты по околоземной орбите, которые можно уподобить катанию на карусели или движению в центрифуге, с перелетами на дальние расстояния по прямой. Во время первых и у любого акробата или карусельщика голова закружится: попробуй-ка, помотыляйся как милицейская майка в барабане стиральной машины. А во вторых куда приятнее, чем в самолётах или на океанских теплоходах: никаких тебе поворотов, волн, качки, турбулентности и плохой погоды, лети себе, радуйся, выходить не захочешь.

Что касается лунных, венерианских или марсианских условий, то на всех этих планетах сила тяжести куда меньше, чем на Земле: на Марсе втрое, на Луне – и вообще в шесть раз. Это значит, что всякий, кто на Земле переваливался, как утка, едва таскал ноги, словно старый мерин, там будет просто скакать козочкой, сигать зайчиком и почти летать соколом. Да и атмосферное давление там куда ниже, так что нагрузка на суставы, ткани и сосуды крохотная, и это будет способствовать излечению хронических заболеваний и прекраснейшему самочувствию. Так что не было б счастья, да несчастье помогло – давно бы следовало нам, глупым, туда переселиться, но лень раньше нас родилась. Зато теперь будем новенькие-здоровенькие, аки детки малые.

Только месяц спустя, после того, как закончились отпуска, «Космос Страны» вяло опроверг информацию о своем участие в проекте. Но ситуацию это не изменило, и старухи вперемежку с редкими стариками по-прежнему охотно покупали переселенческие акции. Правда, только до тех пор, пока одна ушлая девица, Рахиль Марциновская, корреспондент газеты «Новые времена» не обнаружила, что учредителем компании «Космос большой» является некто Владимир Иванович Вернадский. Девица была недурно образована и знала, что хотя Вернадский и имеет кое-какое отношение к космосу, но умер более полувека назад.

Умная Рахиль ещё немного посомневалась, ведь жизнь – удивительная штука, и в ней предостаточно и совпадений, и оригинальнейших людей, которые иногда специально эпатируют или привлекают публику, выбирая имена великих. А потом попыталась встретиться с господином Вернадским. Но когда ей в центральном офисе компании под нелепым предлогом в четвертый раз во встрече отказали, провела журналистское расследование. В результате чего выяснила, что человека с такими именем, отчеством, фамилией и в подходящем для подобной деятельности возрасте ни в Столице, ни в Стране нет. И вообще, «Космос большой» – наглёж и провокация, нигде и никем не зарегистрированные и не разрешенные.

«Новые времена» с этой информацией поступили продажу в один из прекрасных солнечных дней середины сентября, часиков этак в восемь утра по столичному времени, а уже через полчаса офисы компании по всей Стране громили разъяренные пенсионерки. Они смели сонную охрану, взяли штурмом кабинеты руководителей отделений, поломали шкапы и сейфы, но нигде не обнаружили ни копейки желанной наличности.

Побив попавшихся под руки клерков и оттаскав за волосёшки про-фурсеток-секретарш, старухи ретировались, ругая лишь себя за доверчивость и глупость. А умная Рахиль подсчитала, что «Космос большой» за месяц деятельности заработал на билетиках на Луну, по меньшей мере, четыре миллиарда долларов, и эта кампания является самой прибыльной за всю историю человечества.

Ни господина Вернадского, возглавляющего эту сверхэффективную организацию, ни господина Чижевского, чьи люстры настойчиво предлагались в нагрузку всем держателям акций «Космоса» как универсальное средство, позволяющее одновременно освещать любые помещения, улучшать здоровье и уменьшать солнечную активность, что немаловажно в открытом космосе, разыскать так и не смогли. Но уголовное дело всё же завели.

Юристы сразу же назвали прецедент делом Марциновской-Циолковского-Вернадского-Чижевского. Классифицировать это дело брались с большим трудом, предвидели значительные трудности в сборе доказательств наличия состава преступления и усматривали в нём явный масонский след. Ну, и конечно, дружно прочили, что оно войдет в историю юриспруденции, если, конечно, не случится того, что вызвало его к жизни.

Читая все это, бабки ахали, кляли себя за очередной всплеск доверчивости, и все, как одна, говорили:

– Дура я дура, шалава я шалава! Ни хера себе, слетала на Луну, кляча старая! Как ещё на Солнце-то не сообразила улететь! Надо же, божья коровка хренова!

Массовая же потеря похоронных сбережений странным образом мало кого сильно огорчила, а многих – даже примирила с действительностью. Потому что если уж и впрямь конец света, то сдались всем эти похороны как собаке пятая. А коли даже и похоронных больше не осталось, то, может, оно и к лучшему, что конец света. Да и войти богатому в рай куда тяжелее, чем верблюду.

Старым же и вовсе нечего горевать: свое уже пожили, а умереть в одночасье, да на своих ногах, наверное, куда приятней, чем годами помирать от болезней. А то, что попадут они непременно в рай – так это совершено точно, потому что какие-такие на них грехи, агнцы они по сравнению с нынешними молодыми. А уж после той жизни, что выпала на их долю, все остальные виды существования в любом случае сойдут за райское блаженство.
Глава 15
День кино: кулисы
Ах, как хорошо, как славно было кругом! Как радостно, как мило, как чисто! Город был чудесный, с бело-зеленым кремлем, залитый солнцем, подсвеченный снизу двумя красавицами реками, в которых отражались лёгкие разноцветные церкви. Они ехали долго, и вчера приехали затемно, а сегодня, выйдя из гостиницы, дружно ахнули. Мир вокруг был похож на луг после дождя, улыбающийся небу ромашками, лютиками и васильками.

– До удивления не похоже на Армагеддон.

– На шкатулку из финифти похоже.

– Его выбрали именно из-за красоты. На таком фоне всякие уродства смотрятся ещё отвратительнее.

– Не выдумывай, просто им тут удобно, вот и всё.

Они завтракали в кафе и размышляли, с чего начать

– Поехали сразу на завод? – предложила Ада. – Я посмотрела на dorogi.ru, где он. С навигатором доеду.

– Давайте зайдем лучше в парочку газет, есть у меня тут знакомые.

– Нет, в газеты не стоит, опять дешевый трёп собирать. Поехали на завод, хоть посмотрим на это змеепроизводство.

– Ты, Лизочка, слишком сурова, газетчики хорошие.

– А я бы для начала поговорил с людьми, просто с горожанами. Лучше всего со старухами, они приметливы и рады рассказать о том, что знают.

– С людьми мы всегда успеем побеседовать, поехали,– Ариадна встала из-за стола.

Вчера она настояла, чтобы ехали на ее кабриолете, жара ведь, и от этого чувствовала себя уверенно, хозяйкой положения. Ещё немного поспорив, они все-таки отправились на бывший авиазавод.

– На этой машине и в этом городе я чувствую себя словно в сказке. И такое солнце! Мы едем, словно герои Носова. А вот и Огурцовая река. Чур, я Пачкуля! Я ничему не удивляюсь и умываюсь гораздо реже остальных. Адка – классическая Кнопочка. Ваня – точно Знайка. Странно, Лиза получается Незнайкой.

– Так я и не знаю ничего. Иногда просто диву даюсь, как мне жить-то удается.

– А я думал, ты умная девочка. Всегда я заблуждаюсь.

Они попетляли по центру, переехали через Великую Реку и выехали на окраину, проехали мимо заброшенного огороженного аэродрома и подъехали к заводским корпусам.

Завод пугал. Каменный забор, изрисованный чёрными граффити и испещренный матерными словами, тоже чёрными. Возвышающиеся над ним искорёженные железобетонные остовы бывших цехов. Мёртвые серые здания с выложенными кирпичом коммунистическими лозунгами. И ни одной живой души, никакого движения. Даже деревья вокруг были засохшими, и вороны стаей сидели на них.

– Страшновато. Вот она, руинизация. А ведь всего-то чуть-чуть отъехали.

– Да, Солнечный город больше не напоминает.

– Жутко здесь.

– Мы придём к победе коммунизма. Представляете, как это будет непросто?

Алая ауди остановилась напротив стеклянной проходной. Стёкла были мутными, много лет не мытыми, дверь наглухо закрыта, охраны – никакой.

– Не похоже, что здесь хоть что-то делается, – сказал Сима.

– Давайте подождем совсем немного. Вдруг кто-нибудь появится.

Они подождали с полчаса, болтая ни о чем.

– «Незнайка» – концептуальная сказочка. Уж очень коротышки наших сограждан напоминают, так же любили груши околачивать. Ведь там почти ничего нет о том, как они что-то по хозяйству делали, дома свои прибирали или еду готовили. Все у них само собой происходило, да и росло все само. Огурцовая река – вокруг огурцы, Арбузная река – вокруг арбузы. Исконная наша мечта, Молочная река – кисельные берега.

– А на двух сомнительных мастеровых, Винтика и Шпунтика, целый отряд интеллигентов: и художник, и поэт, и врач, и ученый-универсал, и астроном. Ну, на кой чёрт им нужен был астроном? И ещё куча непонятных бездельников, какие-то Авоська с Небоськой, Сиропчик и Пончик, Пулька. А Незнайка и Пачкуля – вообще наши отечественные архетипы. Можно просто диссертацию защитить.

– И не ели они почти никогда. Совсем как герои Достоевского. Только иногда парадные обеды и постоянные чаи.

– Пончик всё время ел.

– А Сиропчик всё время пил.

– Нет, ты не прав. Они собирали урожай, всякие приспособления придумывали.

– Собирать – это пожалуйста. Особенно чужое.

– Сколько можно тут сидеть? Все закрыто, забор глухой. Надо что-то другое придумать, ничего мы тут не высидим.

И именно в этот момент послышался скрежет, и ворота рядом с проходной медленно приоткрылись. Из них выглянула стриженая всклокоченная старуха в синем байковом халате и в мужских ботинках, надетых на скатанные до щиколоток хлопчатые чулки. Она разглядывала машину и сидящих в ней людей голубыми выцветшими глазами не мигая, внимательно и сурово, как умеют смотреть только маленькие дети и дряхлые старики.

Она и была похожа на глазастую шестилетнюю девочку, девочку после тифа, которых так любили показывать в раннем советском кино. Только на очень старую девочку, у которой давным-давно умерли все подружки. О неё тёрся кот, страшненький, задрипанный, длинномордый, с близко посаженными косыми глазами, – котик-шмотик, настоящий кошачий олигофрен. Пятнистость кота превышала все нормы, однозначно указывая на длинную череду предков всех возможных цветов.

– Вот это кошан! Леопарды нервно курят в сторонке. Ты хотел поговорить со старухами? Вот твой кадр.

– Нет, с ней хочу поговорить я.

Лиза выскочила из машины, пошла к воротам.

– Здравствуйте, бабушка. Как ваше здоровье?

– Здоровье – как дерьмо коровье, – насупилась старуха. – Сама ты бабушка.

И старуха спряталась, а ворота медленно закрылись. Лиза вернулась на место.

– Вот и поговорили.

– Главное – тут кто-то есть, – сказала Ариадна. – Может, постучим? Не одна же она там.

На дороге, идущей вдоль стены завода, показался автомобиль. Лиза подумала, что именно показался, и именно автомобиль, потому что машиной его было трудно назвать. Вот у Ады была машина, машина-девочка, а это был автомобиль-мальчик. Причем очень красивый и нарядный мальчик.

«И старуха была похожа на девочку. Какие разные бывают девочки! – подумала Лиза. – Но девочка – это к диву. А мальчик? Мальчик обычно к смерти. И как всё медленно происходит, словно при замедленной съёмке. Просто это жара, нужно было повязать платок».

Шикарный чёрный лимузин плыл вдоль заводской стены. Он медленно подкатил к проходной, и из задней двери показался высокий молодой мужчина, улыбаясь, пошёл к ним. И женщины сначала увидели, что он прекрасно, с иголочки одет, а потом обнаружили, что он хорош собой и у него ослепительная улыбка. Мужчина был смугл, поджар, напоминал испанца или грузина, очень коротко стрижен и красиво небрит.

– Красавчик какой, – пропела Ариадна.

– Это он, – сказала Лиза.

– С чего ты взяла? Вряд ли он сам станет.

А мужчина уже подошел к автомобилю, слегка поклонился и сказал сидевшей рулем Ариадне с едва заметным акцентом:

– Ваша машина как роза на помойке. День добрый. Позвольте мне не приставлять к вашему очаровательному виску пистолет, а просто пригласить вас всех ко мне в гости.

– Сразу в гости? – промурлыкала Ариадна.

– Вы же ко мне приехали?

– Кажется, – улыбнулась Ариадна. – А у вас и правда есть пистолет?

Ей было совсем нестрашно, наоборот, стало хорошо и очень весело. Уж и местность не казалась ей неприятной. Её красная машинка и чёрный автомобиль-красавец осветили пространство, сделали завод и голые деревья сюрреальным и очень интересным фоном происходящего.

Иван вышел из машины, протянул парню руку.

– Иван.

– Малах.

«Араб», – подумали все. – «Не так уж все и безопасно».

– А не поговорить ли нам для начала в каком-нибудь нейтральном месте?

– А какой смысл? У меня красиво, прохладно, готов замечательный обед. Да, ведь у меня же гостит и ваш приятель, Ада. Он соскучился, честное слово.

– Вы уже всё знаете про нас?

– До всего, думаю, далеко. Но кое-что со вчерашнего вечера знаю. Я не хотел вам вчера мешать, вы же были с дороги.

– Вы так смелы, это производит впечатление, – кокетливо сказала Ада.

– А чего мне бояться? Я же не делаю ничего плохого.

– Кроме конца света, – ответила Лиза.

– Вы позволите нам посоветоваться? – спросил Сима, ущипнув девушку за руку.

– Конечно-конечно.

И Малах отошел на несколько метров.

– Ни в коем случае нельзя ехать, мы оттуда не вернемся, – зашептал Сима. – Всё куда хуже, чем можно было предположить. Это арабы или чеченцы. И вообще, дураки мы, что дома никого не предупредили.

– А если бы предупредили, то было бы все о;кей, да? – хмыкнула Лиза.

– Ты, Сима, привык у себя в журнале ко всяким страшилкам. Очень приятный молодой человек. Да не волнуйся ты так, я составила гороскоп. Все живы останемся.

– В самом деле, мы же сюда именно за этим и приехали. Можно считать, что нам повезло. И потом, уже поздно. От нас ничего не зависит.

– Вы такие смелые, потому что в настоящие переделки не попадали.

– А ты все время в переделках, да? – Лиза сощурилась. – Тебя то инопланетяне похитят, то русалки увлекут, то вурдалаки нападут.

– Говорю же – не поеду.

– Ну, тогда выйди из моей машины. Мы поедем без тебя.

– Не надо так, Ада. Мы должны быть все вместе, уж если так.

– Послушай, – голос у Лизы стал жестким. – Хотим мы или не хотим, нам придется поехать, нас заставят. Спросив нас, он просто пошутил. У него же полная машина головорезов – о чем мы вообще говорим! Мы должны согласиться, иначе будет хуже.

– Хорошо, поехали, но потом пеняйте на себя. Наделала ты дел с этим заводом, Ада.

– Малах, мы готовы! – крикнула Ариадна.

– Отлично, прошу вас, езжайте за нами. Да, кстати, забыл вам сказать: я не мусульманин.

Они вернулись в центр, покрутились по городу, выехали к Великой Реке и, проехав вдоль нее пару километров, остановилась перед стоящим на берегу красивым трехэтажным особняком. Ворота автоматически открылись и машины оказались в просторном дворе. В глубине двора под тенистым деревом прямо на траве лежал мужчина в шортах. Он жевал травинку и задумчиво смотрел вверх.

– Это кто лежит в кровати с одеялкою на вате? – хмыкнул Сима. – Великий режиссёр?

– Никола Сергеевич, смотрите, кого я вам привез!

А мужчина вскочил, подбежал к Ариадне, обнял ее, расцеловал в щеки.

– Адочка, вы себе даже не представляете, как я соскучился!

– Николя, дорогой, и я рада вас видеть! Смотрите, проказник, что вы наделали. Нас хоть не убьют здесь?

– Что вы, что вы, моя раскрасавица! Малах – интеллигентнейший и очень мягкий человек. Да вы сами увидите. А это ваши друзья, Адочка? Ну, представьте, представьте меня. О, какая очаровательная девушка! Никола Сергеевич.

– Как вас угораздило попасть в такую историю?

– Я всё вам расскажу, всё-всё. Но только чуть позже. Давайте-ка сначала к столу, время-то обеденное. Я сам распорядился, всё, как вы любите, Адочка.

– Да, прошу вас, проходите, располагайтесь. Обед будет через несколько минут.

Дом был хорош. Внутри было прохладно, удобно, безукоризненно меблировано. И обед был подан почти тотчас же.

– Что-то мы сегодня целый день едим, – сказал Сима. – Только позавтракали – и уже обедаем. Как на Новый год, право слово. Не предполагал, что нам тут придется так много есть.

Они отобедали, и попили чаю, болтая о новостях, и хозяин был очень любезен. А после Никола Сергеевич в подробностях рассказал свою историю.
Глава 16
Весеннее равноденствие: режиссёр
Двухэтажный особняк желтеньким пасхальным яичком лежал на голубом блюдце дня. Всем был хорош домик, и ограда – красавица: старинная, чугунная, с позолоченными пиками, с широкими воротами, с листьями, травами, птицами и цветами – смотреть и не насмотреться.

А вот девица, встретившая Николу Сергеевича в холле, взгляд не радовала.

– Здравствуйте, Никола Сергеевич. Я Лилия Адам, господин Самаэль ждёт вас, пройдёмте со мной.

Невзрачная, серенькая, очкастенькая, длинноносая, с близко посаженными глазами, так что казалось, будто она косит, девушка никак не соответствовала ни телефонному образу, ни представлениям о доверенном помощнике важного бизнесмена. И режиссер подумал:

– Фантазер я неисправимый. Какая там Лилия Адам – шикса, крыска Лариска. И про хозяина она приврала. Богатый мужчина может позволить себе даже на работе радовать глаз хорошим женским телом. Или он не богат, или девка, и впрямь, – лучший секретарь в мире.



И с помещением было что-то не так. Коридор, по которому они шли, был чересчур узким, слишком темным и длинным, петлял бесчисленными поворотами, мешал то и дело выскакивающими под ноги ступеньками, ведущими то вниз, то вверх. Такие коридоры Никола Сергеевич видел когда-то на советских режимных заводах. Они непременно вели туда, где находилось то, что ни при каких обстоятельствах не должно было достаться врагу, и были именно такими, чтобы никакой враг не дошел.

– Как в катакомбах. И темно так, что даже Лариску не разглядеть, а ведь сзади было бы удобно. Может, хоть фигура у нее ничего, держат же её здесь за что-то.

Странным было и полное отсутствие дверей по обеим сторонам коридора.

– Зачем такой длинный коридор, если нет комнат? Эти люди совсем не знакомы с теорией образов. Надо же – никакого открытого, располагающего к доверию пространства. Тоже мне, офис серьезного бизнесмена!

Складывалось впечатление, что весь этот лабиринт просто не мог поместиться в маленьком здании, что они уже неоднократно исколесили всю его внутренность вдоль и поперёк. Дом явно был куда более вместительным, чем казалось.

– Тут всего двадцать шесть поворотов и семнадцать лесенок,– пояснила секретарша, не оборачиваясь.

И потолки были слишком низкими и даже, как показалось Николе Сергеевичу, становились все ниже и ниже, отчего сгущалась темнота. В потемках он несколько раз споткнулся о ступени и порожки, дважды налетал на углы, и с каждым поворотом раздражался все больше. Девица же все шла и шла вперед, и режиссер был вынужден следовать за ней, пока не вскипел окончательно. Он совсем было собрался сказать девице, что с него хватит, но та уже открывала какую-то дверь, приговаривая:

– Проходите, пожалуйста, это приемная.

И дверь Николе Сергеевичу не понравилась, никогда прежде не видел он таких дверей. Не дверь это была, а щель какая-то, амбразура, высокая и очень узкая. Худющая девица легко просочилась в неё, а вот режиссёру пришлось втискиваться чуть ли не боком. И он был просто вынужден это сделать, не оставаться же в дурацком коридоре.

Никола Сергеевич окончательно понял, что время потерял зря. Мартовский денек и хорошее расположение духа сыграли с ним злую шутку: он доверился нищим прощелыгам, которые не то что ничего не дадут ему, а, наоборот, будут сейчас что-то клянчить у него самого. Потому-то и к нему в офис не пришли, а сюда заманили, знали, что оттуда их сразу выставят.

– Посидите минуточку, сейчас вас примут.

Никола Сергеевич аж задохнулся от возмущения: его, как идиота, водили по темному лабиринту, заставили, теряя достоинство, пролезать в какие-то крысиные норы, привели черт знает куда, да ещё и ждать заставляют! Но сказать это было уже некому, потому что секретарша скрылась за дверью кабинета. И Николе Сергеевичу ничего не осталось, как осмотреться.

Комната была небольшой и тоже темной, с витражным сине-жёлто-красным окном, высоким лепным потолком, с громоздким письменным столом под зеленым сукном, со старым чёрным кожаным диваном. Длинные кожаные валики, деревянная диванная полка с боковыми застекленными ящичками и бронзовые шляпки мебельных гвоздей в обивке напомнили режиссеру детство.

– У Ленина, наверное, такой был в Кремле. Да и у деда моего года до семидесятого такой же простоял. Добавить пальму в кадке, радио на стену, настольную лампу пострашнее – и отличная декорация для кабинета сталинского наркома.

Ни компьютера, ни телефона, ни факса не было и в помине, и это окончательно убедило, что режиссер имеет дело с совершенно неделовыми людьми. Никола Сергеевич плюхнулся на диван, посидел пару минут, и его возмущение превратилось в гнев. Его, известного человека, большого художника, общественного деятеля, каждая минута которого на вес золота, хитростью заманили в какую-то дыру, да ещё и ждать заставляют.

Никола Сергеевич так разозлился, что решил зайти к нахалу и сказать ему всё, что он думает. Никола был родом из знаменитой семьи и дворянских кровей, так что настоящее воспитание позволяло ему не только резко высказываться, но при случае и в морду дать.



И режиссёр встал и толкнул дверь, в которую зашла девка. Дверь не открывалась. Он толкнул ещё раз – то же самое. Стучать было бессмысленно, дверь была обита кожей, да и не соответствовало цели. И Никола Сергеевич решил незамедлительно уйти, но и входная дверь оказалась закрытой. За цветным окном виднелась частая решетка.

– Утро перестает быть томным. Вот попал, а! Сколько раз зарекался поступать не подумав. Вот так и Пазолини убили.

Он схватил телефон и начал набирать номер своего охранника, но экран засветился надписью: «Доступен только экстренный вызов».

– У меня, что ли, не экстренный? Не ловит тут, или глушилки стоят, скорее, второе. Ничего, буду знать, как без охраны ходить и уши развешивать.

Поразмыслив, Никола Сергеевич решил, что вряд ли его похищают, уж больно все нелепо. На всякий случай он ещё раз набрал милицию и службу спасения, плюнул и снова сел на диван. Бывают моменты, когда следует просто ждать.

Но тут дверь отворилась, и мужской голос из глубины комнаты лениво позвал с едва заметным акцентом:

– Прошу вас, господин Яхонтов.

Выхода у Николы Сергеевича не было, он встал, секунду помедлил, пытаясь унять опасный сейчас гнев, зашел в комнату и ослеп.

Сначала его ослепило пространство. Залитая солнечным светом комната сияла окнами во всю стену, поражала огромной площадью и дорогущей дизайнерской мебелью.

А когда глаза режиссёра привыкли к свету, и он принял это роскошное пространство, он ослеп снова, потому что стены сплошь были увешаны полотнами великих. Он узнал сияющую наготу «Олимпии» Магритта, холсты Пикассо, Модильяни, Ренуара. Никола Сергеевич понимал толк в живописи, и даже картины имел, хорошие картины, и точно знал, что все эти холсты не могли быть подлинниками. Но они ими были и отличались от копий, как старинные фарфоровые чашки от пластмассовых стаканчиков.

– Рот закрой, Коля, – приказал себе режиссер. – Понятно, почему тут все двери заблокированы и такие лабиринты устроены. Но все равно, опасно, очень опасно. Да, вот что следует покупать по-настоящему богатым людям. Умён хозяин, умён.

Над столом, стоящим в глубине комнаты столом, висел «Поцелуй Иуды» Караваджо. Под картиной сидел интересный молодой мужчина. Нос у мужчины был с лёгкой горбинкой, глаза чёрные, слегка прищуренные, рот яркий, крупный, волосы пострижены совсем коротким ёжиком.

– Хорош. Молодой, да ранний. Похож на итальянского мафиози новой волны. Может, я и не зря пришел.

Костюм мужчины внушал большое уважение, а на безымянном пальце левой руки сверкал бриллиант, затмевающий творения гениев. И Никола Сергеевич снова закрыл глаза, но взял себя в руки и открыл их. Специалистом в драгоценных камнях он не был, но знал достаточно, чтобы понимать, что человек, носящий на пальце такой перстень, может позволить себе многое, если не всё.

– Не итальянец – индиец. Иначе откуда такое чудо?

Золотисто-желтый, размером с яйцо, камень имел старинную индийскую огранку в виде розы. Он мешал Николе Сергеевичу думать и понимать происходящее, и, чтобы успокоиться, режиссёр перевел глаза на девушку, стоящую рядом с хозяином.

Спокойствия это не принесло. Девица удивительно преобразилась, и Никола Сергеевич даже решил, что это другая девушка, и поискал глазами ещё одну дверь, в которую могла выйти прежняя и зайти эта, но не нашёл. Грудастая и попастая, с узкой талией, с чудными бедрами и длиннющими ногами, с копной русых волос, с огромным ртом, узкими зелёными глазами и сияющей кожей – она решительно не походила на давешнюю мышь, зато сильно напоминала молодую Софи Лорен.

Всего этого было более чем достаточно, чтобы заставить любого мужчину открыть рот и смотреть на нее целый час, прежде чем сказать первое слово, но и это было неглавное. Девушке было плевать на производимое ею впечатление, она его просто не замечала, и лицо у нее было отстранённое и слегка капризное. И эта погруженность в себя, это восхитительное пренебрежение к мужскому вниманию, делающие женщину сродни прекрасному дикому животному, за которым сладко наблюдать и которое непременно хочется поймать, и были настоящей мужской погибелью. Оторвать взгляд от неё было непросто.

Никакой другой девицы в комнате не было, да и деваться ей было некуда, и Никола Сергеевич в очередной раз поразился тому, как до неузнаваемости может измениться женщина за считанные минуты.

– Садитесь, Никола Сергеевич. Позвольте представиться: Малах Амавет Самаэль, бизнесмен.

Голос хозяина отрезвил гостя. Он перевел дух, подошел и сел в кресло, отметив про себя, что господин Самаэль не встал, руки не подал и за задержку не извинился. Но картины, бриллиант и девица делали обиду непозволительной роскошью, и режиссёр всего лишь произнес:

– Никола Сергеевич Яхонтов.

А про себя подумал:

– Не индиец, а араб. Однако как эти чурки на нефти разбогатели-то! Особняк в историческом центре, бесценные картины, драгоценности, женщины, говорит без акцента, явно по методикам ЦРУ или ФСБ обучался. Не то что мы, дураки, разливаем нефть Украине и Белоруссии по цене воды. А если где и отхватим деньгу, то тут же и растратим на чепуху всякую. Но почему я никогда не слышал о нём? Впрочем, сейчас миллиардеры появляются как лужи после дождя. Особенно, если дождь нефтяной. А его отец, наверное, ещё пару десятков лет назад кочевал по пустыне на верблюде, пока не наткнулся на нефтяное озеро. И не только про Караваджо – про Европу слыхом не слыхал.

– Вы угадали, мой бизнес связан с подземными ресурсами.

Николе Сергеевичу стало слегка неловко, и он решил больше так не пялиться на картины, кольцо и несравненную секретаршу, раз уж хозяин так сметлив.

– Но вы заблуждаетесь, я не араб, скорее – гражданин мира. Поэтому и в языках силен, приходится, знаете ли. Хотя это совсем неважно. Давайте сразу к делу. Лиличка, оставь нас.

Секретарша пошла к двери, и Никола Сергеевич не смог не проводить ее взглядом.

– Основное её достоинство – беспрекословное послушание, если вы понимаете, о чем я говорю. Итак, у меня к вам прелюбопытнейшее, просто эксклюзивное предложение. Я долго думал, к кому мне обратиться, выбирал из известных режиссеров, и в итоге остановился на вас. Не буду темнить. Я хочу, чтобы вы поставили конец света. А я его финансирую.

– Конец света?

– Да, именно.

– Но это ответственный проект. Я не могу ответить так сразу. Для начала я должен прочитать сценарий, поработать со сценаристом.

– Со сценаристом поработать не удастся, а сценарий вот.

И господин Самаэль протянул режиссёру старинную кожаную книгу с серебряными застежками.

Никола Сергеевич взял ее, бережно открыл. Он любил книги, особенно такие.

– Апокалипсис? Вы шутите!

– Вовсе нет, вы почитайте, почитайте, какая фантазия, какой текст, какие образы. Всем сценариям сценарий!

Да, это был сюжет!

– Обижаете, читал, и неоднократно читал. Сюжет недурён и словно специально создан под возможности современных технологий. Но это всего лишь фабула, не хватает эпизодов, мизансцен, диалогов.

– Был бы сюжет, а эпизоды с диалогами написать – это ж коту начхать, справится любой мальчишка. Я вам кого-нибудь стоящего подберу. Или, если хотите, сами найдите кого-нибудь. Гонорары, которые я плачу, позволяю ангажировать любого лауреата Нобелевской премии по литературе и любого голливудского сценариста. Впрочем, нет, никаких голливудов! Это ж сплошные примитивы, штампы и клише. Я жду вашего решения.

– Вы же знаете, дела так не делаются. Мне нужно подумать, да и потом, у меня есть собственные планы.

– Планы на то и планы, чтобы их нарушать. Да и нет у вас никаких особых планов.

Никола Сергеевич крепко задумался. Сюжет, и правда, был хорош. Стоило снимать не банальный фильм-катастрофу, а настоящий великий фильм, обнажить глубинные основания конца, но именно глубинные, а не мелкие политические, социальные и экономические причинки. И в то же время следовало напугать человечество до дрожи, до заикания, заставить заплакать, взмолиться, завопить. Тут были нужны особые выразительные средства, но в наше время, да при его-то собственных умениях это не проблема. Да, это может стать уникальным, ни с чем не сравнимым произведением киноискусства.

– А бюджет?

– Любой, я вас не ограничиваю.

Иметь столько денег, чтобы воплотить все задумки – несбыточная мечта любого режиссера. Ограничения есть всегда, их не может не быть, но что-то говорило Николе Сергеевичу, что теперь и в самом деле можно будет многое.

– Но почему вы обратились именно ко мне?

– Вы полностью меня устраиваете. Вы умны, мыслите неординарно. Вы русский, а их я считаю самыми нетривиальными, широкими и метафизически чувствующими людьми. К тому же вы мастеровиты и опытны, мне нужен мастер, а не мальчишка, дело слишком серьезное. Вы склонны к авантюрам, это нынче редкость. Наконец, вы талантливы, а не гениальны. Гений мне не подходит – я не стал бы, например, обращаться к Феллини, будь он жив. А без таланта в этом деле не обойтись. Так что из всех ныне живущих режиссеров вы обладаете оптимальным набором качеств.

Николу Сергеевича давно так сильно не обижали.

– А гений-то почему вам не нужен? Неуправляем? Непредсказуем? Но боюсь, мне придется отказаться.

– Считаете себя гением? Не обижайтесь, но я полагаю, что это не так, иначе бы и не обратился к вам.

Это становилось забавным. Да уж, и впрямь конец света. Какой-то погонщик верблюдов смеет говорить ему, Николе Яхонтову, такое, а он, творец, художник, должен выслушивать все это только на том основании, что чей-то вонючий дромадёр остановился отлить в нужном месте. Никола Сергеевич любил деньги, но себя – неизмеримо больше, и начал подниматься из кресла.

– Не горячитесь, боюсь, вы меня не так поняли. Мне нужен человек безнравственный, точнее – допускающий некоторый отход от принятой морали. Гений же, по определению, нравственен.

Это было ещё забавнее. И Никола Сергеевич улыбнулся и спросил:

– Безнравственный-то почему?

– Потому что нравственный старается делать только благое и всегда думает о последствиях. Последствия же нашего проекта непредсказуемы, их не знаю даже я. А обижаетесь вы зря. На мой взгляд, талант от гения отличается сущей малостью. Гений непримирим, он всегда делает так, как угодно Богу. Талант гибок, он ориентирован на людей, а люди-то всякие. Талант вовсе не обязан быть хорошим человеком, среди талантливых сплошь и рядом попадаются неприятные и даже отвратительные люди. Но неважно, хорош талант в миру или дурен, не следует путать частную жизнь и творчество. Талантливый прекрасно творит и многим нравится. Гениальный – далеко не всегда.

– Но какие такие особенные последствия может вызвать этот проект?

– О, он может вызвать очень значительный резонанс.

–Общественный резонанс – дело мелкое, если речь идет о подлинном искусстве.

– Боюсь, вы до конца не понимаете, о чём идет речь.

– Да чего тут понимать-то, любезный? Вы предлагаете мне стать режиссёром фильма «Конец света». А я отказываюсь.

– Вовсе нет. Я предлагаю вам стать режиссёром реального конца света, поставить настоящий Апокалипсис.

Все встало на свои места. Араб спятил от своих дармовых денег, у него паранойя и мания преследования. Сверхидея о конце света, лабиринты коридоров, чтобы не напали враги. Наверняка и бункер где-то есть. Увидеть конец света в реальности ему, психу, просто необходимо, чтобы наконец-то пережить наяву изнуряющий страх. Сделать себе что-то вроде прививки. А в Столице он живёт, потому что здесь, в этом дурдоме, легче всего спрятаться. И Никола Сергеевич, несмотря на явно существующую опасность, не отказал себе в удовольствии задать именно тот вопрос, который ему хотелось:

– Вы псих?

– Не думаю, что меня следует так оценивать.

–И что нам предстоит делать? Кинуть на столицы мира нейтронные бомбы? Боюсь, на это не хватит ни ваших денег, ни моей безнравственности.

– Зря вы так, Никола Сергеевич. Я вовсе не об этом. Я предлагаю вам совсем другую, гораздо более мягкую, но интересную идею. Выслушайте меня, и если вам не понравится, вас сразу же отвезут домой. Это займет ещё несколько минут.

Никола Сергеевич знал, что с сумасшедшими лучше не спорить, и решил выслушать безумного араба до конца.

– Я хочу поставить перфоманс, гигантский спектакль на пленэре, сценой для которого должна стать Страна. Или хотя бы та её часть, которая понимает, что такое конец света. Разумеется, речь идет о мистификации, об игре, об иллюзии, о том, что все будет понарошку. И главное тут – чтобы никто не догадался, что это всего-навсего постановка, чтобы все поверили в то, что это правда. Иначе смысла нет. Действие должно быть максимально правдоподобным, а самый правдоподобный спектакль – это фильм. Поэтому я и решил обратиться именно к кинорежиссеру. Театральщики склонны перегибать палку, слишком много надрыва, да и техника совсем другая.

– А как же люди?

– Мы никого не будем лишать имущества, крова, здоровья, никого не будем убивать. Мы просто поиграем с людьми в страшную, но интересную игру, обманем весь мир, почему бы и нет?

– Но ведь кто-то может просто умереть от страха.

– Где это вы видели тех, кто умирает от страха? В том-то и дело, что людей трудно напугать, от страха никто не умирает. А уж в наши времена – и подавно. Никто ничего и никого не боится: ни бога, ни чёрта, ни власть, ни других людей. Напротив, люди хотят страха, используют любую возможность, чтобы его получить. Общество давно лишило людей возможности бояться, оставив им лишь легкие опасения по поводу всякой социальной чепухи. А ведь страх – природный, основной инстинкт. Вот я и дать людям эту возможность. Но уверяю вас, если кто-то и напугается, то совсем немного, не больше ребенка, смотрящего фильм ужасов. Но большинство получит удовольствие.

– У вас мания величия.

– Вовсе нет, я просто хочу сделать то, что должен.

– А сами-то вы почему не беретесь за режиссуру?

– Есть вещи, которые сам я сделать не могу.

– Вы хоть представляете, каких это потребует денег?

– Моего подземного ресурса с лихвой хватит на всё. Кроме того, я организовал наземный концерн и надеюсь получить кое-какую прибыль.

– Что будете продавать, индульгенции?

– Поверьте мне, перед концом света можно будет многое что продавать, вплоть до билетов на космические корабли, увозящие на безопасные планеты. Но главное, конечно, средства защиты. Гордыня ведь, и многие искренне полагают, что от конца света можно спрятаться в подземном убежище или в противогазе. Но мои специалисты придумали гораздо более хитрые штуки. Про ракеты, разумеется, я пошутил.

– Но зачем вам перфоманс? Для мистификации вполне достаточно медийной шумихи. Вам куда дешевле обойдется покупка нескольких газет и телеканалов, которые будут писать и показывать все, что вам заблагорассудится. И даже покупать не надо, достаточно ангажировать.

– Вы меня удивляете. Ну кто в наше время верит газетным новостям, а тем более у вас? Все же открывают газеты со словами: ну-ка, поглядим, что они ещё тут наврали. Чтобы мир поверил, необходимо, чтобы в реальности действительно что-то происходило, и были тому свидетели. Но не это главное. Считайте, что таким образом я хочу войти в историю.

– Но почему именно наша Страна? Мало, что ли ей досталось?

– Во многих смыслах она оптимальна

– Но в любом случае, все это пахнет криминалом, и будет стоить мне имени, а скорее всего, – и свободы.

– Моя деятельность не более криминальна, чем любая нынешняя. Что же касается вас, то, конечно, ваше имя должно держаться в глубочайшей тайне. Вы займетесь этим проектом инкогнито, и кроме нас с вами никто не будет знать об этом наверняка. У вас будет чистейшее алиби.

– Но в чем тогда моя заинтересованность, если даже славы у меня не будет?

– Вы получите хорошие деньги. И после того, как все закончится, а проект рассчитан немногим более чем на полгода, вы сможете снять такой фильм, какой захотите. Кстати, сейчас этим своим разговором я дарю вам оригинальный сюжет: вы можете снять фильм и об этих событиях. А я помогу вам. Но главное – никто и никогда на свете не ставил спектакль для такой огромной и сложной аудитории. Разве этого мало?

Никола Сергеевич молчал.

– Решайтесь, именно сейчас самое подходящее время – публика подготовлена. Вы можете потребовать всё, что вам необходимо для постановки. И всё будет тут же сделано, на проект уже сейчас работают тысячи людей. Начать предполагается в ночь на двадцать второе июня.

– Как войну. А закончить?

– Двадцать второго декабря. Подумайте: никогда и ни у одного режиссёра не было столь многочисленной, заинтересованной и впечатлительной публики. Вы получите огромное удовольствие и невероятный, ни с чем не сравнимый опыт. И это ваш последний шанс сделать нечто необыкновенное.

– Что я должен сделать, если соглашусь?

– Немедленно приступить к работе. А для этого под благовидным предлогом уехать из столицы и укрыться в специальном месте. И никому ни слова.

– Смогу я предупредить родных, чтобы они не волновались?

– Ни в коем случае. Что знают двое, то знают все. Мне нужна абсолютная тайна.

– Я могу подумать?

– Нет, у меня нет времени.

– Что будет, если я откажусь?

– С вами ничего, но вы дадите мне клятву молчать.

Никола Сергеевич задумался. Он всё про себя знал и давно научился говорить себе правду. Да, он и в самом деле слегка не дотягивал до гениев. Это было то крохотное «слегка», которое отличало талантливого Зощенко от гениального Гоголя. Да, у него есть вкус, ум, способности, но недостает нравственного закона внутри, заставляющего художника делать так, как должно, а не так, как хотят другие.

А он всегда делал так, как хотят другие. И дело было вовсе не в трусости, не в страхе перед властью – не боялся он никого, а в желании нравиться всем. Как там у Бэкона? Призрак театра, фантом, заставляющий изменять себе во имя успеха. Это сильно снижает планку, и он сам её снизил. А ум и талант, работающие не в полную силу, умаляются. Да, он знает, что его песенка спета, оттого ему так и плохо в последнее время. Да, он разменялся, распылился, рассеялся, сделал много хорошего и интересного, но ничего – превосходного и поразительного. Талант нельзя пропить, но его можно растратить и проиграть. Да, это его последний шанс сделать что-нибудь выдающееся.

– Ваше слово?

– Я отказываюсь. И даю клятву.

– Что ж, свободу выбора отменит только конец света. Очень сожалею, вы подходите мне. Но не буду вас задерживать.

Самаэль нажал кнопку.

– Лиля, проводи гостя. До свидания, господин Яхонтов.

– Прощайте.

Вошедшая Лиля снова выглядела мышью, но это уже не волновало режиссера. Никола Сергеевич поклонился Самаэлю, вышел из кабинета, протиснулся в узкую дверь приемной и пошел за девушкой.

– И всё-таки их две. Просто обеих зовут Лилиями, вот и все. А в комнате есть тайный выход. Боже, скучно как.
На это раз лабиринт закончился быстро. Режиссёр сделал двадцать шесть поворотов, семнадцать подъемов и спусков, но почти не заметил их, потому что какая-то смутная мысль, какое-то невнятное воспоминание тревожили его, обещая разгадку чего-то важного, но чего, он тоже понять не мог. Он попрощался с девушкой и вышел на улицу. Солнце скрылось, затуманилось, пошел мягкий снег. Славно было, чудесно, лучше прежнего.

Никола Сергеевич дошел до ворот, отказался от автомобиля, постоял с минуту, вдыхая мартовскую свежесть, посмотрел в низкое небо и почти побежал назад, в жёлтый дом.



– Не обижайтесь. Я рассказал всё, как видел тогда.

– Меня не обидеть. А вы смелый, это замечательно.

– Вы так прекрасно всё рассказали, Николя. Мы как будто там побывали. Но история выглядела совсем мистической. Если бы мы не знали, что происходило после, можно было бы подумать, что вы и впрямь встретились с Сатаной, – сказала Ариадна.

– Фантазия художника, знаете ли. Я был взволнован, и мне всё казалось тогда именно таким, как я описал.

– И что же вас заставило вернуться? – спросил Сима.

– Бес попутал. Нестерпимо захотелось сделать то, что предложил Малах. Попробовать особый жанр.

– А девушки, их все-таки было две? – спросила Лиза.

– Конечно. Это секретари Малаха, они сейчас в Столице. Кстати, вторая при ближайшем рассмотрении не такая уж и красотка. А первая очень мила. Опять же ситуация и особенности восприятия. Настроение.

– Но я бы не удивилась, если бы это была та же самая девушка. Мужчина же воспринимает портрет в интерьере. И на лугу всякая для него смотрится пейзанкой. А тут – «Олимпия» и бриллиант.

– Вы правы, но их все-таки две.

– И коридор был не длинный?

– А вот коридор был жуткий. Там явно раньше помещалась какая-нибудь дурацкая контора, не осилившая перепланировку. А до этого – какие-нибудь советские коммуналки, в них тоже случались такие коридоры.

– Но, похоже, я был прав, – сказал Иван. – Вы увлеклись проектом Иоанна?

– Да, он всегда казался мне очень занимательным. Но я увлекся не только его, но и вашей идеей.

– Как?

– Я много знаю про Иоанна. Читал и ваши работы, и именно в них нашел интерпретацию Апокалипсиса как проекта. И подумал: ведь может быть и так. Сейчас самое время, и у меня есть возможности. Мне очень лестно, что вы пожаловали ко мне. Впрочем, я бы и сам вас разыскал. Вот только немного развязался бы с делами. Во многом, сегодняшний мой доверительный разговор – это дань уважения вам.

– Тронут, конечно. Но какой ужас! Оказывается, это я вас сподобил! Не могу поверить. Эту возможность я вообще не учитывал. Миллионы людей читали Апокалипсис, и всего несколько сотен – мои работы. Кто бы мог подумать! Но вы полагаете, что Апокалипсис – это не проект? Что же тогда? Сознательная мистификация? Или он знал?

– Не думаю, что мистификация. Скорее, некий воспитательный прием? Очень простой, очень типичный: будете плохими мальчиками и девочками – придет злой бабай или бука-бяка кусачая и унесет. Я люблю Иоанна за то, что он взял на себя смелость воспитывать все человечество. Немногие в истории решались на это, ещё меньше сумели сделать это так дерзко.

– Но воспитание – это скучно, не похоже на Иоанна.

– Воспитание розгами никак нельзя назвать скучным занятием. Тем более что Иоанн отхлестал ментальными розгами миллиарды. Заранее, как цыган цыганенка – до того как тот разобьёт кувшин. А я… у меня не получилось. И я вынужден в этом расписаться. Никола Сергеевич был прав.

– В чем именно?

– Я сразу сказал Малаху, что тон происходящего будет далёк от пафоса. Ни античной трагедии, ни русской драмы, ни французской комедии не случится. Все выльется в трёхгрошовый сериал в стиле соцреализма. С легкими вкраплениями дури, разумеется. Наша Страна – она и есть наша Страна.

– Здесь можно курить? – спросил Сима.

– Да, прошу вас, если дамы не возражают.

– Вы просто опоздали, – сказал Сима, закуривая. – Страна тут не причем. И в любой другой стране, может быть, кроме Северной Кореи, никто бы не напугался по-настоящему. Все точно так же начали бы заниматься всякой мышиной вознёй, запасать-готовиться, причем даже не напугавшись, а просто так, на всякий случай. Или попытались бы развлечься. Разница была бы только в деталях.

– А в Северной Корее было бы иначе?

– Вполне возможно, там всё ещё умеют верить. Пожалуй, только там. Весь остальной мир ничем не напугаешь. Чтобы испугаться, мозги надо иметь. Понять, что опасно и чем. А у нас у всех фрагментарное сознание, мозаичное. Мы больше не способны воспринимать целостные концепции, в наши головы, переполненные всякой чушью, конец света просто не помещается. Всеобщих опасностей для большинства не существует, только частные ситуации: здесь, сейчас и лично мне.

– Да, слишком поздно для Конца Света. Света больше нет. Есть глобальное мировое сообщество, всемирный рынок, единое политическое пространство. А Света нет. Так что и кончаться нечему.

– А откуда вы так хорошо знаете русский, Малах? – задумчиво спросил Иван.

– Я способный.

– Вы араб?

– Лиза, как тебе не стыдно?!

– Нет, не араб.

– Еврей?

– Какая разница, кто я. Главное – какую роль я играю сейчас.

– Откуда у вас деньги?

– Это я вам расскажу чуть позднее, хорошо?

– А «Поцелуй Иуды»? Это был подлинник?

– Хватит, Лиза.

– Всё в порядке. Да, подлинник, он достался мне случайно.

– А Магритт? Он же был не так давно украден?

– Не обращайте на неё внимания, прошу вас, она ещё ребёнок.

– Вы понимаете, насколько ваш проект безнравственен?

– Напротив, я считаю его высоконравственным.

– Прекрати немедленно! Николя, ведь это же вы придумали всех этих страшненьких персонажей: старуху с киселем, медсестру с санитаром, мухоловок? Тех, что появились весной? Они были самыми интересными. День Гнева произвел на меня куда меньшее впечатление. А после того, как пошли слухи о санитаре я месяца два вечерами не выходила.

– Именно страшненьких, умница вы моя. Не я их придумал – я всего лишь интерпретировал. Страшное, когда оно происходит на земле, пугает куда больше любых небесных ужасов. Потому что близко. А ещё страшнее, когда оно исходит от доброго или безобидного. Отсюда и дети, домашние животные, медсёстры, старухи – старая милая классика. А страшненькое всегда страшнее страшного.

– Вы мастерски всё это поставили, просто чудесно. Вы безусловный талант, снимаю шляпу. Знаете, я в фильмах больше всего люблю эпизоды. Именно они делают фильм.

– А мы сегодня видели старуху, там, на заводе. Не она ли была старухой с киселем?

– Видели колоритную старуху? Нет, вряд ли. Мы нашли несколько старых актрис и бывших цирковых.

– А что происходило с теми людьми, которые отказывали старухе?

– Да ничего не происходило. Вот тут-то и поработала пресса. Ну, и слухи, конечно.

– Так пресса все-таки работала? То есть, я хочу спросить: была ли она специально ангажирована?

– А как же, Адочка, без нее? Она очень хорошо поработала. Мы создавали эффект лавины: достаточно было одной жёлтой газетке что-нибудь написать, все остальные тут же подхватывали. На халяву что только не схаваешь.

– Боже, как все просто! А все эти старцы, змеи, белые двери, опрокидывающееся небо? Это что – технические эффекты?

– Да. У Малаха прекрасная команда, которая использовала замечательные технологии и создала уникальные кинематографические продукты. И если он будет добр ко мне, то я приобрету некоторые из них. Надеюсь, они понадобятся мне для моего фильма.

– Вы все-таки собираетесь его поставить?

– А как же, непременно! И это ваше «все-таки» меня слегка обижает.

– Простите, я не это имела в виду. Просто, после всех этих событий…

– Вы хотите сказать – моя репутация подмочена? Ну, во-первых, у меня алиби, спасибо Малаху, он держит слово.

– Кто в него поверит? – хмыкнул Сима. – Особенно, если история получит огласку. А она её непременно получит.

– А какая разница, поверят или нет? В нашей стране вполне достаточно, чтобы алиби существовало. А что при этом думают окружающие, никого не волнует. Людская же молва только сыграет мне на руку, подогреет интерес к фильму.

– А если вас вычислят спецслужбы? Начнут преследовать?

– Во-первых, им с первого дня известно, что я здесь. Во-вторых, скажу вам по секрету: с ними я всю жизнь дружу. В-третьих, если они даже будут меня преследовать, то это составит мне славу борца и героя. Самое полезное, что могут сделать нынче спецслужбы с человеком, – это начать его публично преследовать. И поэтому они мало кому дарят эту привилегию. А в-четвёртых: на фиг я им сдался?

– А просто закон?

– Перед законом я чист, во всяком случае, формально.

– А перед Богом?

– Вынужден признать: за свою жизнь я совершил немало поступков и похуже.

– А почему второго августа не получилось ни одной фотографии, ни одного видео?

– Вы же взрослый и умный мальчик. Потому что нами использовалась специальная аппаратура, парализовавшая всю чужую электронику. А механическими фотоаппаратами в наше время никто не снимает.

– Но зачем, почему? Ведь тогда бы весь мир мог удостовериться, что это не просто газетные утки.

– Во-первых, так придумал Никола Сергеевич. Если фото не получились, значит, объекты, которые снимали, не являются материальными. А во-вторых, мои специалисты меня предупредили, что найдутся другие специалисты, которые по фото смогут многое понять.

– Но все же, что это было – голография, лазеры?

– А вот на этот вопрос я позволю себе не ответить. Ноу-хау.

– А вся эта продукция: все эти часы для вечности, фонарики для ада, лестницы в небо – вашего производства, Малах?

– Только небольшая часть. Мне же надо было покрыть некоторые расходы, и я заранее создал несколько производств. Но в современном мире авторские права больше ничего не стоят, потому что есть китайцы. Они нагло использовали мои идеи, шли за мной по пятам, а кое в чём и обогнали. Хотя немного заработать и мне удалось.

– А этот ужасный проект переселения? Вы же, по-русски говоря, наеб… половину наших старух!

– Мне бы такое и в голову не пришло. Это уж ваши постарались. Я хотел сделать нечто подобное для богатых людей, и чуть позже. Штучный и очень дорогой товар, вроде уже существующих платных полетов в космос для миллионеров. Но у ваших аферистов другие принципы: они зарабатывают именно на бедных, потому что тех очень много. И делают это очень быстро, ещё быстрее китайцев. А как беззастенчиво и глупо врут!

– Лучше всего за правду сходит самая наглая и бессмысленная ложь, это известно.

– А строительство подземных жилищ?

– Кампанию провел я. Но рынок не остановишь, туда тоже кинулись все. Хотя и мне кое-что перепало. Так, ерунда.

– Но самое интересное – это мухоловки. Как вы мухоловок-то организовали? У нас дома тоже были и совсем нас замучили.

– Ну, уж этого-то добра в Стране достаточно. А популяции насекомых быстро растут и быстро исчезают. Вы же знаете истории с тараканами.

– Нет, вы что-то недоговариваете!

– Ну, хорошо. У меня были особенные мухоловки, которые должны были исчезнуть через определенное время после своего появления. Мне их сделали. Такой ответ вас устроит?

– Всё шутите. А санитар с медсестрой?

– Разумеется, артисты.

– А тот парень, который назвал мухоловок дьявольской саранчой?

– Считайте, это наш человек.

– Вы с нами как с маленькими. А тот адвокат, что на шоу первым сказал о конце света?

– Пусть будет и он.

– Так они ваши люди или нет?

– Ну, мои, мои. Но за всех прочих мыслителей-провокаторов я не отвечаю. Просто процесс пошел. Слово «самоорганизация» вам знакомо?

– А дети, все эти отвратительные дети, кто они?

– Позвольте не отвечать, мне бы хотелось, чтобы вы сами догадались.

– Все равно, мне Никола Сергеевич всё расскажет. Я у него выпытаю.

– А что вы собираетесь делать дальше? – Лиза смотрела прямо в глаза Малаху. – Вас наверняка уже вычислили. Думаете, мы одни такие умные? Нет, вы думаете, что вы самый умный!

– Я знаю, что умные люди встречаются всегда и везде. А мне придется всё это прекратить.

– Вы уже решили?

– Да.

– Почему?

– Происходящее меня ошеломило. Ни одного человека! Ни единого, кого конец света взволновал бы больше личной или политической чепухи. Ни одного, кто увидел бы в нём не только бытовую проблему. Потрясающая реакция! Так могли бы реагировать неадертальцы или животные: спрятаться, напоследок наесться, напиться, спариться и рычать на чужих из своей норы. Нет, животные бы почувствовали! Но всё уже ясно, не стоит смотреть эту пересортицу слишком долго. А нового ничего не произойдёт. И знаете, тут есть ещё одна удивительная вещь: мною пытаются руководить. Такого я ещё не видел!

– Чему вы удивляетесь? В нашей стране без этого никак. У нас всеми и всем руководят. Причём одни и те же люди. Порядок у нас потому что.

– Все эпизоды конца света контролируются на самом верху.

– Вот это да! Попали мы! Вы хотите сказать, что на самом верху сейчас известно, что мы у вас?

– На самом верху известно абсолютно всё, если это действительно самый верх. Но не волнуйтесь, я всё устрою. А пока я попрошу вас всех некоторое время, скажем неделю, побыть здесь. Мне, сами понимаете, нужно время, чтобы свернуть проект. Следы замести. Кое-что убрать, спрятать, уничтожить. А кое-что и кое-кого забрать с собой. Я тут слишком потратился. Примерно через неделю я откланяюсь – мир большой. А вы все вернетесь домой. Вот и Николу Сергеевича с собой захватите, а то он уже извелся весь. А пока отдыхайте. Дом большой, река в двух шагах, последние теплые денёчки – благодать.

– Знаете почему у вас ничего не получилось? – спросила Лиза, глядя Малаху прямо в глаза.

– Любопытно послушать.

– Иоанн никогда не забавлялся. Он был страстным. И Христос был страстным. И Муххамед. И Будда был страстным в достижении бесстрастия. И Маркс. И Ленин. И Эйнштейн. А вы бесстрастны. Вам просто скучно, и вы ищете себе забавы.

– Зачем ты это, Лиза?!

– Вы угадали: страсть мне не дана. И скучаю я очень давно. Всё одно и то же, и нет ничего нового под Солнцем. Но, боюсь, дело не только во мне – ведь и люди утратили страсти. Вместо них – потребности и очень конкретные желания. Но все устали, располагайтесь, отдыхайте. Вас отведут в ваши комнаты, они наверху.

– А как же наши вещи? Они ж остались в гостинице.

– Не волнуйтесь, они уже здесь.



– Вы же понимаете: я оставил здесь всех на неделю, чтобы поближе познакомиться с вами.

–Понимаю.

– Вы поедете со мной?

– Нет. И не искушайте.

– Вы сможете жить, где хотите и как хотите, заниматься всем, чем пожелаете. Всё иметь.

– Я уже ответила.

– Но я не вижу причин. Я вам не нравлюсь? Я полностью изменюсь.

– Нравитесь.

– Может быть, вам просто доставляет удовольствие отказывать мне?

– Нет.

– Тогда скажите, в чем дело.

– Уж слишком неинтересная и типичная получается история. Это история рассказана сотни раз, и я не хочу повторить её. Я не поеду с вами.

– Теперь я уверен, что не ошибаюсь в вас.
Глава 17
День танкиста: перфоманс
Апофеозом общественного бега к смерти явилось арт-движение «Happy Еnd», в котором в массовом апокалиптическом экстазе слились все, кто возможную гибель мира бурно приветствовал. В отличие от слабых духом, пытавшихся конца света избежать или каким-либо образом его облегчить, хеппиэндисты полагали это событие лучшим подарком фортуны и спасительным социальным благом, позволяющим стареющей и больной цивилизации скончаться достойно, не впадая в неизбежные в скором будущем немощь и маразм.

Многие хеппиэндисты считали, что конец света является и значительным личным благом, счастьем для каждого, поскольку позволяет молодым умереть молодыми, здоровым – здоровыми, а старым и больным – мгновенно избавиться от старости и болезни. И сделать это интересно и весело – всем вместе, слившись в оргиастическом экстазе, в вакханалии смерти, в пафосе разрушения, в оргазме всемирного конца. Причем испытать все эти сверхсильные, ни с чем не сравнимые эмоции именно так, как и полагается художнику: ничего не разрушая, не нарушая законов человеческих, не посягая на законы Божеские, не впадая в грех самоубийства.

Смерть есть величайшая тайна, а узнавать тайну – всегда наслаждение. И если рядовое сексуальное удовольствие, любой простенький половой акт – всякий раз маленькая смерть, то конец света – это всемирный оргазм, коллективная космическая поллюция, которой вот-вот завершится неимоверно затянувшееся групповое соитие, в которое Офион и Евринома, свившиеся воедино со времен создания мира, вовлекали и вовлекают всех когда-либо живших и всех ныне живущих на Земле. Такой акт не может не завершиться смертью, ибо все силы отданы, а наслаждение, пропорциональное числу участников, – беспредельно и абсолютно, оно разрывает мировое сердце. И смерть эта велика и прекрасна, ибо отправляет нас назад, в исходное космическое лоно, осуществляя заветную бессознательную мечту всякого – вернуться в материнскую утробу.

Воспеваемая эстетика смерти обусловила и культурную деятельность арт-движения, которая вылилась не только в создание особых музыкальных, литературных и художественных направлений, в самых разных стилях прославляющих конец света, но и привела к появлению нового синтетического искусства – морт-арта.

Что касается морт-картин, то они чрезвычайно нравились всем, кто считал Босха и Гойю весельчаками, шутниками и карикатуристами, и были очень популярны в интернете, а на специально организованных аукционах уходили за огромные деньги. Сюжеты этих живописных и графических полотен, как правило, соответствовали самым душераздирающим сценам из пророчеств Иоанна, Исайи, Иеремии и Даниэля, хотя морт-художники широко использовали и восточные эсхатологические мотивы. Особенно нравились публике жанровые сценки, на которых апокалиптические животные и чудовища, страшненько улыбаясь, расчленяли и пожирали перепуганных людишек, или дьявольские полчища занимались самым любимым своим делом: всеми мыслимыми способами мучили грешников.

Морт-стихи тоже забавляли многих, но писать их было непросто. Мешал значительный, но не слишком лирический русский морт-фольклор, любимое всеми собрание стихов про маленьких мальчиков, девочек, пулеметы, лифты, шины, пилы и розетки.

И романтичным морт-поэтам пришлось начать поиск оригинальных и по-настоящему трогательных смертельных форм и образов. В результате обращения к восточным и античным традициям появились концептуальные и стильные морт-стихи. В них воспевались иттан-момэн – прилетающая к людям японская удавка, меню ночных ужинов богини Кибелы, аппетит Молоха, кровавое оскопление нежного Урана, ослепление несчастного Киклопа, разрывание на мелкие части бедняжек Диониса и Осириса. Но образцом лирической смертельной поэзии считалось стихотворение одной маленькой девочки, тотчас же прославившейся. Талантливая крошка написала:

Сдохли все собачки, крыски и котятки.

Погасли все звездочки, солнце и луна.

Умерли все взрослые, старики, ребятки.

И хожу по миру я, грустная, одна.

А вот морт-музыку выносили немногие, она была непривычна для европейского слуха и слегка напоминала музыкальные произведения, написанные для народных монгольских и бурятских инструментов, если, конечно, эти произведения хоть кто-то хоть когда-то хоть чем-то записывал. Но и она находила своих ценителей, и уже был создан радиоканал, день и ночь передававший музыкальные произведения, наводящие немногочисленных слушателей на мысли о средневековых китайских камерах пыток или о нацистских лабораториях, разрабатывающих сводящее с ума акустическое оружие.

Сам же морт-арт, или искусство смерти, был образом жизни, подчинённым желанному и долгожданному концу. Занимаясь морт-артом, следовало жить в особых жилищах, носить особые одежды, поддерживать особое убранство домов и налаживать особый быт. И уже совсем скоро на морт-выставках и в интернет-магазинах можно было увидеть кровати-гробы и диваны-саркофаги. Столы, напоминающие могильные плиты. Платья, мало чем отличающиеся от саванов. Туфли, как две капли воды похожие на белые тапки. Букеты и композиции из восковых цветов. Проекты и макеты домов, по виду неотличимых от гробниц и склепов.

Морт-дизайнеры заламывали несусветные цены. И порой парусиновые тапочки цвета снятых сливок, исполненные каким-нибудь Пафнутием Собакиным, стоили куда дороже, чем алые туфли из кожи жирафа от Кристиана Лабутена. Платьице же из бумазеи с необработанными швами было чуть дешевле, чем дизайнерское свадебное платье ручной работы, сшитое на заказ для голливудской звезды.

Спрос на морт-вещи в очередной раз продемонстрировал вечную силу учения Маркса: в морт-дизайнеры тут же подались самые талантливые сотрудники похоронных агентств. А некоторые бюро ритуальных услуг и вовсе были преобразованы в модные дома. Это имело смысл: большинство старушечьих похоронных денег благополучно улетело на Луну, а приверженцами морт-арта были всё больше люди совсем молодые, и им родительских денег было не жалко.

И теперь на улицах крупных городов можно было встретить набеленных до голубизны девушек и юношей с чёрными кругами вокруг глаз и бескровными губами, босых, одетых в дорогущие грязноватые саваны и держащих в тоненьких костлявых руках выпачканные землей чётки из полудрагоценных камней и эксклюзивные выцветшие букетики из восковых розочек. Последовательное создание морт-образов привело к появлению морт-бодиарта. На конкурсах мастера этого прикладного искусства соревновались друг с другом в исполнении на девичьих телах пятен тлена, ран, язв, ожогов и странгуляционных полос.

Тут же обнаружилось и существенное препятствие: многие, примкнувшие к морт-арту, были до неприличия загорелыми. Но салоны красоты уже рекламировали антисолярии, бесследно убиравшие с лиц и тел всякие следы летнего балдения на солнце. И вскоре все желающие смогли стать не более румяными, чем персонажи «Семейки Адамс».

Последователи морт-арта почудили совсем недолго. Выяснилось, что чудное это искусство сильно вредит карьере и учёбе. Словно сговорившись, администрация многих серьезных заведений, в том числе, школ и университетов, категорически запретила появляться в них в саванах и тряпичной обуви, поскольку это сильно портило настроение всем тем, кто в такой одежде-обуви в публичные места не ходит.

Морт-артисты пытались протестовать. Но в непрекращающейся общественной суматохе их публичные акции, наводящие на мысли о том самом, алкаемом Николаем Федоровым массовом воскрешении из мёртвых, ни на администрацию несогласных заведений, ни на кого-либо ещё впечатления не произвели. К тому же и родители упакованных в смертное детишек пригрозили своим чадам лишить их привычного земного вспомоществования. После чего многие хэппиэндовцы допустили вполне оправданную душевную слабость и от дорогостоящего имиджа отказались. А поскольку при этом разрушалась концепция, пришлось переквалифицироваться в хипстеры и отправиться учиться и работать. Конец концом, а кушать хочется всегда.

А восьмого сентября было создано Народное Ополчение – ведь когда Отчизне грозит опасность, на помощь к ней всегда приходят настоящие мужчины, и полки их непременно побеждают вражеские полчища. Ополченцы хотели называться «Единая Русь», но после некоторых ценных указаний и рекомендаций приняли осиянное историей имя «Белая Тысяча».

Защитники Отечества сразу заявили, что причиной всех грозящих Стране несчастий являются те чуждые национальному духу явления, та духовная катастрофа, которые связаны с тлетворным американским влиянием и оскверняющим засильем проклятых инородцев. Но они не позволят ни тлену, ни скверне пожрать Великую Державу, не пожалеют животов своих и призовут к ответу:

а) всех американских ставленников, по совместительству – потомков Иуды, а заодно и самих американцев;

б) азиатов, нагло пристроившихся сзади к прекрасному телу нашей Родины;

в) гомосексуалистов проклятых, от которых наш народ вымирает, а отечественные города превратились в содомы и гоморры;

г) умничающих очкариков, потворствующих всем этим недоделкам.

В народное ополчение влились многие ранее независимые силовые мужские движения, в том числе, и футбольные фанаты различных команд, решившие, что уж коли Отечество в опасности, им делить нечего, имеет смысл подождать, пока настанут лучшие времена, и снова можно будет всласть дубасить друг друга.

В ополчение принимали далеко не всех. Претенденты должны были документально удостоверить свои правильные корни, двадцать раз подтянуться и пятьдесят раз отжаться, сдать нормы по бегу и плаванию и принести характеристику из домоуправления. Кроме того, необходимо было выдержать и серьёзный междисциплинарный экзамен, состоящий из пяти вопросов:

1. насколько нынче длина Великой Реки больше количества проживающих в ней осетров?

2. как нарекли при крещении Козьму Минина?

3. если хозяин похож на своё домашнее животное, значит ли это, что домашнее животное похоже на своего хозяина?

4. верно ли, что сорок седьмой наш космонавт полетел куда раньше, чем тридцать шестой американский?

5. как отличить китайца от вьетнамца и их обоих – от корейца?

Но, несмотря на столь серьёзный экзамен, вскоре на улицах центральных городов можно было увидеть колонны крепких, с хорошей выправкой, бритоголовых мужиков и парней в чёрных одеждах. Они устраивали марши и пробеги со знаменами, плакатами и хоругвями, во время которых под громкий ритмичный стук военных ботинок скандировали:

Зоркий глаз и острый слух,

В русской силе – здоровый дух.

Кто не с нами, тот против нас,

Его мы вычислим на раз.

Того, кто будет мозг долбать,

Заставим в поле раком встать.

Морда черная, глаз узкий –

Получи по-русски!

Когда кого-нибудь из «Белой тысячи» спрашивали, почему они носят чёрные одежды, те нехорошо кривились, двигали желваками и отвечали, что чёрный – цвет нашей земли-матушки, а белыми должны быть не одежды, а помыслы. Вот, например, спрашивающий – одет в белое, а похож не на ангела, а на голубого. И вообще, что-то он слишком разумничался, нужно проверить, не зовут ли его маму Юдифью Соломоновной. После чего любопытный, мысленно крестясь, тихими стопами удалялся, стараясь не поворачиваться к интервьюируемому спиной.

Трудности, с которыми столкнулась «Белая тысяча» в осуществлении благих своих помыслов, оказались очень серьезными. Попытки поговорить по-мужски с американцами и всякими там разными французами в провинциях были заведомо обречены на неудачу из-за тотального дефицита западных инородцев. А в столицах встретили значительное сопротивление продажных иуд, называющих себя блюстителями порядка. Американские выкормыши в отечественной полицейской форме посмели не пускать доблестные белые бригады в места массового скопления нерусей из далекого зарубежья.

Отряды «Белой Тысячи» ответили на выпады предателей массовыми митингами, на которых требовали переименовать полицию в дружины, на худой конец – снова в милицию. Выступавшие с некоторыми затруднениями читали свои выступления, но произносили серьезные и верные слова. Русский язык – святой, и его попрание, выхолащивание из него исконных смыслов ведет к десакрализации, которая выражается не только в серьезных духовных изменениях, но и в искажении реальности. Короче, пока менты ментами назывались, они своих не сдавали, а теперь, став полисменами, лижут задницы всяким-разным макаронникам и лягушатникам.

Однако продажная полиция и примкнувшие к ней предатели из МЧС вероломно применили спецсредства – окатили собравшихся потоками воды из брандсбойтов. А потом по одиночке переловили дрожащих и ослепших ополченцев, словно полуутопленных котят, и отвезли их в кутузки. После чего белотысячники решили дожидаться лучших времен, которые явно не за горами, потому что вот-вот протрубит труба архангела, и это будет сигналом для наших. И тогда уж они накостыляют и америкашкам, и фрицам, и этим самым полицейским, и эмчеэсникам, среди которых каких только нет нерусей. А заодно – и всем тем, кто стоял и скалил зубы, когда тёмные силы так жестоко надругались над защитниками отечества.

Пока же членам «Белой Тысячи» приходилось довольствоваться тем, что в Столице ловить на окраинах вьетнамцев, как две капли воды похожих на чертей, и метелить их, безответных. А в Мурках и Козлоковсках бить наглые смуглые рожи кавказских дьяволов, торгующих на базарах дешёвыми арбузами и виноградом. Можно было бы, конечно, заняться и евреями, но они, нюх у них вековой, почти все уехали из страны. Те же, что остались, вели себя так скромно, так уважительно и почтительно, что даже ополченцам было к ним ну никак не прикопаться. Так что чинно было всё, благородно и пристойно. Но терпеливые смельчаки не переживали, они знали, что скоро наступят иные, строгие и грозные, времена.
Глава 18
Осеннее равноденствие: спектакль
А к осени все стало затихать. Жары до декабря так и не случилось – про погоду всегда врут. А жаль, было бы забавно хоть раз в жизни почувствовать себя жителями экваториального Факфака и разгуливать в декабре по улицам в шортах или платьишках. Но не пришлось, и к лучшему, а то куда же шубы с валенками девать?

Похолодало, затуманилось, обнажилось. Остыла земля, посерели реки и озера, и рано стало темнеть. И люди остыли – осень.

Засохло, словно огуречные плети на грядках, народное ополчение. Словно ромашки и лютики, завяла любовная возня. Опала, будто желтые листья с берез, общественная деятельность по водворению в рай собак и кошек. И даже крепкий, как соленый огурец, «Зеленый Фронт» распался на отдельные компашки и посиделки – зимой куда лучше пить по теплым уголкам, а там народу много не поместится. И только морт-арт цвел блекло, словно последние цветы на городском кладбище, и радовал своих поклонников нетленными творениями с бессмертными рифмами «морковь-кровь».

И желтая пресса забыла о конце, найдя очередные животрепещущие темы: чукотского поросёнка, предсказывающего итоги любых выборов; трехлетнего эквадорского мальчонку, внутри которого жил брат-близнец; юного кукуевского дауна, нашедшего у Эйнштейна кучу ошибок; откровения заслуживающей доверия дамы о том, что пьют и чем закусывают инопланетяне.

А в ноябре на специальной пресс-конференции с официальным заявлением выступил Главный Следователь Страны. И от невзрачного героя, старательно отводящего глаза от камер, страна узнала чистейшую правду о том, что произошло весной и летом. Оказывается, на территории центральной части Страны действовало объединение из нескольких террористических группировок и бандформирований, имевшее своей целью дестабилизацию положения в стране и захват власти на местах, а в перспективе – и в Центре. Группировка финансировалась рядом арабских стран, заинтересованных в разрушении Отечественной экономики. И это неслучайно: у них там известно, что творится, вот они и решили сделать у нас ещё похлеще.

Возглавлял группировку выходец с Кавказа, известный деятель мирового террористического движения Малах Самаэль, в свое время прошедший обучение в лагерях по подготовке террористов в Афганистане и Пакистане. Именно с тех пор Самаэль был на заметке у наших профессионалов, так что в любом случае его песенка была спета.

Малах Амавет Самаэль – преемник самого Усама Бен Ладана. Но если Бен Ладан видел главного врага Востока в Соединенных Штатах, то Самаэль справедливо считал, что наше Отечество – самая перспективная и быстро развивающаяся страна с огромным потенциалом, и только ее устранение полностью откроет арабам нефтяные рынки и даст мировое политическое господство.

Самаэль окончил лучшие университеты мира и имеет несколько ученых степеней. Вот почему имеются все основания утверждать, что именно он являлся идеологом проводимой кампании. Ему принадлежат и хитрый план захвата власти, и организация террористической деятельности, и общее руководство технологическими разработками, обеспечившими все те умопомрачительные эффекты, у которых было столько свидетелей во время подготовки к политическому перевороту.

Центром своей дислокации террористы выбрали город Лугу, где создали специальную базу, и где были проведены первые показательные акции. Все летние события были хорошо подготовленными террористическими актами, в которых применялись мощнейшее психотропное и биологическое оружие новейшего поколения. Второй этап операции готовился в Главном Городе, но совместная доблестная работа всех силовых министерств позволила обезвредить банду Самаэля и спасти Страну. Специальная следственная группа уже собрала все необходимые доказательства вины террористов. В интересах следствия детали проведенных операций пока не обсуждаются, но процесс над бандитами обязательно будет публичным. А Следственный Комитет будет и дальше информировать граждан о ходе расследования.

А чуть позже выступило Второе Государственное Лицо, которое от лица Первого Государственного Лица и лиц всех поддерживающих Его Честных Политических Лиц заявило, что демократический курс на дальнейшую демократизацию страны незыблемо неуклонен и неуклонно незыблем. И никакие самые провокационные провокации не заставят Страну поддаться на провокацию и сойти с демократического пути к демократическому развитию. Вместе с тем, обеспечение свободных прав и правовых свобод граждан, их неприкосновенной безопасности заставляют принять безопасные меры, в полной мере эти свободы и эти права обеспечивающие, но наряду с этим в меру их и ограничивающие.

Ведь если разобраться, именно собраниями являются всякие террористические и антиправительственные собрания. И именно словами являются все те тлетворные слова, которые и мешают произносить все правильные слова тем честным гражданам, к которым и обращены настоящие слова. Такие собрания и такие слова, мешающие всем другим собраниям и перевирающие все другие слова, нашим людям не нужны! Вот почему Первое Лицо Государства вносит в Народное Собрание поправки, ограничивающие свободу собраний и отменяющие свободу слова.

Второе Государственное Лицо также выразило надежду, что не только все Честные Политические Лица Страны, но и все простые честные лица страны с пониманием отнесутся к этим демократическим инициативам Первого Государственного Лица, направленным на дальнейшую демократизацию всех демократических процессов во имя народной демократии.

Далее Второе Государственное Лицо заявило, что государство полностью компенсирует ущерб всем, кто пострадал во время террористических кампаний «Космос Большой» и «Конец света под землей», и с первого декабря нынешнего года начинает выплаты всем держателям акций и владельцам подземной собственности в центральной Австралии и на Колыме. Последнее заявление Второго Государственного Лица так обрадовало граждан, что тот, кто понял, что было сказано до этого заявления, тут же и позабыл, всё, что понял. А тот, кто не понял, больше и не пытался понять и забыл, что следовало что-то понимать. Но все дружно поддержали Первое Государственное Лицо, Второе Государственное Лицо и всех Честных Политических Лиц Страны во всех их честных начинаниях и свершениях.

И тут же возобновилось движение по отмене в Стране моратория на смертную казнь. Какой мораторий, если нужно раздавить гадину! Движение началось снизу, и по всей стране пламенные инициативные группы организовали разумные обсуждения, перерастающие в страстные митинги с требованиями непременной и скорой смерти мерзавца.

В Пенделках, например, такой митинг прошел на Центральной площади города, а трибуной для возмущенных ораторов служил производимый местным заводом гигантский танк, известный не только всей стране, но и всему Восточному Миру. Разгневанный народ настаивал на том, чтобы отложить суд над Самаэлем до тех пор, пока не будет ясно: подлеца, покусившегося на Страну на её завоевания, на её Правительство и на её Первое Государственное Лицо, накажут по заслугам! Выступающие эмоционально перечислили и многочисленные, подобающие случаю виды смертной казни, согласившись друг с другом, что даже и всех их вместе будет недостаточно.

Были и другие митинги. И поддерживающие политику Первого, Второго и прочих Честных Политических Лиц, которые поддерживают честную политику, направленную против нечестных политических лиц, которые не поддерживают честную политику честных политических лиц. Они проходили под лозунгами «Жить стало более лучше, жить стало более веселей!», «Раз выбрали – надо терпеть!» и «Зае..ли либерасты!» и собирали всех, кому было что терять, кроме своих цепей.

И прочувствованные, исполненные огромных чувств к Первому Лицу, которое не пожалело собственных чувств и сочувственно пожалело тех, кого не пожалели бесчувственные и все, сочувствующие этим бесчувственным. Эти сопровождались массовыми благодарственными плачами, которыми те, кому уже больше нечего было терять, пытались выразить переполняющие их невыразимые эмоции по поводу того, что им вот-вот вернут потерянное. И поддерживающие, и прочувствованные митинги собирали всех, кого можно было собрать, и плавно переходили в народные гуляния, на которых в унисон веселились и те, кто поддерживал, и те, кто чувствовал.

Появилась и новая славная традиция, заложенная самой жизнью: огромными толпами ходить по улицам, скандируя честные лозунги и распевая всеми любимую народную песню:

К нам пришёл в начале Новой Эры,

Спас Страну Он и весь Божий мир.

Стал во всём для всех для нас примером

Наш Герой, Спаситель и Кумир.

Президент – гудят заводы,

Президент – дрожат уроды,

Президент – поют народы!

Президент – венец природы.

Спасибо, Президент родной,

За то, что сделал со страной!

Началась и народная патриотическая кампания по повышению обороноспособности страны, а значит, – и по реорганизации армии. Всем было очевидно: сделать её более надежной и профессиональной сможет лишь полный переход на контрактную систему. Служащий по контракту ежемесячно должен платить государству определенную сумму денег, а государство обязуется за это обеспечить его всем необходимым – от шнурков до баллистических ракет. Это обеспечит наличие всего, чего сейчас армии недостаёт, бережное отношение к армейской собственности и дополнительный стимул защищать в случае военных конфликтов всё, за что сам и заплатил. Разумеется, служба в различных родах войск будет стоить разных денег, ведь затраты в космических войсках существенно отличаются от накладных расходов в стройбате, там всего-то и нужно – купить форму да лопату. Но именно эта разница и даст возможность выбирать каждому то, что ему по душе и по карману. А служить по контракту следует обязать всех мужчин призывного возраста, так будет справедливо.

А пресса, словно голодная собака на кость, бросилась на арест Самаэля. Большая часть журналистских расследований и сенсаций касалась личности главаря. Было точно установлено, что он чеченец, дагестанец, татарин, чуваш, араб, еврей, немец, афганец, колумбиец, кореец, афроамериканец, калмык, алжирец, конголезец, андоррец, сомалиец, датчанин, якут. Писали, что отцом его является Бен Ладан, а матерью называли почти всех известных женщин мира от тридцати пяти до восьмидесяти.

В самых разных изданиях появились многочисленные интервью с его однокурсниками по Оксфорду, Сорбонне и Принстону, бывшими соседями, друзьями детства, товарищами по террористической подготовке в Пакистане и Афганистане, слугами, женами и любовницами. Рассказывали о его привычках и любимых им милых пустячках. Все сходились на том, что он умен, образован, необыкновенно хорош собой, харизматичен, мягок, открыт, честен и талантлив, но при этом ограничен, невежественен, чудовищно некрасив, ничем не примечателен, невероятно жесток, коварен, лжив и совершенно посредственен.

Сложность и необычность проведенных Самаэлем террористических акций заставила заговорить о появлении неотеррористов и о психо-терроре, направленном не на физическое устранение людей, а на разрушение их бедного сознания. В связи с этим обсуждались и те техники и практики, которые при этом применялись.

Большинство версий предполагало, что основным средством, позволяющим людям видеть то, что они видели, был мак. Вероятнее всего, казахский, он дешевле, а то народу ведь скосило немало, на всех дорогого не напасешься, даже если спонсируют мероприятие арабские шейхи. И каждого, кто видел всякие там белые двери, многорогих чудищ и свернутое в папироску небо, будьте спокойны, накормили этим самым маком. Кого – подсыпав в мороженое, кого – подмешав в пиво и другие холодные напитки. Разумеется – в массовом порядке, задействовав продажных работников молкомбинатов и пивных заводов, на всё готовых уличных мороженщиц и продавщиц винных магазинов. Хотя, может и не маком, а ЛСД, амфетаминами или мухоморами, но уж чем-нибудь непременно накормили или напоили, это и к гадалке не ходи.

Не исключено, что действовали и сильные экстрасенсы. У них там, на востоке, дервишей и волхвов – пруд пруди. Да и наших теперь развелось как грязи. И все на всё готовы, только деньги плати. Ведь наших женщин не разжалобишь. Но тогда чем, кроме гипнотических трюков, можно объяснить то, что маленькая девочка ухитрилась не только растрогать видавшую виды тётку, но и усыпить ее бдительность? Очевидно и то, что потом, под гипнозом, та раскурочила свою квартиру сама, а, очнувшись, все забыла. А кто, кроме человека в измененном состоянии сознания, будет вырезать цветы из собственного платья? И ничем иным, как мощным психическим воздействием нельзя объяснить то, что трезвые взрослые мужики на дорогих машинах, причем не всегда на внедорожниках, зачем-то заезжали на илистые берега рек Говняевок и в удушающие миазмами скотомогильники. А потом падали там в обморок, словно институтки, при виде всякого мусора. Хотя с мужиками, конечно, сложнее, кто их знает, трезвые они были или не трезвые? В трубочку-то они ни перед этим, ни после этого не дышали.

Многочисленные научные и технические экспертизы позволили утверждать, что некоторые эффекты, например, массовые видения второго августа, могли быть и результатом применения новейшей лазерной аппаратуры, при помощи которой было получено изображение на естественном экране, создаваемом облачностью. Специалисты брались с легкостью повторить подобное годика этак через три-четыре, конечно, при условии, что на создание аналогичной аппаратуры и постановку эксперимента будут отпущены достойные средства.

Что касается весеннего нашествия змей и атаки мухоловок, то уж что-что, а развести насекомых в квартирах, да тем более, весной, да тем более, в наших, не составляет никакого труда, тут и технологий не требуется. А уж наловить змей для выходцев из пустынь тоже проблемы не составляет. И все знают, что заклинать змей им не сложнее, чем любой нашей бабке приучить котишку к туалету.

Разумеется, в этом деле не обошлось и без пятой колонны. И с этим ещё предстоит разбираться. Но уже сейчас ясно, что все эти кисельные старухи, низкорослые санитары и плечистые медсестры – люмпены и бомжи, нашедшие себе лёгкий сезонный заработок. Об этом свидетельствует и их мерзкий вид, и тот факт, что обнаружить их среди граждан, проживающих в местах своей постоянной регистрации, до сих пор не удалось.

А участвовавшие в вакханалии дети – вне всякого сомнения, беспризорники. И зря все эти сердобольные верещат по поводу того, что страна должна заботиться о бродягах и брошенных детях, вон они как себя показывают. Вместо спасибо – к такой матери! Так что в целях общественной безопасности следует всем этим предателям поменять статус: сделать из беспризорных поднадзорными и предоставить постоянное место жительства в благодатных районах на самом севере Дальнесибирского плоскогорья.

Но в пятую колонну следует включить и всех тех, кто судачил, хихикал, забавлялся, поддавался на дешевые провокации, осуждал бездействие властей и не верил в то, что граждане нашего Отечества всегда под надежной защитой государства. Всех же, кто заподозрен на предмет принадлежности к пятой колонне, следует поставить на учёт в соответствующие органы, кроме тех, разумеется, кто уже состоит на учете в психоневрологических диспансерах.

Социологические же опросы в очередной раз подтвердили великую силу, безграничную доброту и бесконечно весёлый нрав русского народа. Потому что выяснилось, что многие тепло вспоминают события минувшего лета. Хохоча, рассказывают друг другу о том, как подрались с одной теткой в супермаркете из-за банки мелкого частика. Как целый месяц копали у себя на даче яму, уже выкопали метров десять глубиной и договорились на соседней стройке насчет двух машин бетона, но тут конец света кончился, и пришлось просто вылить бетон в яму, чтоб добру не пропадать и яму не закапывать, тем более что поганцы шофера назад деньги никак не отдавали. Как покупали у вьетнамцев на рынке таблетки сухой водки и соленые огурцы в порошках, чтобы всегда было, хоть в аду, хоть в раю. Как сшили родному Барсику огнеупорный костюмчик из асбестовой ткани, а рукав для хвоста пришили не на месте, и пришлось ещё один на месте пришивать, так что щеголять бы ему с двумя хвостами, да не судьба. Как выбирали председателя местного отделения «Зеленого фронта», и голоса разделились: половина – за того, кто за жизнь пропил самолет, половина – за того, кого ни разу в жизни в самолет не пустили. Как шарахались ночами от бледных морт-артовских девушек с чёрными кругами вокруг глаз, думая, что вот оно, дожили: вдоль дороги мертвые с косами стоят, и тишина. Как шуганули во дворе подошедшую на улице старушенцию, а когда пошли слухи про старушку, два месяца тряслись, как бы чего ни случилось, но потом оказалось, что это жэковская общественница пыталась на собрание пригласить. Как три здоровенных белотысячника пристали к какому-то черному, как головешка, парнишке, а он не негром оказался, а сильно загоревшим казахом, да ещё – и племянником начальника губернского управления ГИБДД, так что завязывать мужикам пришлось не только с общественной деятельностью, но и с личными автомобилями.

Помимо доброты и веселого нрава в электорате обнаружились удивительное бесстрашие и потрясающая готовность к риску. И многие из любителей искать приключения на все части тела с величайшим удовольствием вспоминали, как опрокинулась земля, и они повисли над ослепительной бездной, непонятно почему в нее не падая, словно мухи на потолке. И говорили, что ничего лучшего не испытывали за всю жизнь. Сравнить это ощущение не с чем, но если уж сравнивать, то американские горки покажутся неровностью на тротуаре, прыжок с небоскреба – шагом с подножки трамвая, а любовный экстаз – лёгким почесыванием. А одна молодая дама даже стихи написала:

Я родилась сегодня вновь:

Глаз переполнился увиденным,

И сердце захлестнула кровь,

Смывая память об обыденном.

После чего решила развестись с мужем и заняться прыжками с тарзанкой.

Совершенно же невероятная народная любознательность вполне объясняла, почему русская земля так богата капицами и ландау. А любопытно было многое. Почему на небе были одни старики и ни одной старухи? В жизни-то старух куда больше? Какие лица были у стариков – злые или весёлые, и если весёлые, то чему, собственно, они радовались? Сколько глаз было у всех тех многоглазых уродов, которых видели на небе? И почему именно столько? И глаза ли это были или может ещё какие-то неизвестные человеку органы? Как назывались те четыре помеси будьдогов с носорогами, что появились позже? Что было там, за этой самой дверью? Зачем она вообще была нужна, и почему все старики по очереди зашли именно в нее, можно ведь было и сбоку обойти? И куда девался ключ? А стулья? Что это за двадцать четыре стула таких, два раза по двенадцать? И к чему на том свете стулья? А беленький барашек – он кто? Кто скатывал небо? И кто потом его раскатал? Куда делись упавшие с неба звёзды? А тот летучий змей, которого видела бабка из Малых Мурок? Он, бедняга, наверное, может только летать и плавать, ходить-то ему трудно – лапы все разные? И почему его видела только та старушня, ведь полно ж неподалеку было девок и парней, которые в стогах кувыркались?

А та старуха с киселем случайно раньше в цирке не выступала? Уж больно Жорику с Весёлой ее лицо знакомым показалось? А мальчата эти и девчушки зловредные – это, часом, не труппа лилипутов? На детей-то не похожи, рожи морщинистые, раскрашенные. И животные с ними явно же были цирковые, уж больно наглые и облезлые. А вся эта картинка на небе – не голограмма ли? Или, может, уже появились какие-то новые технологии, масштабные три-дэ, которые транслируются на природные экраны? Эдакие IT-миражи? А тот мужик, что первым про конец света сказал по телику – он ведь подсадной? И все, кто расписывал весь этот конец света в газетах, они же тоже на этого Самаэля работали? А кто нагрел руки на этом конце света? Небось, не только арабы? А из какой статьи бюджета взялись деньги на компенсацию старушечьих гробовых, отданных за полёт на Луну? И вообще, может это всё…

На этом социологические опросы прекращались, а пересуды продолжались. На чужой роток не накинешь платок, и всякой ерунды наговорили под завязку. Потому что давно уже привыкли искать того, кому это выгодно, а всегда и всё выгодно известно кому. Но сейчас говорить об этом, конечно, не резон, потому что вот-вот примут те самые обещанные меры для примера, и тогда снова придется все интересное под столом на кухне шёпотом обсуждать при включенном радио и льющейся из крана воде. А то ведь претворять в жизнь новейшие инновации, собирая геносхемы и нанороботов в современном ГУЛАГе, мало кому охота. А время сейчас такое, что рабочие руки снова, ох, как нужны стране! Так что проехали, давайте лучше будем вспоминать то, что положено. Как весной все шарахались от любой старухи, как второго августа бултыхались в фонтанах не видящие даже светопреставления десантники, а разъяренную бабёшку не могли оттащить от опешившей змеи четверо здоровенных мужиков.

Но к декабрю сплетни притихли, а воспоминания притупились. Ведь если помнить всю ту дурь, что творится каждый день, то голов нужно иметь, не меньше, чем у змея из Малых Мурок. И когда полетели белые мухи, все уже дружно думали о будущем. Новый год был не за горами, а этот, бесноватый, уже почти прошел. Начиналась зима.
Эпилог
Зимнее солнцестояние: занавес
Белый свет больше не был ни прост, ни сложен. Он был абсолютно не нужен и совершено невозможен. И больше не был белым. И светом тоже не был. Было так дурно, что не получалось плакать. И так пусто, что нечем было дышать.

– Красавица, не проходите, посмотрите, какие цветы!

Цветы стояли в белых пластиковых вазах. Цветы не должны стоять в пластиковых вазах, даже такие. Одинаковые розы, все неинтересные, неестественные, непахнущие, на чересчур длинных, нарушающих гармонию стеблях. Белые и жёлтые хризантемы, слишком лохматые, неопрятные. Гвоздики – точно бумажные. Назойливо пёстрые герберы. Унылые блёклые лилии. Никем не любимые орхидеи. Раньше она любила цветы.

Она тронула пальцем жёлтую розу.

– Вот эту.

– Они все ваши. Но я знал, что вы выберете эту, она нетепличная.

Она подняла глаза на продавца. Стройный блондин с голубыми глазами ярко улыбался ей. Она подумала, как он неуместен здесь, что даже рядом с цветами он просто противоестественен в этом темном переходе, среди неразличимых людей. А потом подумала: так не бывает. А потом зарыдала.

– Тихо-тихо-тихо...

Он начал вытирать ее лицо ладонью, потом достал платок.

– Прошу вас, успокойтесь.

Но она все плакала и плакала, пока почти не наплакалась.

– Как это возможно?! Я думала, что больше не увижу вас.

– В этом мире всё возможно. Тут возможностей куда больше, чем в раю. А умереть – дело нехитрое. Почему бы не сделать это несколько раз? На Востоке именно так и поступают.

– Только вы можете шутить в такую минуту.

– Я должен вам кое-что сказать. Любовь продолжается даже после конца света. И после смерти.

– А полюбить можно кого угодно. Вы воспользовались своей силой.

–Я просто изменил слишком типичную историю. Вы же не любите типичные истории.

– Да, теперь всё стало особенным.

– Я пришёл за вами. Вы пойдете со мной?

– Куда угодно.

– Это единственный верный ответ.

– А что будет со всеми?

– Каждый получит своё. Вы хотите, чтобы я взял для вас цветы?

– Нет, я возьму только вот эту розу. И засушу её.

– Пусть остаётся такой.

– Вы правы, нынче никто не сушит розы. Только сливы и абрикосы, это практично.

– Уйдём отсюда. Очень хочется понести вас на руках, но место неподобающее. Дайте хоть руку.

И они скрылись в темноте.



Холодным тёмным вечером в день зимнего солнцестояния на ночном уже небе появились чёткие огненные буквы. И видно их было во всех концах Великого Города. И каждый, кто возвращался в этот час домой или просто шёл по улицам, смог прочитать бессмертные слова.



Пошел первый Ангел, и вылил чашу свою на землю: и сделались жестокие и отвратительные гнойные раны на людях, имеющих очертание зверя, и поклоняющихся образу его.

Второй Ангел вылил чашу свою в море: и всё одушевленное умерло в море.

Третий Ангел вылил чашу свою в реки и источники вод: и сделалась кровь.

Четвертый Ангел вылил чашу свою на солнце: и дано ему было жечь людей огнем. И жёг людей сильный зной.

Пятый Ангел вылил чашу свою на престол зверя; и сделалось его царство мрачно.

Шестый вылил чашу свою в великую реку, и высохла в ней вода.

Седьмый Ангел вылил чашу на воздух, и из храма небесного от престола раздался голос: совершилось!

И произошли молнии, громы и голоса, и сделалось великое землетрясение, какого не бывало с тех пор, как люди на земле. Такое землетрясение! Такое великое!

И город великий распался на три части.

И всякий остров убежал, и гор не стало.



– Думаешь, это снова он?

– Не знаю. Может, и у него появился преемник?

– Интересно, что им всем надо? Вот не лень людям, а?

– А что нужно было Иоанну? Всегда найдутся психи.

– Но есть одна хорошая новость. Нибиру к нам в этом году уже точно не прилетит.

– Сегодня же двадцать второе! Конец конца света. Даже обидно слегка. Конец света – и тот у нас недоделанный.

– И не говори. Всё-то у нас понарошку, всё как бы. Всё в фарс превращается.





Плакали сороки, застывали от горя вернувшиеся с юга журавли. Семейства медведей просыпались от зимней спячки и, рыдая, выходили из берлог. Волки с зайцами испуганно вставали во фрунт, отдавая дрожащими лапами заслуженную честь.
© Copyright: Афанасьева Вера, 2013